Новости дня

18 декабря, понедельник








































17 декабря, воскресенье





100 мигрантов на квадратный метр

0

Одни жители подмосковного Челобитьево боятся выходить из дома: село превратилось в «чайна-
таун». А другие этому только рады. Те, кто, собственно, и изменил ситуацию – предприимчивые односельчане, построившие в своих дворах «гостиницы» для сотен гостей из ближнего зарубежья. Добраться до которых не может ни ФМС, ни полиция: их защищает закон о неприкосновенности частной собственности…

Чужаков отслеживают

Деревня Челобитьево приютилась сразу за Мытищинской ярмаркой – в 2 км от Москвы. Село (около 200 домов) бедное и запущенное. Три улицы, главная перетекает в дорогу на ярмарку. У колонки трое мужчин восточной внешности набирают воду в 200-литровые бочки.

– В день раз по десять ходят за водой, – объясняет местный житель, жгущий во дворе листья. – Ведь их, как тараканов, в одном доме по 50 человек… Но в центре мало, пройдите дальше.

В глубине деревни возвышаются поставленные друг на друга стройвагончики. Сколько же там обитателей – сотни, тысяча? «Общежитие» огорожено бетонным забором, на КПП вход посторонним воспрещен. У ворот работает несколько кафе и магазин – видимо, для своих. Мигранты недоверчиво косятся на нас. Как только приближаемся – скрываются за забором. На столбе замечаю видеокамеру.

Работник в кафе с трудом говорит по-русски, фотографировать запрещает. Цены в меню раза в два-три ниже московских, но поесть не решаемся. Условия приготовления пирожков доверия не вызывают… Продавец в магазине тоже неразговорчив.

Отвечает, что приехал из Узбекистана – и всё. Мы удаляемся, а люди выходят из-за ворот и начинают названивать кому-то – видимо, разносят весть о чужаках.

«Ничего не можем»

Семья Гавакиных живет по соседству с «общежитием». 75-летний Николай Гавакин перебирает в руках стопку писем: начальнику УВД по Мытищинскому району, главе администрации района, в прокуратуру… Все ответы из инстанций – простые отписки.

– Днем мигранты на ярмарке – на работе, – рассказывает Николай Иванович. – Шабаш начинается по вечерам… Часто дерутся на ножах, стреляют. На все наши упреки отвечают: «Вы все алкоголики, отстаньте!»

По словам Гавакина, в 2002‑м экс-директор Мытищинской ярмарки Андрей Григорьев купил в деревне участок, организовав там «гостиницу» для мигрантов. К слову, два года назад местный суд приговорил Григорьева к 2 годам условно, обязав выплатить ярмарке ущерб: экс-директор тратил денежки ярмарки на учебу ребенка в частной школе…

Гавакин показывает полуразрушенные «лежачие полицейские». Жители установили их за свои деньги, а мигранты ломают: «А где ограничивающий скорость знак? Как хотим, так и ездим».

– Управляющий «общежитием» Маматмурод Муминов открыто говорит: «Вы здесь жить не будете, здесь мы будем жить», – рассказывает жена Гавакина Людмила Дмитриевна. – Детей на улицу не выпускаем. Страшно!

Жители писали коллективное письмо в территориальное управление «Бородино» городского поселения Мытищи, куда входит деревня. Там 10 подписей – вот и все коренные жители.

– Из управления приходят ответы, в какие инстанции выше они обращаются, – замечает Гавакин. – Но их начальник Поляков мне сказал: «Мы с Григорьевым ничего сделать не можем».

«Просили на хлеб»

70-летняя Мария Гладкова у дома колет дрова для печки. Она живет в деревне всю жизнь, 50 лет проработала дояркой в совхозе. В ее доме нет ни воды, ни газа.

– Раньше мигранты были тихие, на хлеб у нас просили, а последние годы распоясались, – жалуется она. – Шумят, мусорят, жгут что-то – страшная вонь. В туалет ходят прямо посреди улицы. По ночам колются, а шприцы выбрасывают к нам во дворы.

По ее словам, еще одно «общежитие» держит староста села Сергей Стрельников. Говорят, он прописал у себя на 2 участках в нескольких двухэтажных домах не меньше 80 че­ловек. Правда, сам староста уверяет: пускает мигрантов бесплатно, мол, он гостеприимный и просто помогает ближним. Попробуй докажи иное.

Но самое удивительное, что многие жители и сами сдают приезжим угол или комнату.

– У кого-то во дворе живут двое мигрантов, у кого-то, может, и десять – всех не сосчитать, – рассказывает Мария Алексеевна. – По крайней мере, утром они чуть ли не из каждой калитки выходят… Мы как-то хотели собраться и переизбрать старосту. Но большинство проголосовало за него: он закрывает глаза на то, что многие сдают дома нелегалам.

«Нет дела до местных»

Таких «горячих точек» в Московской области немало. Только в одном Мытищинском районе, по официальным данным, проживают больше 46 тысяч гастарбайтеров. Сколько их по неофициальным, сложно и представить.

– Многие приехали просто заработать на кусок хлеба, нам и дела нет до местных, – защищает своих молодой таджик Акобир, работающий на ярмарке. – Есть среди приезжих не очень хорошие люди, но где их нет?

По словам жителей, полицейские периодически отлавливают мигрантов, но толку нет. Десять поймают – приезжают еще 20. Так, в прошлом году стражи порядка провели в Челобитьево операцию «Антикриминал»: один из «городков» нелегалов, построенный прямо в поле, снесли. Но позже всё вернулось на круги своя.

– В Челобитьево, как и во всей области, очень напряженная ситуация с мигрантами, рейды проходят постоянно, – рассказал «Собеседнику» начальник отдела по взаимодействию со СМИ ГУ МВД РФ по Московской области Алексей Никитин. – Вот 28 августа мы с сотрудниками ФМС провели в Долгопрудном операцию «Антикриминал». Кстати, именно по коллективной жалобе жителей.

Сотрудники полиции рассказывают: основная беда в том, что ни у них, ни у ФМС нет права вой­ти на территорию частного дома или фирмы без санкции суда. А если разрешение получено, о проверке обязаны предупредить хозяина. Тот в свою очередь преду­преждает своих квартирантов…

– Пока у бизнесменов сохраняется денежный интерес к мигрантам, они будут, – сокрушается один из стражей порядка.

...в этой истории сложно найти правых и виноватых. С одной стороны – проволочки бюрократии, с другой – жители, которым стоит задуматься, что для них важнее: лишняя копеечка или спокойствие всей деревни.

Что говорит закон?

Игорь Трунов, адвокат:

– Владельцы компаний, нанимающих нелегалов, тесно связаны с правоохранительной системой. Кроме того, наш закон не имеет четких критериев миграционной политики. Во всем мире они достаточно жесткие: там точно знают, какие иностранцы им нужны – успешные, с высшим образованием. А российский закон представляет собой некую кашу, где проглядывает «здоровый» элемент в виде необходимости владеть русским языком. В то же время это неполноценный критерий – к нам стекаются все, кто более-менее говорит по-русски. Барьер, который не позволил бы таким мигрантам проникать в Россию, на законодательном уровне пока не выработан.

Ответ властей

Начальник управления «Бородино» Алексей Поляков – «Собеседнику»:

– Управление не имеет полномочий для контроля за прибытием и расселением мигрантов, но работает совместно с 4-м отделом полиции УВД по Мытищинскому району и УФМС по МО по улучшению обстановки. Однако проверки не приносят результата: сами жители деревни способствуют увеличению мигрантов, регистрируя в каждом доме по 200 человек, что не запрещается законом. В 2011 году по письму Гавакина Н. И. сотрудники управления совместно с полицией проверили дом Григорьева А. С. Были задержаны и вывезены 74 иностранных гражданина и лица без гражданства. Но близость строительного рынка ухудшает криминальную и миграционную обстановку, так как практически все предприниматели нанимают на работу «дешевых» мигрантов…

 

 

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания