Новости дня

15 декабря, пятница








14 декабря, четверг





































Социальное новаторство как спасение для России

0

«Российский президент, по крайней мере — в теории, является одним из наиболее влиятельных людей мира, — пишет обозреватель Newsweek Оуэн Мэтьюс. — Его манера поведения приветлива и оптимистична, его речи освежающе либеральны, его критика положения дел в российском государстве идет по нарастающей. Однако его точка зрения не имеет значения, пока реальная сила сосредоточена в руках его предшественника Владимира Путина». Западный журналист приходит к выводу, что нынешний глава государства выступает на российской политической сцене в амплуа трагического героя.

Медведев вряд ли испытывал иллюзии по поводу сложности роли, которую ему придется играть, став президентом России. Не будем забывать, что президентом он стал исключительно в качестве креатуры Путина, напрямую обратившегося к народу с просьбой поддержать кандидатуру Медведева. Нет сомнений, что, взяв на себя тяжелый психологический груз быть формально первым, а реально — вторым, исполнитель такой роли представлял и все возможные приобретения – мировой статус, глобальная влиятельность, высокие шансы в перспективе все же стать единственным лидером страны. Вопрос лишь в том, насколько верно Дмитрий Медведев оценил свою психологическую устойчивость перед лицом беспрерывных провокационных атак на двуединство власти. 

Российские «либералы» относятся к попыткам Медведева проявить себя в качестве их идейного сторонника с большим скепсисом. По мнению большинства из них, президент и премьер если и демонстрируют намеки на легкие разногласия между собой, то делают это исключительно в рамках жанра «борьба нанайских мальчиков». Или, учитывая особенности карьеры одного из наших лидеров, в рамках игры в доброго и злого следователей. 

Западные обозреватели вряд ли более наивны. Но они еще не похоронили надежды разглядеть трещины в монолитном союзе двух российских лидеров. А, разглядев эти трещины, кто же из журналистов не захочет их подрасковырять?  И вот западные коллеги с удовлетворением суммируют либеральные предложения Медведева: изменить российскую экономическую систему, отказавшись от перекоса в сторону энергоносителей, «закрыть» моногорода, построенные вокруг устаревших производств, чья продукция никому не нужна, создать высокотехнологичный сектор экономики, инвестировать больше в образование, сократить бюрократию, стимулировать малый бизнес, гибнущий под напором коррупции и псевдорегуляции, истинной причиной имеющей все то же взяточничество. 

Однако российские читатели не могут не заметить второй свежести всех этих вдохновляющих предложений. Да разве предыдущий президент не повторял все то же самое сотни раз? Разве кто-то может сомневаться в своевременности хоть одного из этих предложений? Разумеется, все это правильно. И под этими мерами с удовольствием подпишутся и Владимир Путин, и Дмитрий Медведев. И в этом смысле утверждение все того же Newsweek, что «возвращение Путина на пост президента в 2012 году ставит крест на всех радикальных предложениях Медведева», просто смехотворно.  Неужели кто-то думает, что Путин, напротив, хочет законсервировать «энергетический» перекос экономики, устаревшие производства, усилить бюрократию и окончательно задавить малый бизнес? Вопрос лишь в том, каким образом реализовать все эти правильные предложения, с которыми согласны и президент, и премьер. И вот тут возникает одно большое «но».

Владимир Путин и никто другой удержал страну от окончательного распада и краха, постепенно возвратив государству ряд функций, приватизированных талантливыми прохвостами от государственного управления. Но, предотвратив распад страны, он законсервировал общественные механизмы. Распад прекратился, но и развития не происходит, заржавевшие шестеренки вращаются еле-еле, обрастая все новым балластом ржавчины. С одной стороны, по сравнению с буйной деструкцией 1990-х, и это кажется неплохим результатом, с другой, – если велосипедист не крутит педали, он неизбежно падает. Никакого общественного развития, никакого социального творчества в сегодняшней России не происходит, и колеса вертятся все медленнее.

Западные аналитики приводят пугающие цифры ухудшения экономической атмосферы в России  за период «путинской» стабильности. Согласно данным Transparency International, за два срока президентства Путина объем коррупции в экономике увеличился в 10 раз. Количество бюрократии выросло вдвое. Россия потеряла десятки пунктов — с точки зрения защищенности прав инвесторов и общей конкурентоспособности. Да мы и сами видим, как одна за другой закрываются бизнес-империи, не озаботившиеся тем, чтобы вовремя присоединиться к одной из бюрократических группировок первого эшелона. Внезапно то тут, то там вскрываются такие вопиющие нарушения, что просто диву даешься – как же их раньше могли не замечать компетентные органы, которым не положено носить розовые очки?  Чего стоит история с торговой маркой «Алтын», перевозившей из страны в страну  золотые украшения с поддельными клеймами… чемоданами на телеге, запряженной лошадью.   

Очевидно, что псевдостабильное существование на останках советского наследства и выкачивании природных ресурсов в пользу узкой группы лиц (причем, отнюдь не только тех, что смотрят на нас со страниц рейтингов Forbs) подходит к концу. Метафизическое отличие России от Европы и Азии не оставляет нашей стране другого шанса на жизнь, кроме как найти свой особенный путь. Проблема не в том, что кто-то не хочет жить, как в Европе, потому что ему хочется «пилить бюджет», а в том, что российский народ в целом имеет свои особенности, которые не позволяют копировать путь Германии или Франции. Это то же самое, как человека с художественными склонностями поставить к конвейеру. Если у него не будет возможности уволиться, так он или сломает конвейер, или «сломается сам». Китайский путь нам тоже заказан. Если нашим согражданам предложить работать так, как это делают китайцы за миску с рисом, они скажут, что им просто не надо такой жизни вообще, какие бы светлые горизонты ни открывались в будущем… 

Хорошо это или плохо, но для того, чтобы двигаться вперед, нам никуда не деться от необходимости переосмыслить наше коммунистическое прошлое. Оно продолжает держать общественное сознание России железной рукой, заставляя одних с тоской предаваться ностальгии и грезить о былом величии, а других захлебываться в потреблении, наверстывая упущенное. Нам пора отказаться от концепции «поражения в «холодной войне», повлекшей за собой моральную деградацию общества, самоуничижение, попытки тупого копирования общества псевдопобедителей.

Да, Россия — часть европейской культуры, своего рода alter ego Европы. И советский эксперимент был поставлен из нормального стремления построить более справедливое и одухотворенное общество, чем то, какое предлагала Европа в начале двадцатого века. Этот эксперимент дорого обошелся России, но принципиально изменил общественные установки во всем мире. СССР не потерпел поражения в «холодной войне», а внес колоссальный вклад в общую борьбу за улучшение жизни для всех людей и построение справедливого общества. Поэтому у России нет оснований испытывать комплексы и чувствовать себя проигравшей.

В свое время мы с водой выплеснули ребенка – увлекшись экспериментами на уровне общества в целом, забыли о важности отдельно взятого человека. Это была трагическая ошибка. И ее надо как следует запомнить. Без уважения к отдельному человеку, дорогие государственники, любители сильной руки и крепких вожжей, никакой великой страны не построить. Что совершенно не снимает с повестки дня самого вопроса построения более гармоничного общественного строя, чем сегодняшний капитализм.

Общество потребления не имеет будущего. И наш вклад в поиски его альтернативы огромен и не подлежит сомнению. Необходимо сделать выводы и продолжать поиски, открыв дорогу социальному новаторству. Кто из наших политиков сумеет переосмыслить прошлое и наметить новый путь развития России, аккумулирующий все лучшее, в том числе и из советских идей, тот и станет новым  лидером нации.

Если же этого не случится, то впереди Россию ждет распад и образование нескольких относительно небольших государств, которые воспримут европейскую (азиатскую) идентичность. Возможно, этот путь и не так драматичен для народа, как это представляется издали. С рациональной точки зрения, жизнь, весьма вероятно, станет комфортнее, однако то метафизическое чувство величия и важности своей страны в общей судьбе человечества, которое является неотъемлемой личностной составляющей  большинства россиян, на этом пути будет безвозвратно утрачено.


поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания