Новости дня

19 ноября, воскресенье
































18 ноября, суббота













Блокчейн и криптовалюты: что они могут дать государствам и бизнесу


Jaap Arriens/Global Look Press

Что ждет криптовалюты в России и как новые технологии могут быть полезны для беднейших стран третьего мира.

В понедельник, 6 ноября, курс биткоина установил новый рекорд, преодолев отметку в 7,5 тысяч долларов. И пока в Казани появляется второй терминал по продаже биткониов, а Центробанк Уругвая запускает национальную криптовалюту, Банк России не исключает полной блокировки площадок по обмену криптовалют. 

О перспективах развития криптовалюты в России Sobesednik.ru уже рассказывал финансист, директор программы «Экономическая политика» Московского Центра Карнеги Андрей Мовчан. По его мнению, в России надо «в том или ином виде легализовать» криптовалюту и ответить на вопрос, чем она является:

— Если это валюта, то операции по ее использованию для покупки товаров в России запрещены — можно использовать только рубль. Если это товар, то с нее надо платить НДС. То есть мы либо должны изобрести для криптовалюты нечто третье, либо назвать ее ценной бумагой, — считает Мовчан. — Она похожа на ценную бумагу по своей сути. Тогда ее нужно регистрировать правильным образом, получать для нее регистрационный номер.

Эксперт отметил, что формально российские власти делают вид, что криптовалюты словно не существуют, хотя и предлагают создать «крипторубль». По мнению Мовчана, у этой идеи есть три пути развития: перевод учета объемов рублевых обязательств ЦБ на систему блокчейн, что «никак не поменяет ситуацию с рублем»; перенос центра эмиссии с ЦБ на все население России, что будет вредно для государства; появление в России компаний, которые будут заниматься созданием криптовалюты — при этом рубль останется тем, что он есть сейчас.

Директор аналитического департамента ИК «Регион» Валерий Вайсберг в разговоре с Sobesednik.ru предположил, что в России получит применение модификация технологии блокчейн, на основе которой создана криптовалюта. Он напомнил, что под эгидой Ассоциации ФинТех в России создается национальная блокчейн-платформа для финансового рынка — «Мастерчейн».

— Пока не предполагается использование внутренней валюты этой платформы для клиринга, но перспектива у клиринговых криптовалют безусловно есть, — считает Вайсберг. — Что касается масштабов использования «Мастерчейн», то в перспективе ближайших лет ее, скорее всего, будут использовать преимущественно крупнейшие банки и крупный бизнес. В перспективе круг пользователей, конечно, расширится, но на адаптацию системы к нуждам малого бизнеса может уйти весьма продолжительное время: не имея в штате ИТ-специалистов соответствующей квалификации, они [малый бизнес] нуждаются в «коробочных» решениях. 

С другой стороны, отмечает эксперт, проекты ФинТеха «Банковские гарантии» и «Знай своего клиента» имеют прямое отношение к малым и средним предприятиям. 

— Кроме того, потенциально интересными направлениями внедрения технологии блокчейн в малом и среднем бизнесе мне представляются факторинг и лизинг автотранспорта, — добавляет Вайсберг.

Но если технология блокчейн может быть полезна в финансовом секторе, то, мнению Андрея Мовчана, созданная на основе этой технологии криптовалюта на экономику России никак не повлияет:

— Экономика — это наука про ценности. Они могут быть материальными, духовными, в виде каких-то прав, но это некоторые ценности. Валюта является способом отражения этих ценностей в учете, — напоминает финансист. — Я не понимаю, как с помощью способа отражения изменения ценности в учете можно увеличивать или уменьшать богатство. 

— В России можно было бы точно так же в долларах отражать ценность — ну что бы это изменило? Это сделало бы нас менее гибкими, у нас курс рубля не мог бы упасть в кризис — это было бы менее удобно с точки зрения управления экономикой. Но объем ценностей, которыми мы владеем, это никак бы не изменило, — уверен эксперт.

Между тем в 2016 году ООН выпустила доклад, в котором утверждал, что биткоин может улучшить экономику стран третьего мира.

— Здесь речь преимущественно идет о расширении охвата населения теми или иным финансовыми и социальными услугами, — объясняет Валерий Вайсберг. — Предпосылками к этому может являться, с одной стороны, дороговизна инфраструктуры в регионах с низкой плотностью населения, а также отсутствие в силу тех или иных причин надежной государственной системы идентификации личности. Скажем, в этом году продовольственная программа ООН объявила об успешном применении Ethereum для распределения помощи сирийским беженцам, в будущем году этот опыт будет применен в Иордании.

По мнению эксперта, повышение доступности финансовых услуг даст толчок развитию бизнеса, однако оно не решит проблемы с низким уровнем образования, коррупцией и прочими факторами, определяющими бедность стран третьего мира:

— Сегодня в Африке южнее Сахары множество людей пользуется мобильным телефоном, но не имеет доступа к питьевой воде. Биткойн и блокчейн этой проблемы не решают, — подчеркивает Вайсберг.

Говоря о будущем блокчейна и криптовалюты, эксперт отметил, что многие инновации проходят один и тот же путь: «Сначала это удел немногих посвященных, затем всеобщий восторг, потом разочарование от несбывшихся больших надежд, и, наконец, встраивание в некий полезный продукт». 

— Блокчейн сегодня достаточно хорошо изучен специалистами, понятны его слабы и сильные стороны, ясно, в каком направлении нужно двигаться, — считает Валерий Вайсберг. — С криптовалютами ситуация сложнее: их появление является серьезным вызовом для центральных банков, поскольку сильно влияет на эффективность современных инструментов монетарной политики. Остановить процесс становления цифровых финансовых систем уже вряд ли возможно, поэтому ряд стран в ближайшие годы создадут национальные криптовалюты. Посмотрим, что из этого получится.

Теги: Рубль

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания