Новости дня

18 февраля, воскресенье





























17 февраля, суббота












16 февраля, пятница




На войне как на войне: нет пощады сатане!

0

Решив разобраться с частным музеем Булгакова «до полного выселения», «экс-швондер» дома №10 на Большой Садовой – Александр Морозов засыпал заявлениями о разгуле там нечистой силы все инстанции вплоть до Верховного суда.

Посадили бабу на кол

От скверика в Ермолаевском переулке к Патриаршим прудам, оглашая окрестности псалмами, вышагивали благообразный гражданин в рясе и с большим деревянным крестом в руках, парень с иконой и старушки в темных платках. Процессия подошла к дому №10 на Большой Садовой и во дворе предала анафеме посетителей и работников Булгаковского культурного центра.

– Каждое воскресенье маршируют, – вздохнула одна из сотрудниц. – С 13.30 до 14.30. Их главарь Сан Саныч Морозов на последнем этаже живет – над входом в музей. То землю нам под ноги бросит, то сверху химикатами польет – одежда даже цвет теряет. То горсть песка метнет и смеется вместе с женой: «Что, ведьмы, глаза щиплет? Песочек-то освященный!» Как-то свою «Ниву» к входной двери прижал. Тогда парковочные столбики ограждения с лентой у входа поставили, а жена Морозова заявила, что мы ее на кол посадили...

Теперь на месте столбика чугунный фонарь…

– Конфликт начинался, когда Морозов работал алтарником в церкви Покрова на Лыщиковой горе, – рассказал «ЖГ» директор Булгаковского культурного центра Николай Голубев. – Мы приехали туда, исповедались, причастились и попросили батюшку нас с Морозовым замирить. Сан Саныч требовал прекратить демонстрацию слайдов с Воландом, мы согласились, а он накатал заявление в прокуратуру, что я разжигал национальную рознь...

Жильцов морозили, а дом палили

В доходном доме на Садовой,10 когда-то жили адвокаты, художники и студенты МГУ. После революции он стал одним из первых домов-коммун в Москве, куда заселили семьи рабочих с ближайших фабрик.

Дом годами не ремонтировался: деревянные перекрытия гнили, коммуникации приходили в негодность, а место, где разворачивались события романа «Мастер и Маргарита», привлекало толпы паломников. Два года в «нехорошей квартире» действовала «Академия хиппи», но однажды кто-то недосмотрел за самодельным камином — и дом загорелся...

В начале 90-х в ту пору мэр Москвы Гавриил Попов передал его инвесторам – ЗАО «Садовая,10». Фирмачи перевели помещение в разряд нежилых, отключили отопление и горячую воду, дыры на крыше прикрыли полиэтиленом и начали вымораживать квартиросъемщиков. Борьбу с разрухой возглавил управдом – бывший фотограф Александр Морозов.

В 2000 году управа ЦАО подала на инвесторов в суд и разорвала контракт, мученики коммуналок приватизировали комнаты и выехали затем в отдельные квартиры. Костяк активистов распался, а Морозов каким-то чудом прописался на 170 квадратных метрах элитной квартиры, которую некогда занимал владелец дома и основатель фабрики «Дукат» – Илья Пигит.

Управа устроила конкурс инвесторов на каждую квартиру. Только поменяв перекрытия, сделав капремонт и пройдя госприемку, они становились собственниками. В те годы квадратные метры в центре Москвы еще не были золотыми, и адвокат Николай Голубев «реанимировал» одну из квартир и продал ее.

– Слишком велико было желание организовать музей Булгакова, – объяснил он «ЖГ». – Отремонтировали подвальное помещение. Управа отдала его нам в аренду, вынудив выехать две фирмы, которым «вчерную» сдавал площади Морозов. Новым управдомом выбрали меня, дом привели в порядок. И началась судебная война… управдомов.

Где взять справку, что ты не упырь

Однажды на Патриарших Сан Саныча Морозова избили бомжи. Выздоровев, он примкнул к организации «Жизнь без страха иудейска». «В ночное время в спорном помещении собираются ведьмы, колдуны, вампиры, медиумы, дьяволицы и прочая нечисть!» – сигнализировал Морозов в милицию и прокуратуру и за год успевал поучаствовать в сотнях разных судов.

– Судьям он вещал, что я его убил, а он чудом воскрес, что мы – вампиры и «жидовствующие», а не христиане, – рассказывает Голубев.
– Пришлось брать справку у стоматолога, что клыки у меня – обычные... Морозов тоже брал – что вменяем.

В декабре 2006-го Сан Саныч попытался вернуть квартиру на Садовой «выселенной» 8 лет назад в трешку у Никитских ворот экс-жене своего друга-участкового. Он забаррикадировался в помещении, выделенном детской театральной и фотостудии, выкинул из окон на припаркованные авто реквизит, ноутбук и фотоработы Елены Мартынюк. Затем вызвал себе скорую и отсигналил в ФСБ, что «булгаковцы» организовали детскую порностудию. Силовикам предъявили «повзрослевших» фотомоделей…

После погрома возбудили уголовное дело. Морозов не являлся к следователю год, успев отсудить у «булгаковцев» синий диван и часть экспонатов и пожаловаться в Арбитраж на приставов, изымавших вещи. Наконец охотника на ведьм на неделю все-таки поместили в Бутырку.

Вопрос об изменении Морозову меры пресечения решался в Таганском суде. Туда явились и сотрудники Булгаковского центра, а к финалу подкатила скорая и увезла друга Морозова – Валерия Котелевского, весь суд читавшего псалтырь...
Заявление о том, что Голубев «с разворотом ударил Котелевского в правый глаз и метнул в толпу клевретов», подали через полгода: когда стерли записи камер наблюдения.

Потянулись суды. Наконец объявился свидетель-казак и рассказал, что он резко вскочил со скамейки, отчего псалтырь попал Котелевскому в глаз. Судмедэксперты подтвердили: травма не опасна для здоровья. Голубев оправдан и собирается подавать иск на сутяжников, а заявления-проклятия с разоблачением нечистой силы на Большой Садовой,10 продолжают поступать в инстанции «по расписанию».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания