Новости дня

12 декабря, вторник






























11 декабря, понедельник















Города-герои. Новороссийск.

0

Награда не нашла героя

Новороссийск – единственный город из «героев», где до недавнего времени, кроме статуи Ленина, стояли только памятники, посвященные Великой Отечественной. Лишь три года назад здесь установили два монумента, не связанных с войной – «Основателям города» и «Морская слава России». Да и статус города-курорта в Краснодарском крае получили, кажется, все города Черноморского побережья – Сочи, Анапа, Геленджик… Кроме Новороссийска. Со званием «город-герой» ему тоже не везло: его присвоили лишь в 1973 году – и то под давлением Брежнева, который здесь воевал.

Сегодня ветеранов, которые сражались за Новороссийск, в городе осталось всего 58 человек. Лишь десять из них ходят, слышат и говорят без посторонней помощи.

– Не Брежневым единым мы живы! – шутит при встрече один из них, 87-летний Александр Москалец. – Мало кто придал значение тому, что 2010-й – первый юбилейный год Победы, прошедший в президентство Медведева. Для меня он не только глава государства, а еще и внук моего боевого товарища, ныне покойного Афанасия Федоровича Медведева. Мы вместе с ним за Родину сражались.

Не случайно, уверен ветеран, именно в мае этого года его пригласили… в Кремль, на встречу с президентом:

– На поезде добирался с больной ногой почти двое суток, но ничего, зато Дмитрий Анатольевич приколол мне на грудь орден Красной Звезды. Его присудили еще в 1943 году, но вручить позабыли.

После приема в Москве об  Александре Александровиче местные власти не забывают. Так везет далеко не всем.

– Обидно, что тем, кто с Медведевым не связан, старые ордена не находят. мое наградное дело утонуло в Керченском проливе. Сколько ни писал в Мин-обороны с просьбой помочь – ответа не пришло, – вздыхает другой ветеран, 84-летний Александр Ткаченко.

Не удается ему добиться и адекватной поддержки от властей. Не так просто здесь живется тем, кто не шел в атаку вместе с дедушкой президента.

– Нам на ежемесячные медрасходы выдают 613 рублей. А у меня только на четыре укола в месяц уходит 14.212 рублей. Мне какие-то еще процедуры нужны, но на них ни копейки не остается. Я же не прошу больше денег выделять, – непонятно, за что, оправдывается Александр Федорович. – Пусть продают мне лекарства не в аптеке, а в поликлинике, по себестоимости. Отвечают: не положено.

Сгущенка за победу

Вот так поддерживают ветеранов в городе, где состоялась битва, по силе уступающая немногим. Когда в августе 1942 года немцы оккупировали город, нетронутым оставался лишь небольшой район – между Цемесской бухтой и окраиной. Позднее этот мыс в 30 кв. км назвали Малой землей. С февраля 1943 года на нее для отпора фашистам бросали десант за десантом. За 225 дней обороны – около 60 тысяч человек. Сейчас на этом мысе стоит памятник «Взрыв» весом в 1,25 тонны. Столько боеприпасов фашисты в среднем сбросили на одного бойца.

– На меня из них где-то 12 тонн пришлось, – рассказывает Москалец, один из немногих выживших «малоземельцев». – Самое страшное было высадиться. Мой отряд глубокой ночью на катере подвезли к этой скале.  С него мы выпрыгивали на берег и тут окапывались – лопатами, ружьями, ногтями… Кто не уложится за пару минут – погибнет, место-то у оккупантов пристрелянное.

Постепенно они построили целый подземный город из отдельных комнат и перекрытий. Позаботились обо всем – даже о библиотеке с баней.

– На кухне придумали хитрую вытяжку – через ложную трубу. Чтобы противник, если завидит дым, палил над пустой комнатой, а не над столом с провизией! – гордится Москалец. – Ее нам подвозили с берега на осликах. Кому-то они напоминали о детстве, и их ждали, казалось, чуть ли не больше, чем еду. Самое вкусное из привезенного – банку сгущенки и три плитки шоколада – нам разрешили распечатать в день одной памятной победы.

Дело было так. К дню рождения Гитлера оккупанты готовили атаку на Малую землю. Планировали выкурить наших из убежищ, перебить и сбросить в море. Узнав об этом, Москалец с товарищами сделали такой ход: за ночь нарисовали на простыне портрет Гитлера в виде волосатой свиньи, убегающей от красных знамен, и утром вывесили его у переднего края лагеря. Немцы растерялись, целый час решали, можно или нет палить по фюреру, пусть и неприглядному. В итоге упустили время – и наступление сорвалось.

«Глотка дьявола»

Если про Малую землю еще знают, то роль Новороссийского шоссе, идущего вдоль Цемесской бухты в сторону Кавказа, почти забылась.

Там шло не менее важное сражение, которое остановило немцев от продвижения на Кавказ, рассказала мне Тамара Юрина, изучающая военные архивы Кубани всю жизнь.

Мы идем с ней по шоссе, разделяющему два цементных завода – «Пролетарий» и «Октябрь» (сегодня это одно коммерческое предприятие). Первый захватили немцы, второй удерживали наши. Целый год, с сентября 1942-го по сентябрь 1943-го, между ними шла ожесточенная перестрелка. Сдай новороссийцы тогда свои позиции – и фашисты захватили бы стратегическую дорогу на Кавказ.

– Участок между двумя заводами немцы прозвали «глоткой дьявола». Немногие тогда из нее вырвались, – вспоминает Александр Ткаченко, участник той битвы. Когда он с отрядом взяли штурмом «Пролетарий», больше всего его поразило то, как фашисты готовились к осаде.

– У них на столах мы нашли столько припасов! Шнапса нескольких видов... Самое впечатляющее – законсервированный белый хлеб 1939 года выпечки!

…Самую большую

победу новороссийцы одержали в 1940-х. Теперь, в 2010-х, им нужна еще одна: сделать так, чтобы обо всех ветеранах заботились достойно.

– В будущем году на День Победы мы ждем в гости внука Афанасия Медведева, – улыбаются Москалец и Ткаченко. – Надеемся, у президента найдется время не только для тех, кто знал его деда, но и для всех ветеранов.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания