Новости дня

13 декабря, среда































12 декабря, вторник














Людмила Гурченко. «Наша Люся»

0

В конце марта Людмила Гурченко получит кинопремию «Ника» в номинации «Честь и достоинство». О своем звездном пути актриса рассказала в автобиографических книгах. «Собеседник» нашел людей, которые лично знали школьницу Люсю Гурченко.

Отставала по математике

В первый класс Люся Гурченко пошла в 1943 году – после того, как из Харькова выбили фашистов. Все 10 лет она проучилась в женской украинской школе, рядом с которой жила. Сейчас на месте дома Гурченко книжный рынок, а школа (теперь это гимназия) осталась.

– Люся выделялась на фоне остальных, – вспоминает ее одноклассница Таисия Перель. – Особенно это было заметно в начальных классах. К пятому-то все выровнялись, стали ходить в передничках, а вот до третьего выглядели оборванцами – все, кроме Люси. В нашем классе много бедных детей училось. Мне, например, школа даже выделила ботинки и фуфайку. Платье у меня было сшито из пододеяльника, а Люся носила шерстяные платья, шелковые чулки.

Школьница Люся Гурченко была чистый гуманитарий – сочинения писала прекрасно, а с математикой дела не ладились. Подтянуться по предмету Люсе помогала отличница Тая Перель. Ее родители жили в коммуналке, где ютились еще 20 человек. Однажды Люся пришла к однокласснице на дополнительные занятия, вскоре после того, как в семье случилось несчастье – умер брат Таисии. Увидев убитых горем родителей одноклассницы, Гурченко встала в дверях комнаты и запела. На ее голос сбежались соседи. Таисия Григорьевна вспоминает, как у отца и матери просветлели глаза.

«Мне некогда – я буду актрисой»


Педагоги, учившие Люсю Гурченко, вспоминали, что и в школе она была такой же кокеткой, как в фильмах «Вокзал для двоих» или «Любовь и голуби» – точно так же подергивала плечиками.

– Люся была очень веселым ребенком, – рассказывает 88‑летняя Ольга Даниленко, которая учила будущую кинозвезду английскому языку в 9-м и 10-м классах. – Я ее заметила еще до того, как она ко мне попала. По школе ходила стремительно, на переменах все бегала в актовый зал, где стоял рояль. Аккомпанировала себе и пела песни из кинофильмов – даже те, которые по возрасту ей было рановато исполнять.

В кабинете, где занимался класс Гурченко, теперь учат школьников работать на компьютерах. Люся сидела за первой партой возле окна, с ее места виден Харьковский театр украинской драмы, сыгравший в судьбе ученицы Гурченко знаковую роль.

– Помню, там ставили спектакль «Ярослав Мудрый» и не успевали сделать декорации и костюмы, – рассказывает Таисия Перель. – Попросили директора школы, чтобы старшеклассницы помогли сшить. И мы все шили их в актовом зале. После этого нас стали пускать в театр днем и вечером, мы по сто раз посмотрели все спектакли и в результате знали всю украинскую классику.

Девочки так увлеклись театром, что запустили учебу. Как-то поздно вечером их шумную компанию увидела мама Люси Гурченко. Она пожаловалась директору школы, что вместо учебы школьницы ходят по театрам. 12 учениц вызвали на ковер, и походы на спектакли пришлось прекратить.

– Знаю, что актеры театра учили Люсю правильно подбирать интонацию, когда она со сцены читала им стихи или монологи, – улыбается Ольга Даниленко. – Так что для нее это было не только развлечением. А вот уроки Люся на самом деле не успевала делать. Запомнился мне диалог, который однажды между нами состоялся. Она в очередной раз не выучила урок. Я ей выговариваю: «Люся, смотри, как другие отвечают. А ты опять не готова». Она: «Мне некогда, я буду актрисой, мне нужно готовиться». Я объясняю: «Я тоже когда-то хотела быть актрисой, но это увлечение проходит. А вот знания ты теряешь». Люся на меня посмотрела – до сих пор помню, что она была одета в синее платье, – подумала немного и заявила: «А я все равно буду актрисой».

В семейном архиве Ольги Александровны хранится «Тетрадь для контрольных работ по английскому языку ученицы 10 «А» Людмилы Гурченко». Внутри – испещренные красным учительским карандашом страницы, стоят двойка, тройка и пара четверок. Но, несмотря на неважные отметки, актрисой Гурченко все равно стала – как и обещала.

Табу на «Что из тебя выйдет?»

В 1953 году выпускница школы Люся Гурченко уехала в Москву и поступила во ВГИК.

– После экзаменов она вернулась в Харьков, пришла в школу, – вспоминает Ольга Даниленко. – Похвасталась, что хорошо написала сочинение. Говорит: «Мне задали такую сценку: родители запрещают тебе гулять допоздна. А ты загулялась. Как ты себя в этой ситуации поведешь?» После этого Люся повернулась и вышла из учительской. Спустя несколько минут возвращается босиком, туфли двумя пальчиками держит и тихо-тихо ступает по полу. Было очень смешно!

В 1956 году на советские экраны вышел фильм «Карнавальная ночь», который принес Людмиле Гурченко первую известность. Каждая следующая картина добавляла ей славы. Со временем актриса окончательно обосновалась в столице, перевезла туда из Харькова родителей. С одноклассницами почти не встречалась, родной город визитами не баловала. Один из ее редких приездов состоялся в марте 2000 года. Никого не предупредив, актриса пришла в школу на Рымарской.

– Выхожу из своего кабинета и вижу живую Гурченко! – рассказывает директор гимназии Александра Зуб. – В черном костюме, шляпке, в перчатках, гуляет одна по коридорам. Я дар речи потеряла, едва ее отчество вспомнила. Людмила Марковна зашла в свой класс, показала место, где стояла ее парта. Мы разговорились. Она прочитала наизусть несколько стихотворений украинских поэтов – у нее чудесное произношение. Я ей рассказала, что в гимназии возрождены женские классы. Людмила Марковна ответила: «Это очень хорошо, я лишь спустя годы поняла, как мне повезло учиться именно в женской школе». В книге она пишет, что учителя часто вздыхали: «Гурченко, Гурченко, ну что из тебя выйдет?» Я запретила своим педагогам говорить ученикам такую фразу, потому что видите, кем стала наша Люся!

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания