Новости дня

14 ноября, среда










































13 ноября, вторник



Дмитрий Быков: Принц и днище

«Собеседник» №47-2017

Алексей Улюкаев // Фото: Global Look Press
Алексей Улюкаев // Фото: Global Look Press

Креативный редактор «Собеседника» Дмитрий Быков – о судебном процессе над бывшим министром Алексеем Улюкаевым.

Многие спрашивают: почему Улюкаев все понимал и все-таки, как он выразился, крутился в бюрократическом хороводе? Отвечаю: Улюкаев – поэт, писатель и если не намеренно, то бессознательно следует классической литературной схеме. Наглядней всего она реализована у Твена в «Принце и нищем», хотя восходит еще, кажется, к Гарун-аль-Рашиду, который по ночам переодевался в рубище, ходил по Багдаду и узнавал, как идут дела в государстве. Высокий государственный чиновник после разжалования узнает, как все было на самом деле, и по возвращении во власть правит с учетом этих данных, благородно и справедливо: это есть во многих восточных легендах и западных сказочных повестях – у Оскара Уайльда в «Молодом короле», скажем. Правда, там он не был низринут, а просто ему сон приснился о страданиях его подданных, и во сне все было не так, как ему докладывали придворные. А Эдуард VI из повести Марка Твена действительно побывал на месте нищего и с ужасом убедился, каким несправедливым миром ему предстоит править. «Он всегда говорил, что пережитые им испытания были для него драгоценным уроком – уроком, которым он постарается воспользоваться на благо своего народа. А так как он всю свою жизнь любил вспоминать эту историю и она всегда была свежа в его памяти – источник милосердия никогда не иссякал в его сердце».

Дмитрий Быков
Дмитрий Быков // Фото: Андрей Струнин / «Собеседник»

Так что Улюкаев выстроил свою речь в полном соответствии с канонами детской и потому наиболее действенной литературы – ведь архетипы, усвоенные в отрочестве, остаются самыми живучими. Но интересным в этой ситуации остается будущая судьба Игоря Сечина – того самого, которому отведена сказочная роль злодея: пока молодой король изучал жизнь и попадал в немыслимые передряги, он бесчинствовал в бесхозном государстве. И на этот предмет в «Принце и нищем» тоже все сказано:

«Но вот король заметил сэра Гуга. Глаза его сверкнули, и он заговорил гневным голосом: 

– Отберите у этого разбойника его краденое богатство и титул и заключите его в тюрьму, пока я не потребую его к ответу! 

Бывший сэр Гуг был немедленно удален».

Ничего ужасного с ним, конечно, не сделали, поскольку его родственники отказались свидетельствовать против него. Но он бежал на континент и там растворился.

Побеждает не тот, кто стопроцентно прав – хотя правота, кажется, действительно за Улюкаевым. Побеждает тот, кто сумел совпасть с архетипом, с представлением о справедливости. Будем откровенны, Улюкаеву это удалось блестяще. Это лишний раз доказывает, как важно читать литературу – и по-детски уметь представлять себя на месте героя.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №47-2017.

Теги: Улюкаев

поделиться:

Георгий Сатаров // фото: Андрей Струнин / "Собеседник"

Дмитрий Быков

Георгий Сатаров: После Путина будет подъем и облегчение
Дмитрий Быков // Фото: Александр Шпаковский / «Собеседник»

Дмитрий Быков

Дмитрий Быков: Инопланетянин Рогозин
Дмитрий Быков // Фото: Александр Шпаковский / «Собеседник»

Дмитрий Быков

Дмитрий Быков: Ольга Глацких и спортивная честность

Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания