Новости дня

23 октября, понедельник







































22 октября, воскресенье





Сказка имени Путина?


Во Владимирской области появился колхоз имени Путина. Местные фермеры искренне верят, что фамилия президента не только будет гарантом хорошего урожая, но и озарит путь в светлое будущее.

Ковчег для фермера

Ковров – милый городок на правом берегу реки Клязьмы. Таких в России тысячи – со стареющим населением, хиреющим производством, обязательной церковью и легендой. Местный фермер Павел Григорьев рассказал, что в былые годы неподалеку пролегал маршрут крестного хода «Под звездой Богородицы», с которым было связано много чудес. В Ковров верующие не заходили, но Григорьеву удалось чудесным образом уговорить часть паломников свернуть с маршрута, чтобы благодать освятила и эту землю.

Фермеров в Ковровском районе официально более полутора тысяч. Реально, правда, работают всего 16 человек. Идею с колхозом имени Владимира Путина поддержали семеро.

– Мы, строго говоря, не колхоз, а сельскохозяйственный производственный кооператив – сокращенно СПК, – поясняет Павел. – Колхоз в наше время в советском смысле не возродить. Собственники не будут вести хозяйство на коллективных началах. И по моему мнению, сельское хозяйство в России оттого и находится в запустении, что все сейчас сами по себе. Поэтому мы с товарищами создали колхоз. Вот он, красавец! Две тысячи гектаров!

Машина останавливается среди бескрайних полей. Григорьев широким жестом показывает на сочную траву. Собственно, больше ничего тут и нет. Надеваю очки, но разглядеть удается только тучи комаров.

– Мы всего месяц назад зарегистрировались, чего вы хотите? – говорит Павел Мольков, тоже учредитель «путинского» СПК, а по совместительству мелкий предприниматель. – Первые ковчеги тут появятся только к августу.

Черви-старатели

– Ковчег – это гибрид коровника и теплицы, – рассказывает Мольков, разложив прямо на капоте машины чертежи. – Как-то я подсчитал, что строительство обычного коровника обходится в 15 миллионов рублей, а теплицы – в 10. Зато если их объединить в одном помещении, затраты составят всего 1,5 миллиона.

Пока я пытаюсь понять эту странную арифметику, ковчегостроитель объясняет, за счет чего такая экономия:

– Все просто: с южной стороны – растения, с северной – животные, и все под одной крышей. Посередине – свободный проход для фермеров. Размер каждого ковчега – 20 на 50 метров. По санитарным нормам в один можно поселить 100 коров, свиней, овец, коз или 200 гусей или кур. Выращивать тут можно до 10 тонн любых овощей. В центре ковчега мы посадим еще червей-старателей, которые будут создавать плодородную почву, а стены у нас будут из двойного поликарбоната, который и дешев как материал, и свет пропускает. Животные выделяют углекислый газ, который поглощают растения, растения – кислород, который нужен животным. Даже на отопление не придется тратиться, так как тепло животных будет обогревать растения.

Звучит заманчиво. Теперь надо, чтобы в эту идею поверил кто-то, кроме учредителей, и согласился переехать из обжитых мест в ковровское чисто поле. Поселение из будущих переселенцев, кстати, назвали тоже ярко: Счастливое. И хотя ни одного ковчега пока еще не построено, жилье для «счастливцев» уже стоит. И тут не обошлось без Путина.

– Дома у нас тоже новаторские, мы их путинками назвали. Хватит народу жить в хрущевках, пора в путинки переселяться! – восклицает Григорьев и приглашает, пока меня окончательно не сожрали комары, в путинку.

Путинка без ЖКХ

Два дома стоят неподалеку вдоль размытой грунтовки: один готовый, другой строится. Это деревянные двухэтажные строения с сантехникой, а в остальном – обыкновенная дача.

– Путинка – новое слово в строительстве, – утверждает Павел Мольков. – Она полностью экологичная, пожаробезопасная и недорогая. Стены дома – как слоеный пирог, состоят из дерева, минеральной плиты и гипсокартона. Готовая путинка с сантехникой стоит 1,5 миллиона рублей. На отопление благодаря газовому котлу и системе канализации, которая самостоятельно перерабатывает отходы жизнедеятельности в газ, переселенцам придется тратить 2,5 тысячи рублей в зимние месяцы и 200 – в летние.

– И никаких грабительских тарифов ЖКХ, – вставляет Павел Григорьев. – А я, между прочим, у себя в Коврове только за отопление двухкомнатной квартиры по 6 тысяч рублей в месяц плачу! (Мы в редакции засомневались, но, проверив тарифы на ЖКУ в Коврове, подсчитали, что такие расходы вполне возможны. – Авт.).

Григорьев уверяет, что с радостью переедет из города в колхоз Путина и станет одним из первых фермеров, кто будет по-новому выращивать огурцы-помидоры, разводить коров и кур. Пока таких, кто готов выкупить или оформить в ипотеку путинку и ковчег, набралось пятеро.

– Все представляют разные слои общества, – говорит Григорьев. – Одна семья – многодетная, то есть моя, вторая – казаки, третья – предприниматели, четвертая – с инвалидом, пятая – не местные.

Все семьи за неимением готовых ковчегов пока живут в Коврове, только семья №4 – неподалеку и готова рассказать, почему поверила в колхоз имени Путина.

Зязиков разрешил

Семья Котовых живет в паре километров, в поселке Большие Всегодичи, в неказистом сереньком домике барачного типа. Встречать меня и фермеров вышел целый зверинец: выбежали козлята и куры, выглянули коты, приветственно проблеяли овцы и промычали коровы. Все это беспокойное хозяйство принадлежит сорокалетней Наталье Котовой, передвигающейся на костылях, и ее мужу Дмитрию, которому немного за тридцать. На нелегкий быт и оторванность от цивилизации супруги не жалуются – даже рады, что вокруг нет дачных товариществ, которые мешали бы пасти скот.

На мой взгляд, им вроде бы и не надо в ковчег, раз справляются своими силами, но что-то их туда тянет. Может, имя президента?

– Нам надоело жить, как в колхозе, хотим в настоящий колхоз! – замысловато объясняет Наталья. – Я вот что имею в виду: мы здесь со своим хозяйством ютимся, как в прошлом веке. Все сикось-накось, сами видите: в одном дворе и люди, и куры, и козы. Мы бы хотели цивилизованно: утром пришел в ковчег, отработал весь день, а вечером домой, телевизор смотреть.

Большинство россиян давно свыклись с мыслью, что сельское хозяйство у нас развалилось и ничем уже горю не поможешь. Может, так же рассуждали и наши праотцы перед приближением потопа, и только Ной стал строить ковчег. Только при чем тут Путин? Он вообще знает об этом колхозе?

– Нет, – признался Павел Григорьев. – Но товарищ Зязиков (заместитель полпреда президента в Центральном федеральном округе. – Авт.) дал нам добро на это название. Путин – национальный лидер, если его именем что-то назвать, все пойдет хорошо.

Путина уже готовятся пригласить на открытие колхоза в августе, когда первые ковчеги заселят животными, а первые путинки – людьми. Фермеры надеются, что их идея придется президенту по душе, потому что переименовывать колхоз им не очень хочется.

Есть ли в России настоящие колхозы?

По закону колхозы – в советском смысле слова, когда орудия труда общие и урожай распределяется коллективным решением, – создавать можно и сегодня. Однако на практике вместо них у нас сельскохозяйственные кооперативы или общества. В некоторых регионах, правда, зарегистрированы колхозы имени В. И. Ленина – в Рязанской области, Хабаровском, Камчатском краях, Республике Бурятия. Но в реальности это все те же сельхозпредприятия или ООО, которые просто взяли себе историческое имя.

Читайте также:

Колхоз «миллионеров»

Царица долей. Как Елена Скрынник на самом деле поделила "Росагролизинг"?

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания