Новости дня

12 декабря, вторник






























11 декабря, понедельник















Дмитрий Быков: Главная драма Ильи Фарбера


Дмитрий Быков //

Илья Фарбер, вышедший, слава Богу, из тюрьмы после того, как Владимир Путин назвал его случай «вопиющим», заявил, что хотел бы заниматься правозащитной деятельностью. Как Ходорковский, Алехина и Толоконникова, выступившие со сходными заявлениями. Потом, правда, открестился. Может, тем и лучше.

Не хочется налетать с вопросами на человека, только что пережившего серьезное испытание, но вопросы-то есть, никуда не денешь. У Ходорковского, положим, есть возможности заниматься правозащитой, не заботясь о хлебе насущном. На первое время ему денег хватит, а там он, человек изобретательный, что-нибудь придумает. Положим, и у Толоконниковой имеются в этом смысле перспективы: ее группу приглашают на гастроли (неясно пока, склонна ли она принимать эти приглашения), СМИ предложили ей работу, пишет она неплохо – в общем, не пропадет. Мария Алехина пишет хорошие стихи, письма ей тоже удаются, журналистское образование есть, опять же не исключены гастроли – в общем, и у нее площадка для правозащиты имеется. 

Но вот как занимался бы правозащитой Илья Фарбер? Это ведь не заработок, не социальный статус, наконец. Главная драма Фарбера, на мой взгляд, в том и состояла, что он не мог работать по профессии. Он актер – и ему негде было играть; музыкант – и негде выступать; художник – но кем сейчас может работать художник, кроме как книжным иллюстратором? Коллеги вспоминают о нем как о талантливом преподавателе – но педагогического образования у него опять-таки нет, он работает по наитию. Самый простой вопрос остается без ответа: куда денется Фарбер? Назад, в пресловутую деревню Мошенку? Так ведь в школу его там не примут, и сам он вряд ли захочет работать там, где некоторые его ученики и коллеги наговорили о нем гору клеветы. 

Будь я директором школы – позвал бы Фарбера, но я не директор. И честно говоря, с трудом представляю, кто захочет сейчас связываться с новатором, у которого вдобавок спорная репутация. Учителя, а особенно учительские начальники, сейчас до того запуганы, что вздрагивают от любого начальственного окрика. Вон в Челябинске знаменитого на всю Россию директора математического лицея №31 Александра Попова судят по дутому уголовному обвинению, причем дутость его очевидна всем, кто Попова знает, – и ни репутация, ни безупречные результаты учеников на всех олимпиадах не спасают этого незаурядного педагога. 

Илья Фарбер пострадал не только потому, что связался с плохими людьми, но прежде всего потому, что занялся не своим делом: ремонт сельского клуба – не то, чему его учили. Он оказался не готов к прямому саботажу, а потом к шантажу. Лозунг «Свободу Илье Фарберу!» теперь, к счастью, неактуален. Новый лозунг – «Работу Илье Фарберу!» И миллионам таких же, как он, – кому нет места в стране, где остались две профессии: добывать нефть и охранять тех, кто ею торгует.

Читайте также:

Вышедший на свободу Илья Фарбер выбрал неожиданных адресатов помощи, которую теперь намерен оказывать как правозащитник

Дмитрий Быков: И мерзостей не требуется, нет, вы унижать Леонтьева не смейте!..

и другие публикации Дмитрия Быкова

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания