Новости дня

16 декабря, суббота













15 декабря, пятница
































Финансовый омбудсмен о захвате банка: Процедура банкротства не работает совсем


Павел Медведев // Global Look Press

О том, что происходит с процедурой банкротства в России, рассказал Sobesednik.ru финансовый омбудсмен Павел Медведев.

Около года назад было много разговоров об упрощении процедуры банкротства для физических лиц. Тем не менее в среду вечером разорившийся бизнесмен Арам Петросян с муляжом бомбы на шее пытался привлечь общественное внимание к проблеме банкротства путем попытки захвата отделения «Сити-банка».

— В случае мелкого предпринимательства процедура банкротства пока практически невозможна, — говорит экс-депутат Госдумы, финансовый омбудсмен Павел Медведев. — Беда в том, что культура предпринимательства у нас низкая, можно сказать средневековая. Семья не отделяется от бизнеса. Голландцы уже давно придумали ограничение ответственности: за бизнес отвечает только бизнес, а мы пока еще нет. Когда у мелкого предпринимателя возникают трудности, он берет кредиты как физическое лицо, прогорает, а должна оказывается в итоге вся семья.

Банкротство физлиц в настоящий момент не работает совсем, — говорит эксперт. — После вчерашнего инцидента я просмотрел статистику Верховного суда по обращениям по банкротствам: процедуру смогли пройти менее 10 тысяч человек, тогда как нуждающихся в ней — порядка 7–8 миллионов. Скоро год, как работает закон об упрощенной процедуре. Получается, гора родила даже не мышь — гора родила микроба.

Проблемы тут следующие: закон слишком запутан, суды слишком недружественны к гражданам. Без адвоката туда не войдешь, а он стоит денег. При этом стоимость самой процедуры — услуги финансового управляющего, судебные расходы и так далее — 100 тысяч рублей. Этиу цифру мне называли несколько адвокатов, специализирующихся на банкротствах. 100 тысяч с человека, который обанкротился! Имеется в виду — обанкротился честно, а не набрал кредитов и спрятал деньги в офшорах. Это просто нереально! Это безумно дорого! — негодует Медведев.

По его словам, сейчас банкротятся люди, которые не сами подают на банкротство, а те, на кого жалуются кредиторы:

— Тот же знаменитый режиссер двух театров Кехман должен многие миллионы, и, вероятно, кредиторы думают, что он что-то припрятал, превратил в имущество и с него можно что-то получить. А вот таких, что сами идут на процедуру, практически нет.

Но, допустим, закон будет идеален, суды быдут нормальными. И все равно они не смогут за разумные сроки разобраться с 7–8 миллионами должников. И это в той ситуации, когда время в буквальном смысле слова деньги.

В цивилизованном мире решения относительно мелких долгов обычно принимает финансовый омбудсмен, — рассказывает Медведев. — Обычно в таких делах два пути: это реструктуризиция долга, когда финансовый омбудсмен все соглаует и организует, либо, когда нужно действительно банкротство и надо продавать имущество, дело, опять же, готовит финансовый омбудсмен, а суд утверждает его решение. Так можно банкротить много людей. Надеюсь, если система заработает, у нас не будут скапливаться миллионы должников.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания