Новости дня

17 октября, вторник











































Олег Янковский ушел,выполнив великую миссию

За полгода до смерти врачи тщательно его обследовали и не нашли признаков раковой опухоли. Но едва он положил голову на плаху, сыграв митрополита Филиппа в фильме «Царь», его стремительно поглотила страшная болезнь. Понимая, что скоро уйдет, Олег Янковский держался спокойно и с достоинством, восхищая мужеством.

Ленкоме репетировали «Женитьбу». Олег Янковский произносил монолог Балтазара Балтазаровича. И вдруг боль пронзила его тело. Сцена уплыла из-под ног. Одной рукой он схватился за сердце, а другой взмахнул, словно пытался удержаться за воздух. Не найдя опоры, обмяк и осел на пол. А на его лице застыло недоумение.

– Ерунда, сейчас пройдет, да глупость все это, – скороговоркой говорил артист, стараясь придать ослабевшему голосу твердость.
Янковский не терял присутствия духа и в больничной палате.

– Меня никогда не беспокоило сердце, – будто оправдывался Олег Иванович. – Все будет хорошо!

Врачи настояли на полной диагностике. Но ничего, кроме ишемической болезни, не нашли.

– Вам надо отдохнуть, подлечиться, – настаивали доктора.

Он же считал, что лучшее лекарство для актера – это сцена. И вернулся в театр.

Коллеги Янковского вспоминали: порой его лицо искажала гримаса боли. Но едва он замечал чей-нибудь взгляд, тут же улыбался. Лишь близкие знали, что актера мучили тошнота, головокружение, боли в области желудка и спины. И все-таки он не пропускал ни одного спектакля. Олег Иванович резко похудел. Китель едва не спадал с плеч, мешковато висели брюки. Осунулось лицо. Всего этого скрыть было нельзя.

Родным удалось уговорить Янковского еще раз обследоваться.

Результаты биопсии прозвучали как приговор: рак поджелудочной железы в поздней стадии. Актер понимал: весть о его страшной болезни приковала к нему внимание. Будет обсуждаться каждый его шаг, каждое слово. И в этой ситуации он должен оставаться тем Янковским, которого знают все.

По совету друзей Янковский обратился за медицинской помощью в клинику немецкого города Эссен, надеясь, что роковой диагноз просто ошибка.

– Я в любом случае буду бороться! – уверенно говорил Олег Иванович, находясь в больнице.

Увы, чуда не случилось. Но то, что произошло позже, было больше, чем чудо: он, истощенный болезнью, все-таки вышел на сцену!
Янковский пришел в Ленком такой же элегантный, как и прежде, с неизменной трубкой во рту. Коллеги, зрители, родные, друзья ликовали.

– Олег нашел в себе силы играть, значит, поправится и все будет хорошо! – радовались в театре.

За кулисами, перед выходом, он подшучивал, дескать, костюм Жевакину, его герою, следует справить новый, а то велик стал.

– Последний спектакль давался ему тяжело, – вспоминает Леонид Броневой. – У него уставали ноги. Он старался присесть даже там, где не предусмотрено по пьесе. Но играл блестяще.

Для него было важно работать до последнего вздоха. Он вдыхал живительный воздух театра, и болезнь отступала, пусть и на время.
В пьесе его Балтазар Балтазарович говорит: «Как жаль уходить от вас. Прощайте!» Когда Янковский произнес эти слова, все и на сцене, и в зрительном зале ощутили, будто их обдало холодом. Актер прощался с ними. Но как! Мужественно, с достоинством, красиво.
А когда зал взорвался овациями, Янковский кланялся, глядя на всех с любовью. Его долго не отпускали. Он уходил медленно, останавливаясь после каждого шага. Окидывал взглядом еще и еще раз зал, словно стараясь запомнить все: шорох кулис, влажные глаза поклонников, аромат подаренных цветов, сотни благодарных глаз, устремленных на него.

– Он отчаянно цеплялся за жизнь, играл спектакли, когда уже, наверное, нельзя было, и делал это изумительно, – говорит Марк Захаров, художественный руководитель Ленкома. – Своим поведением он внушал оптимизм и надежду на лучшее.

В феврале озвучивали фильм «Царь», в котором Олег Иванович сыграл знаковую роль – митрополита Филиппа. Янковский и подумать не мог, что его герой заговорит чужим голосом, и приходил в студию сам, как бы ни было ему плохо.

В этом фильме Олегу Ивановичу пришлось умирать. А это считается плохой приметой в актерской среде. Павел Лунгин, режиссер фильма, уверял, что во время съемок Янковский чувствовал себя отлично. Все началось, едва он закончил эту работу.

– Это какой-то скоропостижный рак, это просто какая-то мистерия. Сыграв человека, который принес себя в жертву, он ушел сам, – сокрушался Лунгин.

Астрологи тоже непостижимым образом связывают его уход с последней ролью. Они уверяют, что об этом свидетельствует космограмма актера. Согласно ей, Янковского вела по жизни звезда Фомальгаут из созвездия Южной Рыбы. Людям, рожденным под ее покровительством, свыше дан миссионерский дар. Своими делами они призваны нести людям очищение. По словам астрологов, сыграв митрополита Филиппа, актер выполнил возложенную миссию. Тайный смыл заключен и в смерти таких людей. И уходя, они являют собою пример великой духовности…

Приступая к съемкам в «Царе», Янковский попросил благословения у церкви. А закончив, он почему-то вдруг сказал: «Можно уже больше ничего и не играть».

Последние сутки Янковский провел без сознания. Очнулся ненадолго. Его лицо осветила улыбка. Он жестом подозвал к себе сына. Сил у него было очень мало. Рука его упала, едва описав крест. Янковский умер через три дня после премьеры «Царя» на Каннском фестивале.

Ольга Ульянова

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания