Новости дня

20 февраля, вторник













































В момент смерти Георгия Буркова рухнул его дом

0

Этот актер сыграл более чем в восьмидесяти фильмах, но везде был лишь королем эпизода. Следователь в «Стариках-разбойниках», человек, который «за машину родину продал» из фильма «Гараж», «англичанин» Робинзон из «Жестокого романса»… В лицо его знали все. И все были уверены, что и в жизни Бурков такой же выпивоха и балагур. Внешне, в общем, все так и было…

Георгий Иванович, который, подобно герою фильма «Москва слезам не верит», для своих друзей и знакомых был то Жорой, то Гошей, то Гогой, начал свою карьеру поздно. Покорять Москву приехал из Перми, уже когда ему было 32 года. И так и не смог получить высшее театральное образование. В вуз его не принимали из-за неразборчивой речи. А потом это стало фишкой артиста. Слава к начинающему актеру, болтающемуся по провинциальным театрам, пришла после фильма Рязанова «Зигзаг удачи». Там он сыграл выпивоху-фотографа, который считал вместе с героем Леонова, сколько бутылок водки можно купить на десять тысяч рублей. Этот фильм принес актеру удачу. Он же закрепил за ним имидж «спившегося интеллигента».

– К нам приходили домой незнакомые люди, и неизменно с бутылкой в руках, – вспоминает вдова Буркова Татьяна Ухарова. – Все были уверены, что он любит выпить. Так оно и пошло. Когда мы регистрировались, муж даже на меня упал в загсе. Но тогда меня это больше смешило… Я знала: за маской балагура прячется трагическая личность. Дома Гоша был серьезным, вел дневник…

Дневники Буркова сохранились. В них он – совсем другой человек. Неудовлетворенность, мрачные предчувствия постоянно терзали его. Он сравнивал себя с Гамлетом, философствовал: «Москва – волчий город, – пишет Бурков. – Мы – млекопитающие среди динозавров. Надеюсь, они умрут, а мы выживем».

Когда Буркову дали шанс – взяли его в Театр имени Станиславского, он тут же этот шанс чуть не пропил. На первый спектакль просто не явился! Буркова чудом не уволили, сделали исключение ради его таланта. Вместе с женой, которая поссорилась из-за такого мужа с родителями, они слонялись по коммуналкам. Спали на полу, на работу ходили пешком, чуть ли не голодали… Но их спасала любовь: с этой женщиной Бурков прожил всю жизнь и воспитал дочь Машу. Однако даже после рождения ребенка Георгий Иванович то и дело погружался в депрессию. Тень Гамлета беспокоила его. Он мучился от того, что еще ничего серьезного ни в кино, ни в театре не сыграл. Вот он пишет в своем дневнике: «Мне исполнилось тридцать семь лет. Готов играть Гамлета, Дон Кихота… Отвечаю за гениальность исполнения. Через год играть Гамлета – это приказ».

Но выполнить приказ, данный самому себе, Бурков не смог. Его не приглашали на серьезные роли. Он перешел во МХАТ, а обстановка в восьмидесятые годы там располагала к возлияниям. О том, как пили мхатовцы, ходили легенды.

– Однажды руководитель театра Олег Ефремов запретил всем пить, видимо, потому, что сам завязал, – рассказывает режиссер Роман Виктюк. – Он проверял актеров на трезвость при входе в театр, они дышали в трубки! Потом дышали в гримерках… А на сцену выходили подшофе! Как это получалось? Оказалось, что Бурков придумал делать клизму из водки! Человек пьянел, а запаха не было!
Такой образ жизни закончился тем, что Буркову пришлось лечь в больницу, чтобы лечиться от хронического алкоголизма. Он смог взять себя в руки и снова оказаться в строю. Рязанов пригласил его на съемки фильма «Ирония судьбы, или С легким паром», где он играл одного из друзей Жени Лукашина в бане.

– Эти съемки были для Жоры настоящей трагедией, – вспоминает Александр Ширвиндт. – Потому что он был в завязке. А нам удалось втайне от Рязанова протащить на съемки водку, которую мы добавляли в пиво. У него же в бокале был чай…

После выхода «Иронии…» Буркова опять чествовали как короля эпизодов, опять он сыграл алкоголика. Предложениями сыграть Гамлета или короля Лира и не пахло… Как свет в окне пришла дружба с Василием Шукшиным.

– Так, как Шукшин дружил с Бурковым, он не дружил ни с кем! – вспоминает Эльдар Рязанов. – Они могли часами молчать. Один начинал фразу, другой завершал ее. После знакомства с Шукшиным Бурков сказал: «Я встретил человека!»

Как известно, именно Бурков первым обнаружил Шукшина мертвым, они вместе были на съемках. Смерть друга потрясла Георгия Ивановича и в сущности самого его привела к гибели. Ведь инфаркт он получил, обивая пороги чиновников, пробивая и Центра Шукшина.

– Мы не понимали, что с ним происходит, он стал часто уставать, говорил: «Я полежу», – вспоминает вдова актера. – А внутри у него уже происходили микроинфаркты…

В тот момент, когда Бурков умер, рухнула несущая стена в его загородном доме, который он построил своими руками.

– Это поразительно, но это факт, это видели все жители поселка! – вспоминает Лев Дуров, сосед артиста по даче. – Дом рухнул, как снаряд попал, кирпичи разлетелись на 10–15 метров. Причем совпадение не в минутах, а в каких-то секундах.

А ведь его ждала серьезная роль: Рязанов планировал пригласить Буркова на главную роль в фильме «Небеса обетованные». Артист не дождался серьезной роли буквально несколько дней…

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания