Новости дня

17 декабря, воскресенье






























16 декабря, суббота















Астахов против родителей Лизы Фомкиной

0

Детский омбудсмен Павел Астахов заявил, что родители Лизы Фомкиной могут быть привлечены к уголовной ответственности. 

В Орехово-Зуево сегодня похоронили 4-летнюю Лизу Фомкину и ее 39-летнюю тетю Марии. Девочка и ее тетя, страдающая психическим расстройством, заблудились в лесу 13 сентября. Нашли их спустя 9 дней добровольцы-волонтеры. Сейчас многие уверены: если бы милиция и МЧС действовали оперативнее, Лизу и Марию можно было бы спасти. Но судя по всему, власти виновных уже нашли.

В субботу Уполномоченный по правам ребенка при Президенте РФ Павел Астахов заявил, что родителей погибшей девочки можно привлечь к уголовной ответственности по статье 156 УК РФ «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего». По его мнению, Фомкины поступали безответственно, оставляя девочку с психически нездоровой родственницей.

Вот только дочь свою Фомкины доверяли бабушке, вместе с которой жила тетя Лизы. Да и сама она, 39-летняя Мария Фомкина, не была монстром. Соседи описывают ее как тихое, беззлобное создание с интеллектом 13-летней девочки.

В детстве я знал такого человека. Мне было 7 лет, Валере – под 30. Он работал грузчиком в продуктовом магазине, а по выходным ходил на рыбалку с нашей уличной пацанской компанией. Матери наши кричали ему вслед: «Валер, ты присматривай за ними!», и он довольно кивал. Но едва мы сворачивали за угол, как Валера подмигивал: «А побежали на перегонки!». Интеллект у него был, как у 12-летнего ребенка, и ему очень нравилось, что никто из нас, малышни, не может его догнать. Но прибежав к реке, он вспоминал о том, что несет за нас ответственность, расставлял нас с удочками вдоль берега и наблюдал, чтобы никто не упал в воду. Если у кого-то путалась леска, Валера распутывал, приговаривая, как его здоровые сверстники: «Эх, дети, дети. Ничего вам доверить нельзя!»

А потом к нам на улицу переехал мальчик Антон. Его мать, увидев, с кем нас отпускают на рыбалку, подняла крик. Наши матери пытались заступиться за Валеру, но как-то неуверенно, сомневаясь. Одному за другим нам запретили с ним общаться. Если бы я был писатель, обязательно сочинил бы историю о том, как кто-то из нашей компании после этого стал тонуть на реке, а Валера спас, хотя никого спасти он в реальности не мог, потому что не умел плавать. Или же наоборот – не спас, но все поняли, что под его присмотром дети были в безопасности. Ничего такого с нами не случилось. Просто однажды я случайно заглянул во двор дома, где жил Валера, и увидел, как он сидит на крыльце и жалуется отцу: «Со мной не дружат, я правда дурак!» Отец гладил его по голове: «Сами они дураки!» Таким он мне и запомнился.

Что же касается погибшей Лизы Фомкиной и ее тети, то никто уже не узнает, как и почему они оказались в лесу – все лишь догадки. Но обвинить родителей во всех бедах сейчас проще всего, особенно из уютного кабинета, не зная семью. История к тому же громкая, как не высказаться, если ты главный по детям?

Только, может быть, не стоило трогать родителей, хотя бы до похорон?

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания