Новости дня

21 мая, понедельник




20 мая, воскресенье













19 мая, суббота
















18 мая, пятница












"Это тупик, выхода нет". Зачем России нужен финансовый омбудсмен


«У нас сильно закредитованное население. Семь миллионов закредитованных граждан...» // Стоп-кадр YouTube
«У нас сильно закредитованное население. Семь миллионов закредитованных граждан...» // Стоп-кадр YouTube

Финансовый омбудсмен Павел Медведев рассказал, нужно ли учреждать соответствующую официальную должность в России.

Президент России Владимир Путин 22 ноября на форуме Общероссийского народного фронта (ОНФ) поддержал идею о создании должности финансового уполномоченного.

Сейчас должность финансового омбудсмена существует при Ассоциации российских банков, ее занимает Павел Медведев — известный финансист, экс-депутат Госдумы. Однако законодательно полномочия финансового омбудсмена сейчас никак не регулируются — этот пост не связан с официальной государственной должностью.

В разговоре с Sobesednik.ru Павел Медведев признался, что официальная должность финансового омбудсмена (по образцу всем известных уполномоченного по правам человека, правам ребенка или уполномоченного по вопросам бизнеса при президенте РФ) в России нужна.

— Разумеется, нужна. И Путин членораздельно объяснил, почему. У нас сильно закредитованное население. Семь миллионов закредитованных граждан. Закредитованность — это тупик, никакого выхода нет. За 12 месяцев удалось подать заявление о банкротстве или о реструктуризации долга в суды меньше чем семи тысячам человек. То есть ничтожно маленькая доля смогла подать заявление, и еще неизвестно, чем дело кончится. А если упростить закон о банкротстве физических лиц — тогда будет другое несчастье: тогда семь миллионов человек придут в суды, что остановит судебную систему навсегда.

Поэтому Путин правильно говорит, что нужны внесудебные механизмы разрешения споров, коллизий и так далее. Мы сами пытаемся быть финансовыми омбудсменами, но у нас очень мало ресурсов без закона. Если закон будет принят, то ресурсы у финансового омбудсмена появятся.

Павел Медведев / Global Look Press

— Получается, проблемы заемщиков без помощи законов никак не решить?

— Нужен административный ресурс, безусловно, нужны административные права.

Например, для меня самый распространенная просьба — это просьба о реструктуризации. [Раньше] мы почти всегда добивались реструктуризации потому, что с одним банком договориться легко. В глубине души банк, который отказал заемщику, хочет реструктуризации, потому что он хочет от человека хоть что-то получить, а не загонять его в угол, чтобы тот перестал платить.

Сейчас реструктуризация невозможна, потому что должники обязаны перед несколькими банками. Согласовать реструктуризацию в нескольких финансовых организациях я не могу именно потому, что у меня нет административного ресурса. Я обманщика не могу наказать: банки в принципе согласятся реструктуризировать кредит, а кто-то потом откажется и не будет реструктуризацию проводить. Тогда что получится? Те, которые реструктуризируют, высвободят часть денег своему клиенту, и эти деньги перетекут тому банку, который обманул.

И мне банкиры это прямым текстом говорят — что они согласись бы с моим предложением, если бы увидели, что в моих руках есть административный ресурс, который ни одному из них не позволит обмануть других.

— По-вашему, в России учреждение этой должности реально поможет людям?

— Я надеюсь. Это мы узнаем потом, когда оно будет. Практически во всех странах, названия которых я умею произносить, есть финансовый омбудсмен. Он успешно работает. Я со многими лично знаком, с двумя финансовыми омбудсменами английским знаком.

В Армении есть финансовый омбудсмен. Там, конечно, масштаб несравним с английским, но и Армения не сравнима с Англией. Тем не менее они достаточно успешны.

Все понимают, что через суды нельзя пропустить слишком больше количество мелких дел. Омбудсмен занимается мелкими делами в том смысле, что оспариваемая судьба долга или депозита невелика.

— Вы собираетесь претендовать на должность «официального» финансового омбудсмена РФ?

— Я бы хотел. Закон уже написан, в первом чтении принят. Есть такая структура, которая называется наблюдательный совет финансового омбудсмена. Он принимает решение. Рекомендует Центральный банк, а решение принимает он. Если это сохранится во втором чтении.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания