Новости дня

13 декабря, среда





12 декабря, вторник





























11 декабря, понедельник











Вульф обожал «внучку», которую никто не знал

0

В сознательной жизни Виталия Вульфа, чье имя стало известно широкой публике лишь после его 60 – благодаря рассказам о богеме в «Серебряном шаре», было три по-настоящему дорогих ему человека: мама, Влад Листьев и девочка Ника.

Мама

Родители растили Вульфа избалованным ребенком. Отец ни в чем ему не отказывал. Единственное, на чем жестко настоял – чтобы сын получил серьезное образование. Тот окончил юридический факультет МГУ, хотя, по собственному признанию, люто его ненавидел. Он растворялся в театрах, куда отец впервые привел его в 8 лет, – сначала бакинских, потом московских. МХАТ, Маяковка, «Современник» – по вечерам он пропадал на спектаклях, постепенно обретая друзей из числа актеров, а днем писал статьи об увиденном, которые никто не хотел печатать. Жил на то, что присылала единственному племяннику богатая тетка, пока не устроился наконец на работу в Институт международного рабочего движения Академии наук СССР. Занимался американским театром. Разумеется, не видев его, а изучая по материалам архива.

К тому времени Вульф уже развелся. Это единственный брак телеведущего, о котором хоть что-то известно. Да и то лишь то, что он был. До 44 лет Виталий Яковлевич прожил с мамой, пока та не умерла. Ее смерть стала для него страшным ударом: Вульф сильно сблизился с матерью в ее последние годы. Потеряв, замкнулся, ни с кем не разговаривал, из дома не выходил. Тогда Олег Ефремов залез в квартиру друга через окно. Благо расположена она была на первом этаже. Всю ночь они сидели вдвоем и молчали. Вульф потом всегда с благодарностью вспоминал этот жест поддержки Ефремова. Даже когда их отношения стали портиться стараниями «доброжелателей».

30 лет Вульф прослужил зав-сектором в институте. Мало-помалу стал переводить пьесы. Это был единственный способ оказаться причастным к миру театра, который продолжал его манить. Постепенно Вульфа начали ставить, пьесы в его переводе идут в театрах и сейчас. С афиш некоторых из них он, правда, свое имя убрал. Например, со «Сладкоголосой птицы юности» Уильямса, которую поставил в «Современнике» Кирилл Серебренников. Последнее время Виталия Яковлевича вообще было нелегко заманить в театр. Вульф говорил, что режиссеры все больше кривляются, а сам театр движется в сторону антикультуры: «Все поглотила попса». Видеть этого он не мог.

Влад Листьев

На телевидение по приглашению Влада Листьева Вульф, называвший себя человеком позднего старта, попал 64-летним. Когда другие уходят на заслуженный отдых, он свою телекарьеру только начал.

– Зная столько лет и Влада, и Виталия, я даже не догадываюсь, как они соединились, – делится человек–легенда отечественного телевидения, колумнист «Собеседника» Анатолий Лысенко. – Помню только, что Влад мне позвонил и сказал: «Ну, у нас сейчас такая вещь будет о театре. Виталий Вульф…» Я не сразу и сообразил, кто такой Вульф: знал его только по статьям об американском театре. А когда увидел на экране, это было, конечно, очень интересно.

Есть предположение, что Листьев разглядел ведущего в ораторе, выступавшем в ДК с рассказом об артистах. В смысле опыта эти лекции очень помогли потом Вульфу на ТВ, где он работал по тому же принципу импровизации. Вульф мгновенно стал известен. Но его слава была другого рода, чем популярность лошадиного крупа, который (по Познеру), если его показывать каждый вечер, тоже станет звездой.
– Вульф – эталон, – утверждает Лысенко. – Он продолжил традицию, которой на ТВ все меньше и меньше – говорить со зрителем. Не сюсюкая, не цепляя его скандальными подробностями. Даже если рассказывал о любовных увлечениях героев, делал это невероятно тактично.

При Листьеве Вульф работал счастливо, но недолго. О доверительности их отношений свидетельствует хотя бы тот факт, что именно Вульфу всего за несколько дней до своей гибели Листьев признался, что боится выходить на улицу и даже снимать телефонную трубку. В 2003 году автор «Серебряного шара» ушел с ОРТ на РТР: какая-то кошка пробежала между ним и женой Эрнста Ларисой Синельщиковой, возглавлявшей тогда телекомпанию «ВИД». При этом на Эрнста Вульф обижен не был. Да и тот… Показательно, что в день похорон, бросив все дела, руководитель «Первого» пришел положить цветы к гробу ведущего. Сам при этом выглядел убитым, такое выражение лица сыграть нельзя.

Один из первых выпусков переехавшего на другой канал «Серебряного шара» Виталий Яковлевич посвятил Листьеву. Это единственный за 17 лет жизни программы случай, когда Вульф рассказывал не об актере и не о политике. Это был отложенный долг.

Ника

Был в жизни Вульфа еще один маленький, но ужасно дорогой ему человек. О сильной привязанности ведущего к внучке друга – переводчика Александра Чеботаря, с которым они вместе работали над пьесами, знало только ближайшее окружение.

«Собеседник» разыскал семью, которая дружила с Вульфом уже в третьем поколении – через деда, дочь Серафиму (в соавторстве с Вульфом она выпустила несколько книг в издательстве «Эксмо») и внучку Нику.
– Если меня Виталий Яковлевич воспринимал как племянницу, то Ника стала для него родной внучкой, – поделилась с нами Серафима Чеботарь. – Мне в огромном количестве давались ценные советы, как ее надо воспитывать, как баловать. Если мы говорили с ним полтора часа, то половину времени он посвящал комплиментам Нике.

Поначалу он хотел отдать Нику в балет, но мы были против. Потом выяснилось, что дочь очень хорошо рисует. И Виталий Яковлевич приложил множество усилий, чтобы устроить ее в хорошую художественную школу. Ее детские рисунки висели у него дома. Для меня было несколько странно видеть Никины гуаши среди акварелей Волошина… Еще у него в квартире висел огромный, на половину стены фотопортрет Ники, окруженный фотографиями его знаменитых друзей.

– Почему он к ней так привязался?

– Видимо, в отношении нее проснулись нереализованные отцовские чувства. Мне кажется, он был бы хорошим папой, отличным дедом. Но не сложилось…

– Я знаю, что вы собирали материал о Вульфе. Будете писать книгу о нем?

– Обязательно! Мы написали совместно с Виталием Яковлевичем 11 книг, 30 лет прожили бок о бок. И если я не напишу о нем воспоминания, это будет нехорошо с моей стороны. Но не сейчас. Может быть, позже… Я еще не простилась с ним окончательно.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания