Новости дня

14 декабря, четверг













































«Щепка» отметила 200-летие

0

«Инны Чуриковой не будет, – шептались выпускники «Щепки». – Говорят, в больницу легла. Дима Назаров тоже не придет. Ногу вроде сломал». Обещанный Олег Меньшиков тоже не явился. Впрочем, никто особенно не расстроился. Главную героиню вечера избрали быстро. Ею стала… старая-престарая парта!

Ведущий праздника Борис Клюев вызывал к ней выпускников двумя способами: либо «на парту приглашается», либо «к парте вызывается». Одной из первых перенеслась в студенческие годы Светлана Немоляева:

– Помню, Веру Николаевну Пашенную все боялись и уважали. Едва завидев, выстраивались по струнке. Помню, мне было 17 лет, мы с подружкой неслись друг за другом по коридорам – я тогда больше бегала, а не ходила. И я со всей силы врезалась головой в чей-то респектабельный живот! В черную длинную одежду. Подняла глаза  и увидела Веру Николаевну. Жутко испугалась! А она дала мне кулаком по голове и спросила: «Как фамилия этой девочки?» Ей ответили: «Немоляева». И она сказала: «Боже мой, какая ужасная фамилия! Если я приду в училище и рядом окажется студентка Немоляева, вы меня преду­предите: ни за что больше не пойду!» Потом она меня простила, и я даже строила глазки кому-то из ее внуков: не то Саше, не то Володе.

Белокурая красавица Эльвира Болгова, сыгравшая в сериале «Офицеры» медсестру Женю, вывела на сцену восьмилетнюю дочь Глафиру. Покосившись на парту и так и не сев за нее, актриса, переминаясь с ноги на ногу, робко сказала: «Мы – отщепенцы этого заведения! Мой ребенок обязан своим рождением камерной сцене». Собравшиеся захохотали, двусмысленно восприняв фразу. Эльвира, чуть покраснев, отдала микрофон дочке. Мол, устами младенца глаголет истина. И Глаша маму не подвела: «Поздравляю этот институт, потому что знаю, что мои мама и папа… познакомились на камерной сцене!»

Дмитрий Харатьян, вопреки ожиданиям, был неоригинален. Спел свою любимую песню, которую исполняет сейчас на любом вечере, куда его приглашают: про «птичку, которая вылетает, когда фотограф щелкает». На стихи Булата Окуджавы. В строчке про Щепкина оговорился: «Михаил Семенович – птич…, ой, путь нам освещает!» Но основатель училища, кажется, ничуть не обиделся, а, наоборот, едва заметно подмигнул своим последователям с портрета, висевшего в тот вечер на самом видном месте.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания