Новости дня

13 декабря, четверг






































12 декабря, среда







Европа прикрывает способ обхода санкций?


Представители ЕС рекомендовали банкам не размещать евробонды России // Global Look Press
Представители ЕС рекомендовали банкам не размещать евробонды России // Global Look Press

Sobesednik.ru обсудил с финансистом Андреем Мовчаном просьбу Евросоюза не размещать облигации РФ в банках Европы.

Financial Times 15 марта сообщил о том, что представители Евросоюза обратились к европейским банкам с просьбой не размещать российские облигации. По словам издания, представили ЕС рекомендовали отказать России из-за того, что деньги, полученные от размещения облигаций, она потратит «не по назначению» и, более того, таким образом попытается обойти санкции.

Если европейские банки последуют просьбе представителей Евросоюза, то Россия рискует провалить попытку выйти на рынок международных заимствований. Стоит отметить, что раньше с таким же предупреждением обратили американские власти к банкам США.

Sobesednik.ru связался с финансистом Андреем Мовчаном и попросил его объяснить, каким образом Россия может обойти санкции, размещая свои облигации, и как она может потрать деньги «не по назначению»:

— Есть два ответа на этот вопрос. Ответ формальный и ответ неформальный, — отметил Андрей Мовчан в комментарии для Sobesednik.ru. — Неформальный ответ понятен: не говоря о том, что правда, а что нет, в Европе и Америке Россия сейчас воспринимается как страна, которая использует часть средств, которые у нее имеются, на ведение агрессивной политики по отношению к разным государствам. С одной стороны — к Украине, естественным образом.

С другой стороны, Россия обвиняется в организации массированной пропаганды в Европе, Америке и в других странах. С третьей — это та же военная операция в Сирии, но уже сворачивающаяся сейчас. Кстати, возможно, это было одним из условий размещений российских евробондов, неизвестно, — отмечает Мовчан. — С четвертой стороны, Россию очень часто обвиняют в тайных поставках оружия, в помощи странам, находящимся под санкциями, и так далее.

Финансист Андрей Мовчан / Страница Андрея Мовчана в Facebook

С неформальной точки зрения это звучит так: вы видите, что Россия использует деньги на нехорошие дела, значит, давайте не будем ей деньги давать — по крайней мере, организовывать выдачу денег.

С формальной точки зрения любая эмиссия долга всегда описывается в проспекте эмиссии, в том числе и с точки зрения использования денег, которые получены этой эмиссией. В проспекте всегда — и в том числе в суверенном проспекте — конкретно стоят направления, куда деньги будут использованы. Я не знаю, какой проспект у России, по-моему, никто еще этого проспекта не видел, но, скорее всего, когда он появится, там будет написано, что эти средства будут использоваться частично на погашение более старых долгов, а частично — на финансирование бюджетного дефицита, — говорит финансист.

— Поскольку Россия постоянно — заслуженно и незаслуженно, в зависимости от ситуации — обвиняется в высоком уровне коррупции, отмывании денег и так далее, то с формальной точки зрения рассматривать это нужно следующим образом: европейским банкам говорят, что в России много воруют денег, в том числе у нас есть практика того, что воровали кредиты в 90-е годы, и сейчас многие российские чиновники обвиняются в коррупции, прямо или косвенно, и есть риск, что эти деньги пойдут не на финансирование бюджета или покрытие долгов, а осядут в карманах чиновников. И поэтому давайте не будем размещать эти выпуски. Но это речь идет о представлении некой ситуации в глазах регуляторов. Речь не идет о некой реальности, потому что никакой реальности не может быть до выпуска облигаций.

— В предупреждении также сказано, что Россия может попытаться обойти санкции, размещая свои облигации. Как это возможно?

— Под санкции попало несколько компаний и частных лиц, которые не имеют права [в связи] с этими санкциями получать долларовое финансирование. Если Россия выпускает облигации, то вполне возможно, что часть средств, полученная от облигаций, пойдет на финансирование этих компаний. Потому что внутри России нельзя определить, как и кому выдаются деньги.

Это все немножко детский разговор, потому что Россия и без этих несчастных 3 миллиардов вполне может раздать деньги кому хочет внутри, но это все политика вокруг. Понятно же, что лишний раз пытаются показать, что не нравится, как Россия себя ведет, и в связи с этим не надо ей помогать.

— Все-таки насколько размещение облигаций России в европейских банках можно считать хорошим способом обойти санкции?

— Я вообще думаю, что это не имеет никакого отношения к вопросу обхода санкций. Понимаете, где взять деньги для того, чтобы дать их людям в санкционном списке, — вопрос пятнадцатый. Вы можете взять их, напечатав, или вы можете взять их из бюджета, или из новых долгов, вы можете внутренние долги сделать.

Объем размещения, который поставляет Россия — три миллиарда долларов, — абсолютно не значим на рынке. Микроскопический объем, он никак не меняет финансового положения страны. Поэтому говорить о том, что это решение необходимо для обхода санкций, бессмысленно. Это, конечно, не так.

Это размещение — это нормальное тестирование рынка, которое проводит Минфин РФ для того, чтобы понимать, сколько стоит новый российский долг, для того, чтобы оставаться на рынке, чтобы сохранять клиентов, которые готовы принять российский долг, и так далее. Это действие, абсолютно не связанное с балансом операций.

— То есть если Россия не разместит облигации и не получит деньги, то это никак на ней пагубно не скажется?

— Абсолютно. Это ничего не поменяет. Это совсем не та сумма, о которой вообще стоит говорить.

— Почему же тогда Евросоюз так не хочет, чтобы Россия размещала евробонды?

— Нет такого понятия — Евросоюз. Евросоюз — это совокупность государств, совокупность банков, регуляторов.

Есть некое общее отношение к России как к стране, которая нарушает планы, законы, приличия, не может быть полноценным партнером. Американцы считают так в больше степени, Европа — в меньшей. Европа очень много торгует с Россией. В области нефти и газа, который она продолжает получать из России, нет никаких ограничений, и никто не может сказать «перестаньте покупать у России газ».

Все равно какие-то шаги показательного характера так или иначе делаются. Сперва американский регулятор сказал, что он просит американские банки не размещать, сейчас европейцы продолжают ту же традицию. Скорее это рассчитано на европейского избирателя, который должен увидеть, что регулятор принципиален и стоит на страже хороших людей, против плохих людей.

— Как еще регулятор может помешать РФ разместить свои облигации в европейских банках, кроме таких предостережений?

— Теоретически может быть прямой запрет, но это будет уже санкционный уровень. Тогда придется на более серьезном уровне — уже на уровне парламента, не регулятора — вводить санкции против современных российских долгов.

Но проблема здесь возникнет в том, что есть старые российские долги, которые есть на рынке. И надо будет как-то подробно описывать эту ситуацию: старые можно торговать, например, а новые нельзя. Я думаю, что будет сложно и никто на это не пойдет. А на уровне рекомендации, соответственно, можно.

— Почему же представители ЕС обратились к банкам с предупреждением только сейчас, хотя Минфин РФ говорил о размещении облигаций более месяца назад?

— Россия только объявила, что планирует [размещение евробондов]. Переговоры с банками она начала только сейчас. Пока переговоры начались, пока банки начали разбирать, что они возможно будут это делать...

Ну а потом, регулятор — это же бюрократы, им надо собраться, посовещаться. Собрать еще одно совещание, сделать презентацию, получить доклад. Это все занимает время.

— Как вы думаете, что сделает Россия, если разместить свои облигации в Европе у нее все-таки не получится?

— Банков много, 3 миллиарда — маленькая сумма. Я не знаю, что будет делать Россия, мне не докладывают, но вполне можно пойти в Китай или Гонконг. Вполне можно пойти в банки, не относящиеся к Европейскому союзу. Нам, правда, с нашей политикой все меньше и меньше куда пойти остается. Вот так можно было бы в Турцию пойти, а теперь в Турцию не пойдешь. В Латинскую Америку тоже особо не пойдешь — там своих проблем много. Разве что на Южноафриканскую биржу еще можно пойти.

Надо же понимать, что это достаточно условная вещь — еврооблигации. Это же не значит, что их европейцы должны покупать. В принципе, можно на 3 миллиарда продать Сбербанку большую долю.

— Почему тогда сейчас Россия не продаст их Сбербанку?

— Для начала Россия должна их сделать, зарегистрировать, оформить. Это же работа. Их просто нет, этого выпуска еще нет совсем, — сказал Андрей Мовчан в интервью Sobesednik.ru. — Его еще не существует в природе.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания