Новости дня

21 октября, суббота

















20 октября, пятница



























Экономист о пенсионных мечтах россиян: Это жизнь на уровне Африки


Экономист Андрей Заостровцев в интервью Sobesednik.ru оценил скромность россиян, мечтающих о пенсии в 30 тысяч.

Ранее Sobesednik.ru писал, что 36,5% россиян, согласно опросу социологов РГСУ, считают приемлемой пенсию в размере от 20 до 30 тысяч рублей. 28,1% респондентов ответили, что хотят пенсию в 15–20 тысяч. 22,7% граждан хотели бы получать от 30 до 40 тысяч, а 11,4% – всего 10–15 тысяч. Ректор РГСУ Наталья Починок заявила, что на «приемлемость» пенсии влияет её нынешний средний размер: «Люди исходят из этой величины и думают, что хорошо бы прибавили ещё немного — и будет достаточно». Недавно вице-премьер РФ Ольга Голодец заявила, что средняя пенсия в 2017 году составит 13 620 рублей.

Пенсионные ожидания россиян Sobesednik.ru обсудил с профессором ВШЭ, экономистом Андреем Заостровцевым:

– Треть россиян хочет пенсию в размере от 20 до 30 тысяч.

– Это скромно.

– Действительно? А мне показалось, что это несколько завышенные ожидания.

– Это да – это выше средней, было бы смешно, если бы люди хотели пенсию ниже средней. Но с точки зрения выживания 20 тысяч – попробуйте прожить на них, поставьте такой эксперимент. Переведите эти 20 тысяч в доллары или евро и сравните это с пенсиями в Латвии, Литве. Это будет меньше, хотя там самые низкие пенсии по Европе. А уровень цен в Латвии и Литве пониже, чему у нас, если исключить несколько видов продуктов. Питание и одежда там дешевле. Так что сравнительно скромные у россиян претензии.

– По-вашему, приемлемая пенсия в России – это сколько?

– Приемлемая смотря для кого и как. Люди очень разные. Если одинокий пенсионер, то это действительно где-то 30 тысяч, чтобы более-менее нормально жить: питаться, платить за квартиру, купить какой-то предмет одежды. Но если вдруг что-то случится со здоровьем – а у нас медицина платная, хоть формально и бесплатная, – то человек в 30 тысяч даже близко не уложится. А о 20 тысячах и говорить нечего. Конечно, можно жить на крупах и хлебе. Но это жизнь на уровне не самых развитых африканских стран. Только надо ещё учитывать, что климат у нас не африканский, поэтому мы ещё платим за тёплую одежду и отопление.

– Я не понимаю, как можно надеяться на пенсию в 30 тысяч рублей, если средняя зарплата в России – 36 тысяч.

– Страна у нас такая разная, что не нужно сравнивать, скажем, с Петербургом. В Петербурге нет огородов, у нас свинья не стоит в загончике и так далее. Исследования по малым городам показывают, что подсобные хозяйства, натуральные продукты играют там существенную роль. Для многих это существенно. В Курске, допустим, в подвалах многоквартирных домов есть чуланчики, где жители хранят заготовки, потому что всё в квартире не помещается. Так выживали в 90-е годы.

Плюс теневая экономика у нас огромная, особенно вне мегаполисов. Возьмите какой-нибудь райцентр – там не меньше половины доходов не известна ни налоговым органам, ни статистическим органам. Так что эти цифры – средняя зарплата – мало о чём говорят, тем более в такой стране, как Россия.

Кроме того, у нас статистика не считает медианную зарплату – она была бы даже меньше средней. Средняя – это далеко не всегда показатель. Медианная – это вот если у вас есть семь человек и вы их выстроили в ряд с номерами, то четвёртый человек будет медианный. Если к этой компании присоединился [Роман] Абрамович, то медианная зарплата почти не изменится, а средняя изменится очень сильно.

– Вы могли бы назвать нашу пенсионную политику внятной, понятной, прозрачной?

– Нет, конечно. Я сам пенсионер, но я абсолютно ничего не понимаю. Я знаю самые очевидные вещи: что пока я работаю, моя пенсия не индексируется и инфляция её будет съедать. Я помню, что когда я пришёл с документами в пенсионный фонд, мне даже официальную цифру не объявили, какая у меня пенсия. Человек, сейчас выходящий на пенсию, сам не может посчитать свою пенсию, потому что формула расчёта пенсии не укладывается в голове.

– Специалисты РГСУ, проводившие опрос, обратили внимание на снижение интереса граждан к добровольным накоплениям. Число людей, желающих самостоятельно накопить на пенсию, снизилось вдвое.

– Пенсионные накопления конфискуют последние три года. И их будут конфисковывать. Там остаток есть, который накоплен, но ваши новые накопления конфискуют. Это можно так представить: вы каждый год откладывали на книжку в Сбербанке 50 тысяч, откладывали-откладывали, а потом с какого-то года вы принесли 50 тысяч, а у вас их забрали. Сейчас вы приносите 50 тысяч, а у вас их отбирают. Но люди это никак не воспринимают, потому что у нас люди не относятся к пенсии серьёзно, не воспринимают это как свои деньги. «Да, что-то знаю, да, что-то слышал». В [20]22-м году должны выйти на пенсию те, кто уже участвовал в этой накопительной системе, и эта их накопленная сумма даст им ничтожную прибавку к пенсии, если вообще даст. Потом, я не очень себе представляю, как эта сумма будет выплачиваться дальше. Допустим, вы накопили миллион рублей к пенсии, а что дальше? Вам же его сразу на руки не дадут.

Вообще наша пенсионная система пока ещё держится просто потому, что мы платим взносы в Пенсионный фонд. Взносов не хватает, и примерно половину доплачивает бюджет – это субсидии федерального бюджета Пенсионному фонду. Пока у федерального бюджета есть такая возможность, пенсионная система держится более-менее.

– И когда это закончится?

– А этого никто не знает. Когда цены на нефть будут устойчивыми? Это может и не закончиться: если не будет инфляции, будут финансировать бюджет инфляционными методами. Понимаете, рубли не закончатся никогда. Доллары могут закончится, а рубли – это сколько угодно. Будут искать способы ограничить пенсии вроде того, как мы отказались от индексации в пользу разовой подачки в пять тысяч. Это гораздо выгоднее.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания