Новости дня

26 февраля, пятница
























25 февраля, четверг




















sobesednik logo

Что будет с ценами на сахар, масло, макароны и яйца: мнение экономистов

01:01, 29 января 2021

Что будет с ценами на сахар, масло, макароны и яйца: мнение экономистов
Фото: depositphotos
Фото: depositphotos

После разноса Путина правительство заморозило цены на сахар и подсолнечное масло. Но не успели мы порадоваться дешевым продуктам, как торговые сети начали жаловаться на возможную скорую нехватку этих товаров на своих складах, а производители взвыли оттого, что теперь им придется работать за меньшие деньги. Кроме того, активизировались спекулянты, которые покупают и придерживают продукты, надеясь после снятия ценовых ограничений продать их подороже.

На прошлой неделе Минсельхоз пообещал зафиксировать цены еще на зерно, макароны, яйца и картошку. Аграрные чиновники сослались на то, что в январе только за одну неделю макароны подорожали на 8%. Рост цен на зерно, по данным аналитического центра «СовЭкон», за первую рабочую неделю нового года составил 3,5%.

Ранее правительство уже установило предельную стоимость сахара в рознице (46 руб. за 1 кг) и подсолнечного масла (110 руб. за 1 л). Теперь стоп-цены ждут, видимо, еще ряд продуктов. Заморозка цен – это благо или зло, спросил «Собеседник» у экспертов.

Андрей Сизов, экономист, исполнительный директор

аналитического центра «СовЭкон» // Facebook

Наталья Зубаревич, профессор МГУ, специалист в области социально-экономического развития регионов // стоп-кадр Youtube

1. Почему растут цены на продукты?

– Основная причина – самая простая, – говорит Наталья Зубаревич. – Что выгоднее – рубль или доллар? Что выберут производители – за рубли продать продукты внутри страны или за валюту вывезти на экспорт? Выбор очевиден – выгоднее вывозить на экспорт, чем продавать на внутреннем рынке. В 2020 году у нас на 17% обвалился рубль – вот вам и ответ.

И сахар, и масло – это экспортные товары. Мы могли бы ввести квоты на экспорт, но так хорошо – просто взять и зафиксировать цены. Власть работает, чтобы получить мгновенный электоральный эффект, пиар, а не экономическую целесообразность. Наши власти любят административные методы регулирования, а не экономические: помните, то жучка в зерне найдут, то «Боржоми» вдруг плохой.

Макароны мы не вывозим, но здесь рост цен напрямую связан с удорожанием зерна, которое идет на экспорт по более высоким ценам. Соответственно и внутри страны цены растут.

Яйца дорожают, потому что основной расход на птицефабриках – это комбикорма, которые делают из зерна. Когда растет зерно, дорожают и комбикорма.

Про картофель – неожиданно. Но там основная проблема – плохой урожай прошлого года. Плодоовощной союз даже прорабатывает обращение к торговым сетям, чтобы они согласились принимать на продажу картошку более мелкого калибра, так как из-за плохих погодных условий пострадало качество корнеплодов. А те, кому посчастливилось вырастить качественный урожай, конечно, захотят продать его подороже. 70% картофеля у нас на прилавках – из частных хозяйств. Но теперь, если цены зафиксируют, им придется сдавать свою продукцию по заниженной цене.

– Ничего прям страшного с ценами не происходит, – уверен Андрей Сизов. – Они не растут резкими темпами. Продовольственная инфляция в прошлом году составила 7%, а если считать без учета плодово-овощной продукции, повышение цен составило 5,4% по сравнению с 5% в позапрошлом году.

Прошлогодняя продовольственная инфляция в 7% – это, например, в три раза меньше, чем было в начале 2015 года. Вот тогда было хуже, а сейчас ничего экстраординарного не происходит, голодных бунтов мы не видим. Откуда такое переживание еще и за не самые востребованные и полезные продукты, как сахар и масло? Просто было недовольство президента – и чиновники ретиво взялись «исправлять».

При этом отдельные продукты действительно выросли больше: сахар – на 65%, масло – на 24%. Но Россия пока что часть мирового рынка, пока мы еще не Северная Корея. А в мире идет активный рост цен на растительные масла и на сахар – из-за сокращения китайского импорта, снижения видов на урожай в США, и плюс новости из России о заморозке цен еще больше разогнали цены. Но перед этим, в 2019 году, цены на сахар сильно упали из-за перепроизводства. Так что в 2020 году они росли с низкой базы. Не будем забывать, что в этом году в России была серьезная девальвация – рубль ослаб, и это не могло не отразиться на ценах.

2. Поможет ли заморозка?

– Это – «Совок» на марше, – считает Зубаревич. – Мы фиксировали уже цены на бензин, на гречку. Но потом же они сразу растут! Заморозка – мера абсолютно советская. Понятно, для чего сделанная, цель – электоральная, но экономического эффекта от нее нет. Это политика, а не экономика.

А разумный вариант – это квоты на экспорт, ограничивающие вывоз наших продуктов, но это же не так красиво звучит и эффект дает не сразу, а через месяц-другой. К тому же квоты не введешь «буквально с завтрашнего дня», по своему хотению – нужно менять договоры, предупреждать партнеров. Нет эффекта волшебной палочки.

Квоты вводить надо было раньше. А когда все профукали, то остается лобовой вариант – зафиксировать цены. Но он дает самый большой электоральный эффект. Это, видимо, и нужно, а не экономическая сбалансированность. Главное – прокукарекать.

За решения власти всегда расплачиваются бизнес и население. Если ограничат цены, то производители и вся посредническая цепочка получат меньше прибыли.

– Она поможет только отпугнуть частный бизнес из пищевой промышленности, сельского хозяйства, – рассказывает Сизов. Все, кто хотел построить маслозавод, заниматься сахаром, сажать свеклу, выращивать зерно, не будут этим заниматься. У бизнеса появляется новый риск, что к ним придет государство и будет регулировать их цены – кто в таких условиях захочет вести свое дело? В результате сельское хозяйство, которое было у нас одной из растущих отраслей, обложили по полной. Это очень плохо для развития.

3. Как остановить рост цен?

– Лучший способ – дать рынку играть самому, – убеждена профессор МГУ. – Если продавцы задерут цены, спрос уменьшится, и цены сами пойдут вниз. Но сахар, масло, макароны – это товары очень массового спроса, которые потребляют в основном небогатые группы населения, их у нас много, поэтому с уменьшением спроса все не так просто.

Введение пошлин – более сложная процедура: нужно отслеживать рынок, экспортерам придется идти на потери – и репутационные, и денежные. Но это более рыночная мера, чем просто тупо зафиксировать цены.

А бедным помочь можно другим способом – адресные пособия от государства малоимущим семьям. Это простой способ, применяемый во всех развитых странах – с проверкой всех доходов семьи. Это денежная помощь – когда бедной семье выделяется определенная сумма или же выдаются продуктовые наборы. В США, например, до сих пор есть food stamps – марки, по которым вы отовариваетесь едой в супермаркетах.

– Цена – это температура, – напоминает Андрей Сизов. – Если вы начнете орать на нее: «А ну-ка понизься!» – эффекта не будет. Нужно разбираться, почему так происходит. Бороться с ценой – это как бороться с температурой или земным притяжением. Это бессмысленно.

Если же мы хотим более низкие цены, нам нужна более высокая конкуренция, чтобы вкладывалось больше денег в сектор. А так будут у нас какие-нибудь госмакароны – и все будут есть госмакароны плохого качества по цене, установленной государством. Что мы уже видели.

А вот если хотят по-настоящему позаботиться о бедных, нужно выдавать малоимущим целевую денежную помощь, которую они могут потратить на продукты.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №03-2021 под заголовком «Что будет с ценами на сахар, масло, макароны и яйца».

Теги: #Тарифы и цены

Рубрика: Деньги

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^