Новости дня

10 декабря, воскресенье
























09 декабря, суббота


















08 декабря, пятница



Дать жизнь или отнять?

0

В 2007 году в Волгограде был запущен эксперимент под условным названием «Стоп аборт!» Женщины, решившие прервать беременность, должны были предварительно встречаться с психологом и священником. Идею эту активно критиковали, однако она дала результат, во многом неожиданный даже для инициаторов эксперимента: как минимум одна из 10 женщин, настроенных на аборт, меняла свое решение.

«Мне снился ребенок. Он меня осуждал»

Попытки улучшить демографическую ситуацию таким образом действительно одобряли далеко не все. Волгоградские женщины увидели в этом ущемление своих прав. Скептики предрекали программе скорую гибель, тем не менее городские власти выделили на нее средства, в штатах женских консультаций появилась должность медицинского психолога, а на территории одной из них открылся антикризисный центр «Будущим мамам», где с беременными стал беседовать православный священник.

Предполагалось, что встреча с психологом и священником будет делом добровольным, однако в то же время обязательным. От гинеколога женщина, заявившая о решении сделать аборт, шла к психологу – это обязательная часть программы, беседа со священником – добровольная.

В 2007 году отец Алексей (Тарасов) обратился в администрацию города с просьбой помочь общественному православному движению, выступающему против абортов. Мэр Волгограда Роман Гребенников идею поддержал, и во всех 9 женских консультациях города ввели должность медицинского психолога, обязанностью которого стало предабортное консультирование. Если разговор с таким психологом положительного результата не приносил, решившейся на аборт женщине выдавали справку на прерывание беременности, предварительно предложив побеседовать еще и со священником. Так дело обстоит и сейчас.
Прием посетительниц в центре «Будущим мамам» расписан на неделю вперед – на каждую беседу с отцом Алексеем, настоятелем храма Сергия Радонежского, отведено около 30 минут.

В коридоре ждет приема 20-летняя Наталья. Год назад она уже делала аборт – говорит, что тогда была безмужней студенткой и ребенка не потянула бы. В тот раз Наталья была твердо уверена в своей правоте. Но через месяц после операции перестала спать.

– Мне снился ребенок, – признается она. – Мне казалось, что это мой неродившийся малыш осуждал меня за то, что я сделала.

Наталья говорит, что была сильно напугана, узнав о новой беременности. В женскую консультацию шла, как овца на заклание, – с мыслями об аборте, но уже через несколько минут разговора с психологом решила оставить ребенка. Вскоре отец будущего малыша предложил Наталье выйти за него замуж.

– Наверное, это самое важное, что я сделала в жизни за свои 20 лет, – говорит она. И смущаясь, объясняет, зачем пришла к священнику, если делать аборт не собирается: – Надеюсь, отец Алексей поможет мне справиться с переживаниями, связанными с прерыванием предыдущей беременности.

Несмотря на то, что церковь однозначно осуждает аборты, отец Алексей, по его словам, своего мнения женщинам не навязывает:

– Чаще всего они приходят в центр с уверенностью, что аборт не убийство. Одна выразилась, что плод не человек, а неодушевленный продукт зачатия и она не видит ничего плохого в том, что имеет право избавиться от него только из-за длительной бизнес-командировки. Переубедить ту женщину не удалось. Другой я рассказал, что каждый эмбрион несет полный хромосомный набор отца и матери, а значит, это уже человек. От аборта она отказалась.

Некоторые приходят к отцу Алексею… из интереса – послушать, как священник будет отговаривать от аборта. Благоухающая дорогим парфюмом брюнетка без стука распахивает дверь кабинета:

– Где тут батюшка? Мне бы справку подписать на аборт!

Отец Алексей предлагает ей присесть, давая понять, что без беседы ничего подписывать не станет. Девушка, представившаяся почему-то Ванессой, фыркает:

– Мне детей сейчас не надо! Я сама ребенок – петь и веселиться хочется! Да и вообще, если женщина решила сделать аборт, она его сделает – с беседами или без.

Логично. После ухода Ванессы отец Алексей говорит, что таких посетительниц – большинство. Их мало волнуют понятие греха и демографическая ситуация, гораздо больше – личные планы и финансовый вопрос. Получается, что в большинстве случаев «задушевная терапия» волгоградских борцов с абортами – не что иное, как промывка мозгов и пустая трата времени. Переубедить удается лишь тех, кто колеблется между «да» и «нет» – между родами и абортом.

«Иногда нужно просто пожалеть»

Елена Нестерова работает в одной из женских консультаций города медицинским психологом уже четвертый год. В 2007 году, когда эксперимент «Стоп аборт!» только начался, беременные волгоградки воспринимали необходимость беседы с ней в штыки.

– Многие приходят с твердым решением прервать беременность, – рассказывает Елена. – Заявляя об этом, беременные не подозревают, что переживают мощный эмоциональный период, что в организме бушуют гормоны. В такой момент женщина уверена, что ее мнение непоколебимо, и потому требуется индивидуальный подход. Одной нужны сухие факты о вреде аборта, другой – намек, что в старости некому будет подать стакан воды. Но в большинстве случаев будущих мам нужно просто пожалеть...

Нестерова говорит, что часто на приеме женщины рассказывают о вещах, далеких от их положения. Жалуются, что пьет муж, что нет нормального жилья, что начальник – деспот, что нет контакта с родителями. То плачут и рассказывают о неудавшейся личной жизни, то, наоборот, хвалятся успехами. И все вроде как оправдываются перед психологом за решение сделать аборт.

– У меня есть муж, дети, но вот произошла нелепая случайность – на встрече выпускников встретила свою первую любовь, и в итоге – беременность, – призналась 30-летняя Марина. – Мне срочно нужен аборт, а психолог пытается убедить оставить ребенка. Для чего? Чтобы муж узнал об измене и подал на развод? Как я буду жить с тремя детьми одна?

Студентка Валентина тоже считает, что рожать ей сейчас нельзя:

– Мы с мужем учимся на третьем курсе, живем в общежитии. Нет условий, чтобы растить малыша. Но приходится идти к психологу, краснеть за свой поступок и еще больше сожалеть, что случайно залетела.
Нетрудно понять, почему небогатые не рискуют рожать. Убедить женщину безмужнюю, живущую с родителями на скромную зарплату, что ребенок ей необходим, психологу и священнику не всегда удается. Возможно, потому процент женщин, решившихся сохранить беременность после «задушевной терапии», все-таки невысок. В городском департаменте здравоохранения говорят, что около 15 процентов от общего числа посетительниц кабинета психолога отказываются от аборта. С начала прошлого года из 1267 беременных волгоградок, обратившихся в женские консультации по поводу прерывания беременности, 137 передумали. Много это или мало?

Много это или мало – 137 детей, которые могли и не родиться?

Тысяча спасенных

Алексей Шкляр, главный акушер-гинеколог департамента здравоохранения администрации Волгограда:

– В первом полугодии 2010 года в Волгограде на свет появились почти 7 тысяч малышей. 4 тысячи были убиты в утробе, но число абортов могло быть и больше. За три года благодаря работе психологов, ведущих предабортное консультирование, и беседам с православным священнослужителем более тысячи женщин отказались от прерывания беременности. Такие показатели позволяют говорить, что эксперимент затевался не зря.

а где еще?

Волгоградская область – не единственный регион, где решившиеся на аборт женщины проходят через разговор со священнослужителем. К примеру, есть такая практика и в Ирбите Свердловской области.

Свердловские медики ждут от эксперимента положительных результатов, поскольку статистика на Среднем Урале печальная: на 50 тысяч родов приходится примерно столько же абортов. Там для бесед с беременными стали приглашать не только православных священников, но и представителей других вероисповеданий.

В 2008 году подобный эксперимент начался и в Мордовии. В поселке Зубово-Поляна местный священник отец Сергий стал дважды в неделю приходить для бесед с беременными в женскую консультацию.

– Сейчас дело отца Сергия продолжает священник Серафим, – рассказала зубово-полянский врач-гинеколог Людмила Костина. – Благодаря батюшке 2–3 детей в месяц мы спасаем.

 

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания