Новости дня

11 декабря, понедельник










































10 декабря, воскресенье



Елена Колядина: Прощайте, белые розы...

0

Оксана надела старые рабочие перчатки, присела и с силой потянула розовый куст из земли. Куст не поддался да еще и оказал сопротивление – Оксана с трудом удержалась на корточках, а по руке до самого локтя протянулся порез от злой колючки.

Ах так! Оксана кинулась в сарай за лопатой и, всадив лезвие в землю, выворотила куст из унавоженной клумбы. И нисколько не жалко! Тем более что роза этой зимой выродилась – почти все длинные упругие стебли вымерзли, а от корня пошел дикий шиповник, к которому была привита «культурная» красавица. Оксана ухватила куст и потащила его на старый компостник. Швырнула и пошла, не оборачиваясь, сжимая грязной перчаткой горсть белых лепестков.

Возле дома она поднесла лепестки к лицу, вдохнула пряный, маслянистый аромат и заплакала.

Она ведь и розы начала разводить из-за запаха – магазинные, выведенные предприимчивыми голландцами совсем не пахли, лишь слегка отдавали травой. Оксана прочитала: из импортных цветов специально удален ген, отвечающий за аромат, так розы дольше сохраняются в срезке. А ее бас-гитарист любил белые розы с сильным запахом. Почему именно белые, почему именно розы – странное пристрастие для мужчины, – не объяснял. И Оксана возила их вслед за любимым.

Она начала ездить по стране за рок-бандой, когда они еще именовались «вокально-инструментальный ансамбль» и состояли из соло-, ритм-, бас-гитары, ударных и фортепиано. На ее глазах инструменты стали электронными – синтезатор, цифровое пианино. Сменилось поколение зрителей. А Оксана второй десяток лет стойко сносила мат, на котором разговаривали участники группы, пьянки в гостиницах, сигареты с анашой, «дорожки» и пришедшие им на смену синтетические «колеса». Нет, сама она ни разу не поддалась на пьяные уговоры «попробовать разок». «Это ж пара понюшек, ничего с них не будет!» – смеялся ее гитарист. А она жалобно просила его прекратить, но, прочитав в СМИ об очередном угарном дебоше группы, яростно защищала музыкантов: «Ребятам нужно как-то снимать стресс! Попробовали бы эти подлые журналисты сами каждый день отдавать столько энергии залу!»

На работе на нее махнули рукой, поставили крест: пока другие девчонки получали второе высшее, ездили на курсы повышения, брали работу домой, Оксана отсиживала положенное время, чтобы вновь уехать вслед за группой – на выходные, праздники, в счет мифических отгулов, за свой счет, несколько раз даже покупала больничный лист.

Группа из мальчиковой превратилась в престарелую, но ее участники все так же ориентировались на молодых зрителей и особенно зрительниц. Несколько раз Оксана заставала в номере девчонок, которые становились все более юными.

Любимый отбивался от упреков: «Да я не помню ничего! Ты ж знаешь этих девок нынешних, сами лезут!» Она старалась не вспоминать, что когда-то точно так же, после концерта в ее городе, оказалась в гостиничном номере, а наутро он даже не мог вспомнить ее имя. Оксана возглавляла фан-клуб и прибиралась в гостиничных номерах, организовывала пиар в социальных сетях и бегала за едой на автостанциях, стирала носки, снимала похмелье, следила, чтобы любимый гитарист хорошо питался. 

Накануне концерта в Сочи она купила новый сексуальный купальник и мечтала, как вечером они вместе пойдут на берег моря и будут обниматься в теплых волнах. 

Но после концерта любимый исчез.

– А где наша бас-гитара? – заглянув во все раздевалки и гримерки, весело спросила Оксана у новенького звукооператора.

– Да у него жена сына родила, так помчался белые розы купить и в аэропорт.

– Какая жена? Он разве женат? – тихо спросила Оксана, уже зная ответ.

– Нет, ну они с Янкой не расписаны, но ведь уже три года вместе живут, – отключая пульт, добродушно пояснил звукооператор. – Теперь, наверное, окольцуются.

Она вернулась домой в понедельник утром и не пошла на работу. Пусть увольняют!

Тридцать лет, ни мужа, ни ребенка, ни верной подруги, пустая хрущевка – мама, махнув рукой на дочь, уехала в другой город нянчить внуков старшей дочери, – загубленная карьера, ни одного рубля накоплений – все тратила на поездки по стране, – и ничего впереди! И еще так долго жить до смерти! Без него!

– Да выкорчуй ты к лешему все эти розы! – в сердцах крикнула вечером по телефону старшая сестра. – Посади помидоры и начни радоваться жизни!

Оксана всадила лопату под второй розовый куст, выворотила из земли и швырнула в кучу сухих веток малины и прошлогодней скошенной травы.

– Ого, розами раскидываемся! – услышала она мужской голос и поглядела за соседский забор.

Возле разросшейся старой яблони стоял мужчина лет сорока в потертых джинсах и широкой футболке с рисунком смайлика. Он смотрел на Оксану яркими голубыми глазами и улыбался.

– Решила перейти на травы, – вдруг засмеялась Оксана. – Мята, мелисса. А вы чем заняты?

– Ну я тогда посажу базилик, чтоб не с пустыми руками к вашей мяте в гости приходить.

– Я вас никогда не видела.

– От деда вдруг дача досталась, приехал оценить размах наследства. А может, ну ее, и поедем в город, посидим в ресторанчике, в кино сходим. А розы в следующий раз вместе докорчуем?

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания