Новости дня

17 декабря, воскресенье

































16 декабря, суббота












Провал заморозки добычи нефти: шок или пиар-акция?


Переговоры в Дохе провалились? // Nikku/xinhua/Global Look Press

Sobesednik.ru выяснил у экспертов итоги переговоров в Дохе о заморозке уровня добычи нефти.

17 апреля стало известно, что переговоры в Дохе о заморозке добычи нефти не увенчались успехом. Участники не смогли договориться между собой. СМИ писали, что не получилось решить вопрос об Иране — следует ли распространять действие соглашения на него, так как его представитель не приехал на встречу.

На срыв переговоров рынок моментально отреагировал падением цены на нефть, а рубль подешевел по отношению к доллару и евро более чем на 2 рубля.

Sobesednik.ru выяснял у экспертов, что кроется за неподписанным соглашением и чего ожидать дальше.

Кандидат экономических наук, доцент кафедры международной коммерции Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС Иван Капитонов:

— Хотелось бы позитивно охарактеризовать итоги, несмотря на то, что результат не был достигнут. Но есть позитивный сигнал — для оглашения результатов была выбрана третья сторона: если вы помните, то вышел и огласил итоги встречи министр нефти Нигерии. Это означает, что баланс ищется. И крайности сейчас не оглашаются, то есть отказ от подписи, который был бы озвучен Саудовской Аравией, или перспективы подписи, озвученные российской стороной.

В перспективе будут министерские встречи, которые будут проходить до июня. На них будут улаживаться вопросы возможного подписания соглашения, и можно предположить, что в июне такое соглашение о заморозке будет достигнуто. В настоящее время [цена на нефть] будет снижаться — она повышалась на новостях о том, что скорее всего будет подписано соглашение, сейчас наоборот. Уровень снижения можно спрогнозировать до $38 за баррель, затем будет отскок [вверх], который нужен для того, чтобы участники финансового рынка зафиксировали прибыль.

В любом случае, достигнутые летом договоренности не все участники нефтяного рынка подпишут. В частности, США вне этой договоренности — они и не рассматриваются как одна из сторон. Тем не менее, мы с вами увидим позитивное влияние на рынок, рост цены [на нефть], потому что основные страны-нефтедобытчики (а страны ОПЕК и Россия добывают вместе более 80% всей нефти на рынке) подпишут соответствующие договоренности.

Российский экономический аналитик, специалист по нефтегазовому рынку, партнер консалтингового агентства RusEnergy Михаил Крутихин:

— Итоги можно было бы оценивать, если бы они были, но их нет и не будет. Это была чистая пиар-акция, которая полностью была безнадежна. Если сами участники переговоров не готовы пойти на сокращение или замораживание свой собственной добычи нефти, а говорили о ее наращивании (это Кувейт, Саудовская Аравия, Ирак, Иран, Нигерия и многие другие), то о каком замораживании можно говорить?

Это была отчаянная попытка показать миру, что они все-таки стараются, но старания не прошли. Никаких соглашений в этом направлении не будет и не ожидается.

Сейчас идет война за рыночные ниши, а не за цены нефти на рынке. На цены уже все не обращают внимания — готовы продавать нефть ниже себестоимости, лишь бы сохранить свою нишу.

В России возможны очень неприятные последствия для государственного бюджета, если цена на нефть удержится в размере $35–40 за баррель в течение года.

Директор института актуальной экономики Никита Исаев:

— Решение о заморозке не поменяло бы ситуацию в сторону роста цен на нефть (в российских финансовых экономических властях говорили о росте цены до $45–50 за баррель нефти), но больше стоит рассматривать пессимистичный сценарий, озвученный ЦБ — до $30 за баррель — и Минфином — $40 за баррель.

В любом случае, нефть корректировалась бы до $30–40 за баррель, во многом потому, что переизбыток и профицит нефти, существующий на международном рынке, таков, что не позволит подняться ценам до этих уровней.

Никита Исаев / стоп-кадр передачи из YouTube

Страны, которые объявили о неучастии в этих договоренностях — Иран, Саудовская Аравия, США, — имеют либо высокую степень самодостаточности экономики вне зависимости от нефтегазовых доходов, либо серьезную подушку безопасности. Не в их интересах принимать соответствующие ограничения, даже играть на спекулянтов, которые могли бы повлиять на конъюнктуру цен на нефть.

Договориться будет достаточно сложно, пока основные страны-экспортеры (США и Саудовская Аравия) на себе падение экономики серьезно не ощутят. А Саудовская Аравия не почувствует — хоть она и имеет дефицит бюджета в 25% ВВП, но достаточно легко покроет резервами. Другие страны — Венесуэла, Канада, — которые хотят заморозки уровня добычи нефти, но не являются основными игроками на мировом политически и экономическом, — вряд ли они смогут убедить основные страны-экспортеры.

Объявление, что в июне и октябре переговоры будут продолжены, — хорошая мина при плохой игре, потому что заявление об остановке процесса переговоров — опасный сигнал, который может рикошетом ударить не только по нефтегазовой отрасли, не только по экономике, но и по политическим конструкциям в разных странах.

Для России это не самая очевидная плохая новость. Во многом потому, что основание и объяснение снижения курса рубля — проседание исполненных расходных статей бюджета. Со слабым рублем России будет проще исполнять обязательства первого полугодия, второго квартала [бюджета 2016 года]. Думаю, что во втором квартале курс рубля упадет, возможно, до уровня 75–80 рублей за доллар.

Главный экономист Фонда экономических исследований «Центр развития» НИУ ВШЭ Валерий Миронов:

— Оптимистические ожидания нашего правительства не оправдались. Конечно, этим они расстроили бизнес, нанеся ему психологический шок, но это и ожидалось. Было изначально ясно, когда Иран такими темпами добычи нефти пытается нивелировать годы нахождения под санкциями, Саудовская Аравия, которая с ним в регионе соревнуется за влияние, не позволит, чтобы Иран усилился, а она оставалась на прежнем месте. Это и случилось.

По имеющимся оценкам, неподписание соглашения вызовет снижение цен на нефть. Они уже снизились на 6%. Возможно снижение до $30 за баррель и поиск балансировки до середины-конца следующего года — балансировки на более высоком уровне, но не выше $50 за баррель.

Теоретически соглашение может состояться. У Саудовской Аравии значительные проблемы с бюджетом, несмотря на то, что у них есть большие золотовалютные резервы, проблемы больше, чем у нас, и они заинтересованы в более высокой цене на нефть, чтобы не пережить свою «саудовскую весну». Но с другой стороны, они хотят давить на США в преддверие принятия закона о том, чтобы наказать виновников в Саудовской Аравии за теракты [11 сентября] 2001 года. Возможно, этот закон в США и подтолкнул Саудовскую Аравию в последний момент изменить свою позицию на переговорах в Дохе. До конца этого года вряд ли мы увидим новое соглашение.

Руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник:

— Безусловно, новые раунды и новые попытки собраться будут, повод даже понятен — заморозка добычи. Но никаких финальных резолюций вскоре мы не увидим, это тоже надо понимать.

Сейчас во всех СМИ передовицы пугают словом «провал», «все плохо» — это абсолютное заблуждение. Иран изначально заявлял, что не собирается замораживать добычу до тех пор, пока не выйдет на досанкционный уровень производства. Остальные игроки готовы были заморозить, меняли только дату отчета — сначала был январь, потом февраль.

Валерий Миронов / Стоп-кадр из передачи на YouTube

Если взять Россию и Саудовскую Аравию, крупнейших игроков за исключением Америки, понятно, что замораживать на уровнях января, когда были по сути пики и рекорды в России, значит позволить себе в течение года примерно 2%-й рост.

Переговоры больше похожи на словесную игру. Чем больше вокруг этого разговоров, тем больше реагируют спекулянты. Неопределенность с заморозкой добычи длится с февраля. И нефть с январских минимумов $30 за баррель приблизилась даже к $44 за баррель, а на рынке структурных перестроек не произошло за несколько месяцев, а мы видим рост более 50%.

Страсти о заморозке работают, и это понимают нефтепроизводители; понимаем и мы, что для наших нефтедобытчиков это хорошее подспорье. Для нас это пока позитивный сценарий. Так называемая реперная точка — это июньское заседание ОПЕК. Посмотрят, как поживает Иран, как у всех прочих, и из этого будут исходить, возможно, будут готовить финальную консолидированную резолюцию. Нежесткую, запутанную для спекулянтов.

Почему-то никто не говорит о тенденциях на рынке по статистическим данным. Говорят, что Китай ставит рекорды по внешнему потреблению энергоресурсов. Тенденция на то, что рынки нацелены на рост потребления. И уже, грубо говоря, через полгода-год мы можем прийти к равновесному состоянию на рынке — эффект затоваривания может быть нивелирован естественными сценариями.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания