Новости дня

16 августа, четверг

































15 августа, среда












Наказание с «дисконтом»

0

Взяткам – бой?

С начала лета в России был вынесен 21 приговор в отношении милиционеров. И еще 28 дел передали в суд. Это доморощенная статистика, поскольку мы исследовали лишь те случаи, которые можно было выловить в открытых источниках. Основные преступления, которые совершают хранители порядка – взятки, избиения, грабежи и изнасилования.

В приговорах коррупционерам вырисовывается некая логика: если взятка крупная (от 10 тыс. $), светит колония с реальным сроком. Например, в Москве двух старших следователей линейного ОВД приговорили к 7 и 8 годам заключения за вымогательство у банкиров 250 тыс. $.

Если взятка мелкая (от 6 мешков рыбы до 20 тысяч рублей) – приговор условный, с запретом пребывать на соответствующей должности несколько лет. Правда, в этой методе нашлось исключение – в Новосибирске милиционер попался на взятке в 200 рублей (задержал пьяного и за две сотни отпустил его, а пьянчужка оказался подсадной уткой коллег из СБ) и был оправдан судом. Теперь местная прокуратура из сил выбивается, пытаясь оспорить это решение суда и признать участкового виновным. Видимо, так в области понимают беспощадную борьбу с коррупцией.

Деньги, как правило, требуют за то, чтобы отпустить подозреваемого, не оформлять документы, дать разрешение на ношение оружия…

Дубинка – это еще не тюрьма?

Условные получают и те, кто издевается над людьми. Например, суд Новокузнецка (Кузбасс) приговорил старшего лейтенанта к 3 годам условно. Знаете, за что? К старлею обратился человек, у которого угнали арендованный автомобиль. Сыщик, недолго думая, «раскрыл» преступление – он избивал и пытал током обратившегося в милицию арендатора, требуя, чтобы тот признался в угоне. Ничего не добившись, старлей смирился с необходимостью искать настоящего преступника, а избитый отправился искать правды дальше.

И это не единственный пример гуманизма суда. Вот случай из Орловской области. Участковый получил заявление о краже, регистрировать его не стал, а обыскал дом живших рядом с ограбленным отца и сына. Ничего не нашел, но мужчин задержал. Часа 4 избивал их резиновой дубинкой, требуя признаться в краже. За это получил условное наказание. Только стараниями прокуратуры приговор был пересмотрен, и любителю «резиновых» методов раскрытия преступлений впаяли 3,5 уже реальных года колонии.

Наркота – мелкие шалости?


Еще интереснее обстоят дела с крышеванием наркоторговцев. Тут некоторые получают сроки реальные, хотя и маленькие. А некоторые – условные. Так, 3 года колонии общего режима получил в июле этого года опер по особо важным делам из Ставрополья. Он проводил обыск, изъял 100 кг семян мака и 200 бутылок растворителя. В протокол все это «богатство» не включил (надо понимать, сам хотел их сбыть), а за прикрытие дела требовал 100 тыс. рублей. На чем и попался. Зато оперу из Омска повезло. Он опекал женщину, долгое время торговавшую героином. За то, что он перестанет ее замечать, женщина платила ему дань – 20 тыс. рублей. Опера признали виновным, но срок назначили условный – 3,5 года.

Силовые развлечения


В общем, налицо редкая снисходительность судей по отношению к людям, наделенным властью и поэтому должным нести более суровое наказание, чем остальные.

Более-менее адекватное наказание получают лишь те, кто окончательно съехал с катушек или занимался откровенным разбоем. В Марий Эл старший инспектор ДПС получил 15 лет колонии строгого режима за то, что расстрелял своих коллег. Инспектор, кстати, был трезв, только «нервно перевозбудился». В Ульяновской области к 12,5 годам приговорили милиционера, который устроил себе экстрим-развлечение. Он еще и родственника-малолетку к этому привлек. Они вместе подкарауливали женщин возле парка, пугали ножами и электрошокерами, грабили и насиловали. В Костромской области братья-милиционеры устроили самосуд: убили насильника своей сестры. Итог – 6 лет колонии строгого режима.

А вот в Кирове суд снисходительно смотрит на силовые развлечения стражей порядка. Девушка расклеивала объявления и имела несчастье понравиться помощнику опера. Тот упросил коллег задержать девушку – якобы она пьяна. Поместил ее в камеру и стал требовать интима: иначе, мол, отведу в суд, там тебя арестуют на 5 суток. Пугал-пугал, да и изнасиловал. Суд оценил сюжет всего в 3,5 года колонии общего режима.

Вторая история из Кирова еще занимательнее. Молодые люди (два милиционера и два просто жителя города) что-то не поделили в местном сквере. В открытом бою победили штатские. Милиционеры оказались злопамятными. Два месяца выслеживали «обидчиков»… И вот наконец нашли, доставили в милицию – якобы те причастны к разбойному нападению. И там уж вволю покуражились: избили, изнасиловали, заставили выпить бытовое средство «Троя» и вывезли в лес. За все про все – 4 и 3,5 года общего режима.

Год – за труп

– Если судить по «красной» (т.е. для бывших правоохранителей. – Авт.) колонии в Нижнем Тагиле, где я провел 3 года, да и потом, в колонии-поселении, наказания люди получают неадекватные содеянному, – признается адвокат Михаил Трепашкин, экс-сотрудник ФСБ, несколько лет назад обвиненный в разглашении гостайны. – Ну, например, группа милиционеров – они квартиры чистили, разбоем промышляли, получили от 6 до 8 лет. Гражданским за такое дают лет по 12 и больше. Если же говорить об убийствах… Кощунственно звучит, но выходит так: за 1 труп в ДТП – 1 год колонии. Сидел у нас один. Он сбил женщину с ребенком, потом прятался… Два года получил. Таких случаев много. За потерянный табельный пистолет – лично знаю такую историю – провинившийся выплатил компенсацию в 315 руб. за пистолет (с учетом его износа) и 16 (!) патронов. И был уволен.

На «красных» зонах – больший беспредел, чем на обычных, – продолжает Михаил Иванович. – Но некоторым там проще. Например, был у нас один. На нем три трупа (по пьяни застрелил – погулял он так), срок – больше 12 лет особого режима. Он на зоне хулиганит, режим нарушает, а ему – колонию-поселение, где он свернул одному челюсть. А ему – УДО. Между тем по таким преступлениям ни поселения, ни УДО быть не может в принципе. Или еще случай. Ехали два милиционера в машине, видят: девочки-школьницы идут. Одну забрали в машину, избили, изнасиловали и выбросили из машины прямо в грязь… Попались, дали им по 6 лет. Через три года – УДО.

Есть три негласных правила, как я понимаю, – уверяет Трепашкин. – Первое: легче всего привлечь либо молодых сотрудников, либо пенсионеров. Очень трудно (и нежелательно) – сотрудников среднего звена и начальников. К тому же все помнят про «честь мундира».

Второе: сам слышал от одного судьи – чем больше срок он даст, тем больше у него будет отличий. Поэтому так часто бывают слишком суровые приговоры. Особенно для тех, про кого есть указание: «мочить» показательно. В милиции ведь тоже есть такие, кого дают на откуп – либо слишком засветившиеся, либо те, кто подпадает под политически выгодную кампанию изгнания «оборотней в погонах». Настоящих-то не трогают, и на зонах оказываются процентов 30 невиновных. Третье: в суде всегда верят показаниям милиционеров. Даже если их слова противоречат доказательствам. Такая же история в самой милиции – проверки по жалобам граждан формальные: написал провинившийся объяснение «не был, не участвовал» – и всё, этого достаточно. Это развращает правоохранителей.

Как МВД побеждает коррупцию в своих рядах за 30 дней

2.09.2009 г. За 10 млн рублей следователь по особо важным делам Главного следственного управления при ГУВД по Петербургу и Ленобласти Алексей кузнецов (26 лет) обещал женщине прекратить уголовное дело в отношении ее мужа. Задержан.

2.09.2009 г. За 500 тыс. рублей начальник одного из отделов оперативно-ра­зыскной части управления по налоговым преступлениям УВД по Омской области Анатолий Бычков и оперуполномоченный этого же подразделения Максим Прохоров обещали коммерческой фирме прекратить проверки по факту уклонения от уплаты налогов. Дело направлено в суд.

2.09.2009 г. За 2 тыс. $ инспектор ДПС полка ДПС ГИБДД УВД по городу Владивостоку Евгений Шестак обещал не лишать прав провинившегося водителя. Дело направлено в суд.

28.08.2009 г. За 90 тыс. рублей следователь следственного отделения ЛОВД на станции Брянск Александр Шараевский обещал закрыть глаза на перевозку наркотиков (1 грамм). Следователь копил на машину. Возбуждено уголовное дело.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания

Собеседник 2019г
подписка -20%!