Новости дня

13 декабря, среда































12 декабря, вторник














Елена Колядина: Мария Шукшина разрушила чужую семью

0

Ждать легче всего весной. Вот прямо начиная с февраля. Говоришь себе: «Зиму, считай, пережили, февраль – месяц короткий, весной – капель, солнце, вроде как повеселее, ну а лето, известное дело, пролетит, и не заметишь». А вот осенью тяжело…

Вера тихо повернулась под одеялом и беззвучно заплакала. Как она пережила ту осень? Кажется, тяжелый дождь навсегда наполнил свинцовое небо.

Сырым было все – туфли, салон автобуса, плащ, не высыхавший до самого вечера, мокрый озноб рабочего кабинета. Дома тоже было холодно. Именно тогда Вера поняла, что значит «опускаются руки». В буквальном смысле бессильно падают на стол. Рядом заворочался муж, всхрапнул, плечом сдвинул подушку горой и мирно запыхтел. Вера утерла глаза краем пододеяльника. Ну что теперь-то плакать? Ведь вот же он, Сашка, вернулся, снова с ней. Ну вот, теперь нос от слез заложило. Надо вставать…

Вера тихонько поднялась, вышла из спальни, осторожно прикрыв дверь, и пошла в ванную. Умылась, сварила кофе, села на свое любимое место на кухне. По водосточной трубе с ликующим шумом съехал подтаявший лед.

Снова была весна! Как та, когда они с Сашей познакомились. Яркое солнце, ноздреватый снег и отчаянно орущие ватаги воробьев на кустах. А в колледже – лыжный кросс по берегу реки, приуроченный к 8 марта. Они встретились на финише. Саша пришел первым, а она – самая активная и обаятельная учащаяся – вручала победителю приз и грамоту. Все было, как у всех влюбленных, но ей казалось, такое чувство испытывают только они! Не может быть, чтобы другая девушка и другой парень могли любить так же! «Ты моя единственная!» – говорил Саша. «И ты у меня мой родной и единственный», – отвечала. Он стал ее первым мужчиной. И уехав по распределению, она еще год ждала его, ни разу не взглянув в сторону других парней.

Летом они поженились. И ровно через год родилась дочка Юляшка. Обычная история – таких семей тысячи. Любовно обустраивали новенькую двухкомнатную квартиру. Увлеклись дачей. Но не картошкой-морковкой, а вошедшим в моду ландшафтным дизайном. На их участок даже из газеты приходили – фотографировали сад камней, водоем с кувшинками и коллекцию роз. Единственная неприятность – у Саши обнаружили диабет. Но Вера все взяла под контроль – готовила мужу отдельно, оставляла в холодильнике в контейнере с красивой надписью – Юляшка на компе сделала – «Вкусная еда самому дорогому мужу!» Не заметила, как пролетели годы, как выросла Юляшка. Уехала учиться в Москву на культуролога. Дел по дому стало меньше – ни уроков, ни проводов в школу, ни забот о девчоночьих одежках. И Вера, всегда подсмеивавшаяся над коллегами – любительницами ток-шоу, сериалов и «докторов Курпатовых», вдруг стала коротать вечера перед телевизором.

– Что тут у нас? – с иронией сказал в тот вечер Саша, усевшись рядом с женой на диван. – Опять слезы-сопли? Вер, ты чего, плачешь, что ли?
Вера смущенно утерла щеку – она всегда плакала от радости, глядя, как в «Жди меня» встречаются люди, казалось бы, навеки разлученные судьбой.

– Ты же у меня вроде умная женщина и веришь во все это «мыло»?

– Не нравится – не смотри, – вырывая из рук мужа пульт, возмутилась Вера.

– Кого вы ищете? – Красивая Мария Шукшина подошла к женщине, державшей фотографию конца 80-х: он в пиджаке с широченными плечами, у нее – штаны-бананы и пластмассовые бусы. Он уткнулся в ее волосы, пышные от «химии», с высветленной челкой, и обеими руками держал ее в крепком кольце.

– Меня зовут Лариса, девичья фамилия Басова. Я ищу человека, с которым мы когда-то очень любили друг друга. Уверена, он, как и я, пронес это чувство через всю жизнь.

– Назовите его имя.

– Да, конечно. Это Александр Васильев. Сашенька, если ты видишь меня, отзовись!

– Будем надеяться, что Александр нас слышит, – ласковым голосом сказала Мария Шукшина. – Ищите друг друга, что бы ни было! И уже не расставайтесь никогда!

– Саш, твой тезка, это не ты случайно? – хохотнула Вера, поглядела на мужа и осеклась.

Муж пытался сделать невозмутимое лицо, но не мог справиться с растерянностью и шквалом чувств.

«Он», – поняла Вера и попыталась шутить – настолько неловко было смотреть на мужа.

– Когда это у тебя была любовь всей твоей жизни? А-а, покраснел, покраснел, значит, правда! Колись!

– Да ерунда, перед армией две недели были знакомы, в кино вместе сходили. Как была Лариска дура, так и осталась – на телевидение поперлась. Да я ее и не узнал!

Узнал… Еще как узнал. До часу ночи сидел на кухне, делал вид, что боевик по телевизору смотрит.

– Конечно, такое известие с экрана. Пусть переварит, как говорится, переночует с проблемой и успокоится. К прошлому ревновать не буду, глупо это, – шепотом сообщила Вера по телефону подруге.

Через неделю он позвонил и сказал:

– Вера, я не могу тебя обманывать, ты этого не заслужила. В общем, я ухожу.

– В смысле? – не поняла Вера.

– К Ларисе.

– Подожди… – она не могла понять, о чем он. – Что ты говоришь?!

– Ключ я завезу на днях, оставлю на столе, а дверь захлопну на верхний замок. Ты замечательная, ты лучшая, но… Прости, если сможешь.

– Саша, не нужно ключ, – не помня себя, произнесла Вера. – Пусть у тебя будет. Сашенька, родной, я тебя всегда-всегда буду ждать. Хоть через месяц, хоть через год возвращайся, это твой дом, и я… Я очень тебя люблю.

Вера все так же готовила Саше отдельно, по диете, и ставила контейнер в холодильник. Вечером что- то съедала, не чувствуя вкуса, и обдумывала, что приготовить на завтра. Так подмывало позвонить, услышать его голос. Но держалась. Один раз только послала смс, чтоб ничего не говорил Юляшке.
Дочке сказала, что папа уехал с бригадой в Сочи – строить олимпийские объекты.

Он вернулся через девять месяцев. Потом признался: зашел, чтобы забрать летнюю обувь. Но, едва войдя, ощутил родной запах, пошел бродить по квартире, заглянул в холодильник и увидел старенький контейнер с синей крышкой и надписью: «Вкусная еда самому дорогому мужу!» Внутри были котлеты из судака с отварной стручковой фасолью. Он знал – для него. Вера зеленую фасоль терпеть не могла.

Вера допила кофе. В сумке заиграл телефон. Юляшка!

– Да, доченька!

– Мам, мы с Максимом летом поженимся. Я так мечтаю, чтоб у нас все было, как у тебя с папой!

«Ой, не дай бог», – подумала Вера и сказала:

– Ну, конечно, доченька, все так и будет!

Елена Колядина

 

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания