Новости дня

18 декабря, понедельник








































17 декабря, воскресенье





Колхоз «миллионеров»

0

Описали даже телевизор

– Сначала они нам письмо на бланке прислали, а потом сами приехали, – рассказывает жительница Михалково Людмила Неволина. Она уже на пенсии, 30 лет отработала в местном колхозе телятницей. – Увидели, что взять у нас нечего, и телевизор описали.

За Неволиной и ее мужем, кочегаром котельной, числится долг в 1 миллион 200 тысяч рублей. И таких «миллионеров» в Михалково – полсела.

За 4 года местные жители умудрились назанимать в банках 36 миллионов рублей. Вот только возвращать их местным жителям не с чего.

– В Шуйском районном отделе судебных приставов 139 исполнительных производств в отношении 53 жителей деревни Михалково и 37 производств в отношении колхоза «Наша жизнь» о взыскании кредитов – на общую сумму 12 миллионов 366 тысяч рублей, – рассказывает Татьяна Лепехина, сотрудник управления Федеральной службы судебных приставов по Ивановской области.

Кредитная история михалковцев началась в 2006 году, когда местный колхоз с символическим названием «Наша жизнь» в очередной раз оказался на грани банкротства. Банки кредитовать убыточное сельхозпредприятие отказывались, а на носу была посевная. Тогда председатель «Нашей жизни» Марина Захарова стала призывать работников занимать деньги в банках и передавать их колхозу.

– Захарова говорила, что мы не будем нести никакой ответственности, а долги по займам выплачивать будет колхоз, – рассказывает бывшая телятница Неволина. – Живых денег мы и не видели, только бумаги подписывали. 

Почему банки одобряли кредитные заявки колхозников? Потому что на бумаге те волшебным образом оказывались обладателями серьезных должностей и хороших зарплат.

– Я, например, по документам проходила ветврачом с зарплатой в 50 тысяч рублей. Во всей России ветврача с такой зарплатой не найдешь, а уж у нас в районе и подавно, – рассказывает доярка Любовь Латыпова. Она из мелких должников – на ней «всего» 180 тысяч рублей. 

Богачи без порток

Дорога от райцентра Шуя до Михалково проходит через поля. Часть из них давно не паханные, заброшенные. Кое-где уже пробиваются березки. Вот среди этих полей и расположились семь десятков одноэтажных домов да пять панельных двухэтажек, построенных в прошлом веке, когда михалковский колхоз-миллионер бил рекорды по надоям молока. От былого благополучия сегодня остались пустующая двухэтажка детского сада, заброшенные склады, разбитый асфальт на центральной улице, по которому в резиновых сапогах и фуфайках прогуливаются новоявленные «олигархи». 

Острая на язык доярка Люба Латыпова только успевает перечислять:

– Вон тракторист Володька Соколов пошел – на нем полтора миллиона рублей висит. А это тетя Нина с мужем – тысяч пятьсот банку должны. 

По кочкам тем временем ковыляет другая пенсионерка – Галина Куренкова. Помятое лицо, грязный плащ – приди она в таком виде в банк, охрана бы на порог не пустила. Тем не менее на Галину оформлен кредит в 130 тысяч рублей. Теперь половина из минимальной пенсии Куренковой уходит на погашение долга. 

– Вы напишите, что мы здесь все миллионеры, но только без порток, – горячится колхозница Федченко. – Многодетные матери – и те в долги влезли!

Колхозный бунт 

Крестьянских займов хватило не только на посевную, но и на новую технику, и первое время михалковцы были довольны. Заволновались они, когда местный почтальон стал приносить письма с требованием погасить задолженности. Но председатель Захарова людей успокоила, велела все письма приносить в контору. Но когда в конце зимы по домам пошли шуйские судебные приставы, описывая и без того скудное деревенское имущество, колхозники взбунтовались. Созвали собрание и попытались переизбрать председателя. Марина Захарова объявила его нелегитимным, бунтовщиков уволила и вместо колхоза «Наша жизнь» организовала новое предприятие – ООО «Наша жизнь», в которое перевела активы – сельхозтехнику и скот. Название вроде то же, а разница большая. Колхоз – хозяйство коллективное: каждый крестьянин свою долю имеет, а в ООО хозяйка одна. И обязательств у него перед работниками никаких: договоры с крестьянами на погашение банковских кредитов колхоз заключал – с него и спрос.

Татьяна Окаюмова, одна из организаторов собрания возмущенных колхозников, 20 лет проработала в «Нашей жизни». Она показывает листовки, которые председатель расклеивала в деревне. В них есть даже покаяние (орфография и пунктуация сохранены): «Да мы пошли с кредитами не потому пути, но давайте посмотрим правде в глаза, разве эти деньги вы брали для меня лично?» 

– Все село загнала в кредитную кабалу! – возмущается Окаюмова. – Да после этого стыдно должно быть людям в глаза смотреть! А ей хоть бы хны – всех недовольных объявляет чужаками и рейдерами! Только какие мы чужаки? Нам здесь жить, и нам здесь работа нужна. Я людей стала собирать, когда по приказу председателя на ферме скот резать начали, чтобы долги отдавать. Порежут коров, и что останется?

Спасение или мошенничество?

В кабинете председателя Марины Захаровой обстановка спартанская: два стареньких письменных стола, три стула и сейф в углу.

– Вот видите, как живем, – вздохнула хозяйка. – Я возглавила колхоз в 1992 году, в самые трудные времена, и до 2006 года мы вообще обходились без кредитов. Но оборудование и техника так износились, что дальнейшее хозяйствование было под вопросом. Из-за того, что не было свидетельства на собственность колхозного имущества, мы не могли ничего заложить в банках. Пришлось просить людей оформлять кредиты на себя. На эти деньги мы поставили новое оборудование на фермы, закупили тракторы и комбайны. При этом мы вернули банкам больше 20 миллионов! В 2008 году из-за кризиса выплаты приостановили.

По словам Захаровой, так как банки подают в суд на людей, то люди в свою очередь должны взыскивать эти задолженности через суд с колхоза. Правда, уже несуществующего.

Случившимся в Михалково сейчас занимается районная прокуратура.

– Проводится проверка на предмет выявления в действиях Марины Захаровой состава преступления, предусмотренного статьей 159 УК РФ «Мошенничество», – сообщил Марк Лукащук, помощник прокурора Шуи.

– Кроме того, против Захаровой возбуждено уголовное дело по статье 327 УК РФ «Подделка документов». Также за неисполнение судебных решений возбуждено уголовное дело по статье 312 УК РФ «Незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащего конфискации». 

По этим статьям Захаровой светит реальный срок. Вот только колхозникам от этого не легче. Прощать им кредиты банки не собираются, а отдавать не с чего – кредитная западня сработала, круг замкнулся, и разорвать его уже невозможно.

За возврат кредита отвечает заемщик
Выберутся ли колхозники из кредитной кабалы или они всю жизнь будут должны банкам, спросили мы у Антона Лелявского, адвоката Московской коллегии адвокатов «Князев и Партнеры»: 
 Банку все равно, как заемщик (физическое лицо) распорядится полученным кредитом: оставит себе или кому-то отдаст. Обязанность по возврату денег все равно лежит на заемщике. Поэтому судебные приставы будут пытаться взыскать с колхозников долг. Правда, если уголовное дело по фактам мошенничества председателя все же дойдет до суда, а колхозников признают потерпевшими, то они могут потребовать от обвиняемого возврата тех денег, которые были взысканы с них в счет уплаты банковского долга.


За возврат кредита отвечает заемщик
Выберутся ли колхозники из кредитной кабалы или они всю жизнь будут должны банкам, спросили мы у Антона Лелявского, адвоката Московской коллегии адвокатов «Князев и Партнеры»: 
 Банку все равно, как заемщик (физическое лицо) распорядится полученным кредитом: оставит себе или кому-то отдаст. Обязанность по возврату денег все равно лежит на заемщике. Поэтому судебные приставы будут пытаться взыскать с колхозников долг. Правда, если уголовное дело по фактам мошенничества председателя все же дойдет до суда, а колхозников признают потерпевшими, то они могут потребовать от обвиняемого возврата тех денег, которые были взысканы с них в счет уплаты банковского долга.


За возврат кредита отвечает заемщик


Выберутся ли колхозники из кредитной кабалы или они всю жизнь будут должны банкам, спросили мы у Антона Лелявского, адвоката Московской коллегии адвокатов «Князев и Партнеры»:
 Банку все равно, как заемщик (физическое лицо) распорядится полученным кредитом: оставит себе или кому-то отдаст. Обязанность по возврату денег все равно лежит на заемщике. Поэтому судебные приставы будут пытаться взыскать с колхозников долг. Правда, если уголовное дело по фактам мошенничества председателя все же дойдет до суда, а колхозников признают потерпевшими, то они могут потребовать от обвиняемого возврата тех денег, которые были взысканы с них в счет уплаты банковского долга.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания