Новости дня

20 июля, суббота












19 июля, пятница

































О чем спорят Максим Орешкин и Эльвира Набиуллина

00:02, 11 июля 2019
«Собеседник» №25-2019

Максим Орешкин и Эльвира Набиуллина // фото: Kremlin Pool / Global Look Press
Максим Орешкин и Эльвира Набиуллина // фото: Kremlin Pool / Global Look Press

На недавнем Международном финансовом конгрессе в Петербурге разгорелся спор между Центробанком и Минэкономразвития (МЭР).

Глава МЭР Максим Орешкин высказал озабоченность ростом долговой нагрузки россиян, призвал регулятора вмешаться в ситуацию. В Минфине мнение аналогичное. Там даже жестче оценивают ситуацию, говоря, что она переходит критический уровень, становится социальной проблемой и угрожает финансовой стабильности страны.

Глава ЦБ, напротив, считает преувеличением мнение, что рост кредитования связан с низкими доходами граждан, считает, что в розничном кредитовании нет «пузыря», что долговая нагрузка пока умеренная. По мнению Набиуллиной, если даже запретить выдавать потребкредиты, то банки не станут активнее финансировать компании: в нашем случае единственный сдерживающий фактор – инвестиционный климат (а исправить его одному регулятору не по силам).

Природу противоречий между МЭР и ЦБ понять легко. С Центробанка спрашивают прежде всего низкую инфляцию и стабильность финансовой системы. А с МЭР – экономический рост. Разница в задачах и формирует разницу позиций по многим вопросам.

В этом споре между МЭР и ЦБ, можно сказать, оба правы. Только резоны МЭР касаются очень короткого горизонта, а резоны ЦБ – более долгосрочного (год-два).

Большое количество потребкредитов действительно ускоряет экономический рост, но сиюминутно: за счет того, что потребление растет. Оборотная же сторона – накопление задолженности, которая в будущем способна нарушить финансовую стабильность. Причем нарушить дважды. Во-первых, могут обанкротиться люди. Во-вторых, проблемы могут начать испытывать банки-кредиторы.

При этом закредитованность граждан – тут я полностью согласен с главой ЦБ – вовсе не результат низких доходов россиян (в 1990-х доходы были на порядок ниже, а столько кредитов люди не брали), а с недостаточной финансовой грамотностью и неумением рассчитывать свои силы.

Если же говорить об инвестициях, то ЦБ и впрямь не имеет технической возможности повлиять на привлекательность того или иного типа кредитов. Стоимость денег для всех одинаковая, и куда пойдут финансовые потоки – на инвестиции или потребкредиты, – зависит исключительно от приоритетов конкретного банка.

Между тем инвестиций нет, поскольку реальный бизнес не видит перспективы. И ЦБ никоим образом не может ее создать. Зато дела типа тех, что возбуждены против Майкла Калви или Сергея Петрова («Рольф»), на этот климат влияние оказывают. Увы, негативное.

Короче, в переводе на более понятный язык аргументы Набиуллиной выглядят так: лучше иметь застой при низкой инфляции и высоких резервах, чем иметь такой же застой при высокой инфляции и без резерва. Этот резерв – подушку безопасности – ЦБ постоянно усиливает: каждый месяц выкупает значительную часть пришедшей по экспортным операциям валюты и кладет в «кубышку». За счет этого снижается инфляционное влияние. Впрочем, одновременно слегка опускается курс рубля (иначе он был бы крепче).

Сергей Хестанов,
экономист,
финансовый аналитик

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №25-2019.

 

Поделитесь статьей:


Колумнисты


Читайте также