Новости дня

11 декабря, понедельник










































10 декабря, воскресенье



Дмитрий Быков: Почему Путин промолчал об авиакатастрофе

«Собеседник» №42-2015

Владимир Путин пока так и не обратился к нации... // Russian Look

Креативный редактор Sobesednik.ru Дмитрий Быков рассуждает о последствиях крушения российского самолёта в Египте.

Самая крупная катастрофа в истории российской авиации отрезвила всех. Даже тех, для кого все средства были хороши. Даже тех, кто с особенным усердием вбивал клин между согласными и несогласными, травил пятую колонну или клеймил агрессивное большинство. Россия, по-моему, – могу ошибаться, но непохоже – впервые по-настоящему задумалась о том, куда она зашла. Расколовшийся надвое самолет стал страшным символом разрушенного общества, в котором нет единства ни по одному вопросу вплоть до азбучных, элементарнейших.

Россия ужаснулась, и это первый за последнее время серьезный шок. Можно гадать о том, почему таким шоком не стал Донбасс или катастрофа малайзийского лайнера, – может, лайнер был чужой, хотя на нем тоже были дети, а может, реальность войны не до всех дошла, потому что не всех коснулась.

Креативный редактор Sobesednik.ru Дмитрий Быков / Russian Look

Мало кто может представить себя под обстрелом, но к морю-то летают все. Люди сочувствуют, увы, только тем, на чье место могут себя поставить; мы, писал Солженицын, способны объять только ту часть правды, в которую уперлись лбом. Пассажирами рейса «Когалымавиа» себя могут представить все: ни больших денег, ни особого статуса для такого полета не нужно. Старая техника, страх перед террором (все больше становится мест, над которыми страшно летать, и не сами ли мы приложили к этому руку?) и, главное, раскол в полете: в первый момент, когда до многих еще попросту не дошел масштаб происшедшего, начались привычные взаимные упреки. Стали отслеживать реакцию украинцев, цитировать уродов, которые радуются беде, а потом оказалось, что у этих уродов российские IP... А некоторые пошли праздновать Хеллоуин, а другие кинулись на них ябедничать, и непонятно еще, что хуже... И только когда появились в сети фотографии и биографии погибших, последние их дневниковые записи и предполетные твиты, до большинства стало доходить.

Доходить, в частности, стало то, что смерть может настигнуть в любой момент, и какими мы тогда останемся? Вот такими, каковы мы сейчас? Непримиримыми? Запуганными? Озлобленными? Отыскивающими друг в друге, к чему прикопаться?

Владимир Путин пока так и не обратился к нации... / Russian Look

Ведь сейчас ничего, вообще ничего нельзя сказать, чтобы не оказаться тут же всеобщим врагом: потому и президент молчал, и я впервые понимаю его молчание и не хочу использовать его как предлог для очередного нападения. Может, он молчал, потому что тоже потрясен? Потому что он сделал мир гораздо более опасным местом и вдруг понял это? Потому что не хочет немедленно искать или изобретать виновных, а надеется действительно разобраться?

Сегодня Россия начинает медленно осознавать, до какой степени она разрушена и разорвана. И у нее, в отличие от падающего самолета, есть время и возможность остановить этот распад. Жаль только, что за осознание очевидных вещей приходится платить такой ценой. Но для тех, кто забыл заповеди, другого выхода не бывает.

Другие подробности загадочного ЧП можно прочитать на странице Авиакатастрофа в Египте.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания