Новости дня

21 сентября, пятница





















20 сентября, четверг
























Дмитрий Быков: Лучшее возражение Олегу Кашину

«Собеседник» №31-2015

Владимир Путин и Петр Порошенко // AFP
Владимир Путин и Петр Порошенко // AFP

Дмитрий Быков размышляет, почему конфронтация России с Западом была неизбежна, даже если бы не случилось Украины.

Олег Кашин написал колонку о том, что война на Украине положила предел российской стабильности и вышибла нас из порочного круга: болото десятых годов вскипело и стало испаряться (это я так пересказываю, а не он пишет). И даже сбитый «Боинг», говорит Кашин, попутно извиняясь за кощунство, все-таки погиб не зря, потому что иначе Тимченко до сих пор был бы на Западе желанным гостем, а Меркель дружила бы с Путиным.

Вскоре после этого неизвестные активисты напали на калининградский форум, посвященный творчеству Оруэлла и Кафки, закидали его бутылками с водой и распылили газ. Случилось это ровно в разгар дискуссии Кашина с Леонидом Никитинским о природе нынешней прессы. И лучшего возражения на колонку моего дорогого друга Кашина, с удивительным постоянством навлекающего на себя подобные инциденты, не найти.

Дело в том, что война с Украиной никак не противоречит мнимо-застойной стилистике десятых годов – она из нее плавно вытекает. Ясно было, что Россия обречена поссориться с Западом; еще ясней, что режим не живет без страха, а страха не будет без внешнего врага; ясно было, что экстенсивное существование возможно лишь при условии внешней экспансии и выход из берегов – вопрос времени. Не Украина – так Северный Казахстан, Прибалтика, Арктика, мало ли. Чтобы народ продолжал бояться и верить, нужно бряцать; бряцание вовсю шло уже при подавлении протестных акций – мол, все это американские печеньки; ну и доигрались.

А теперь пара слов о том, чем нынешнее время все-таки хуже тогдашнего, тоже неуклонно катившегося в бездну. Тогда многое было еще обратимо; тогда не было раскола с Украиной, который там уже осознан (и весьма болезненно), а здесь еще нет; это уж не говоря о том, что многие были живы. Самое страшное – то, что скомпрометирован сегодня не коммунизм, как в восьмидесятые, и не сталинизм, как в пятидесятые, а сама русская политическая и даже культурная матрица, какой она была со времен Грозного. И есть ли у страны силы ее пересоздать – я сейчас не знаю. Из медленного гниения мы вступили в процесс быстрый, лавинообразный, и рубль тут ни при чем.

Дмитрий Быков / Russian Look

Сначала радикалы громят выставку, да не какую-нибудь провокативную, с кока-колой и сосисками, а настоящую, с великим искусством инвалида войны. Потом приходят на ваш сугубо мирный форум, где некогда гулял и я. Потом все это отчаяние хлынет на улицы. Потом оно вернется из Новороссии. Вялый темп событий 2012–2013 годов давал шанс приготовиться, смикшировать, спружинить... Теперь все будет очень быстро и довольно травматично. И хотя я сам повторял много раз, что в огне кое-что может уцелеть, а в болоте перегниет все, – в болоте кое-что успело бы и вырасти. А теперь нас ждет очень краткий и бурный период, который мы никак не успеем потратить на конструирование будущего. Все опять придется начинать на голой и, боюсь, выжженной земле.

Свежие новости и актуальные статьи о ситуации в Незалежной смотрите на странице Украина.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания