Новости дня

17 октября, вторник











































Андрей Нечаев: Не видно, за счет чего будут расти зарплаты в 2017-м


Sobesednik.ru обсудил с экономистом Андреем Нечаевым радужный прогноз главы Минтруда о росте зарплат в 2017 году.

Как писал Sobesednik.ru, министр труда и социальной защиты Максим Топилин заявил, что в 2017 году в России будет увеличиваться не только номинальная, но и реальная заработная плата. «По итогам 2016 года мы, скорее всего, увидим рост реальных зарплат, потому что с августа наметилась положительная тенденция к их повышению», – сказал глава Минтруда.

Отметим, что по итогам 2015 года Росстат зафиксировал снижение реальных зарплат на 9,5%. За 11 месяцев прошлого года, по данным ведомства, зарплаты в реальном выражении выросли на 0,5%.

Sobesednik.ru узнал у бывшего министра экономики России, лидера партии «Гражданская инициатива» Андрея Нечаева, можно ли верить оптимистичному прогнозу Максима Топилина:

– Дай бог чтоб было так, но непонятно, за счёт чего это может произойти, – сказал Нечаев. – Если говорить о бюджетной сфере, то ситуация очень напряжённая: бюджет в 2017 году будет по-прежнему дефицитным. Поэтому если рост и будет, то номинальным – не видно источников, за счёт которых он будет заметным. То же самое касается и бизнеса. В разных секторах ситуация всегда различная, но в среднем температура по госпиталю вряд ли повысится. Но если мы говорим о номинальной зарплате, то она, в общем-то, всё время растёт. Другое дело, что в 2014-м и 2015 годах была очень высокая инфляция и реальная зарплата падала – до 10% в год. Сейчас за счёт сокращения платёжеспособного спроса и других факторов инфляция снизилась, поэтому такого сильного падения реальной зарплаты не будет. Для того, чтобы выросла реальная зарплата, рост номинальной зарплаты должен составить не менее 5-6%. Это такая очень оптимистичная цифра.

– По словам Топилина, улучшение ситуации с зарплатами во многом связано с реализацией президентских указов об увеличении заработной платы в бюджетном секторе.

– Это крупная, но всё-таки ограниченная группа занятых. Речь идёт о врачах, учителях, чиновниках. Но если мы говорим о зарплате по стране в целом...

– На «температуру по госпиталю» это не повлияет?

– Повлияет, конечно, но если у 6% зарплаты вырастут на 10%, то у всех остальных она вырастет на 1%.

– А что насчёт безработицы?

– В этом смысле у нас очень интересная система. Предприятия предпочитают не сокращать работников, что понятно: если увольнять квалифицированных сотрудников, то потом бывает трудно их снова завести. Как правило, предприятия идут на частичную занятость, на отпуск за свой счёт, на неполную рабочую неделю и так далее. И сильного роста безработицы не было. Я думаю, что по безработице в этом смысле всё останется без изменений, может быть, она даже снизится.

– Максим Топилин сказал, что государство не будет законодательно регулировать зарплаты руководства госкомпаний. «Это коммерческие компании, а в бизнесе нельзя регулировать заработную плату», – объяснил он. Согласны с его мнением?

– Странная логика, потому что это специфический бизнес. Ни для кого не секрет, что госкомпании обладают очень серьёзными привилегиями и с точки зрения доступа к госзаказу, и с точки зрения лоббирования их интересов на международной арене. Это, мягко говоря, не «чистый бизнес». Это первый момент. Второе: на фоне колоссального разрыва в уровне доходов между бедными и богатыми зарплаты [топ-менеджеров госкомпаний] в десятки миллионов рублей не очень логичны с социальной и нравственной точек зрения. Мне кажется, это лукавые отговорки.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания