Новости дня

11 декабря, понедельник










































10 декабря, воскресенье



Николай Лебедев: Я был мужем любови Орловой

0

Этого актера зрители помнят по старому доброму фильму «Евдокия», где он играл на пару с Людмилой Хитяевой. Было это пятьдесят лет назад! В этом году актеру, покорившему весь Советский Союз ролью мужественного, надежного Евдокима, исполнится девяносто лет. Мы навестили его, чтобы узнать, чем и как сейчас живет Николай Сергеевич.

Невозможно себе представить, когда смотришь на этого подвижного, живого человека, что он прошел войну и немецкие лагеря. Что он не только хорошо помнит Сталина, но теоретически мог видеть и Ленина – когда вождь умер, москвичу Николаю Лебедеву было три года. Что такие фамилии, как Завадский, Серова, Орлова, Марецкая, Плятт, Мордвинов – для него не просто имена из истории, а реальные люди, с которыми он общался, вместе играл на сцене и дружил…

– Правда, со многими из тех, кто еще жив, развела судьба, – признается Николай Сергеевич. – Кто-то добился высокого положения и стал совсем другим. Власть и почести меняют людей. А я этого не признаю. Я вот работаю в Театре Моссовета пятьдесят лет, и для меня самые близкие люди – рабочие сцены и весь технический персонал. Я с ними общаюсь на равных и не могу себе представить другого отношения.
Вся жизнь Николая Сергеевича делится на «до» и «после». До войны и лагеря и после них. В тридцатых годах Николай занимался в театральной студии, он мечтал стать актером. Причем ради искусства он даже бросил школу – его просто оттуда выгнали за прогулы. После окончания студии Лебедев поступил в молодежную труппу МТЮЗа, откуда его забрали в армию. Это было в 1940 году. Так что понятно, что в 1941-м Лебедев сразу попал на фронт.

– Я знаю о войне все, – по праву говорит он. – Потому что сам видел, как это все начиналось. Правительство не сделало ничего, чтобы подготовиться к военным действиям и чтобы был порядок. Меня отправили на фронт без оружия! Ничего не дали. Потом дали пистолет… Пулемет появился намного позже, когда кого-то убило и я просто занял место этого бойца. Люди в 1941 году были в отчаянии, многие вообще не верили, что будет победа. А что делал Сталин? Немцы уже гуляли по Подмосковью, захватили Химки, а в Большом театре шли спектакли. На Красной площади – парад. Актерские бригады выступали перед бойцами, только что вернувшимися с передовой. Бойцы использовали это время, чтобы поспать, и актерам приходилось выступать перед смертельно усталыми людьми, которые даже не могли держать голову.

Вскоре Лебедев попал в число пленных и был отправлен в немецкий лагерь. Несколько раз он бежал. Один раз его долго не могли найти, он босиком прошел всю оккупированную Украину. И уже когда переходил линию фронта, немцы его поймали.

– Ну, понятно, хотели расстрелять, допросы, побои, издевательства – это все было, – вспоминает Лебедев. – Каждый раз спасало чудо. Например, после этого побега мне в группе гестаповцев попался немец, который во времена нэпа был артистом и выступал в России. Я немного знал немецкий и поговорил с ним о московских артистах. Называл имена Утесова и других, утверждая, что все они меня лично знают. Хотя такого, конечно, быть не могло, ведь в то время я был ребенком. В общем, немец ко мне проникся симпатией, и благодаря этому меня не убили.

Вообще, по словам актера, жизнь его полна мистики и счастливых случайностей. Например, при освобождении из немецкого лагеря люди потом сидели уже в советских лагерях по 25 лет. Но Лебедева чудом не посадили.

– Меня допрашивали тридцать три раза! Потом еще следили за мной много лет, – рассказывает актер. – Помню, на одном из первых допросов мне, человеку, терпевшему голод несколько лет, ослабленному лагерем, дали полный стакан коньяка и сигару. Специально, чтоб я выпил и все выболтал. И я болтал все, что знал! Но поскольку был уверен в своей невиновности и помнил, что я делал и где был каждый день плена, мне поверили. Повезло, а могли бы посадить или расстрелять, не разобравшись. Вообще, я считаю, хорошо, что все это было. Зато я понял людей, понял жизнь…

Не может, особенно на фоне нашего времени, не потрясать воспитание этого человека. В девяностолетнем возрасте он мог бы уже наплевать на манеры. Но Лебедев исправно подает дамам пальто, целует ручку, держит осанку.

– Еще бы, ведь в Школе-студии МХАТ, куда я поступил после войны, нас обучала манерам княгиня по фамилии Волконская, – говорит Николай Сергеевич. – На одном курсе со мной, взрослым парнем, училось подросшее поколение, например Лёша Баталов. И вот мы учились правильно владеть столовыми приборами, садиться в машину, ухаживать за дамой… Представьте, какое это все на меня произвело впечатление после войны, голода и лагерей.

Конечно, в советское время прошлое людей не забывали. И закончив Школу-студию МХАТ, Лебедев поначалу не мог попасть ни в один театр – его не брали, потому что в анкете было написано «был в плену». Но Юрий Завадский, руководитель Театра Моссовета, рискнул. А в шестидесятых актера стали снимать и в кино. Первую славу ему принесли фильмы «Нормандия-Неман» и «Ровесник века». Потом режиссер Татьяна Лиознова пригласила на главную роль в фильм «Евдокия».

– Знаете, я ведь был обыкновенным мальчишкой, хоть и прошел войну, – сам удивляется Лебедев. – Когда учился в Школе-студии МХАТ и потом, в пятидесятые, бегал в кино и с восхищением смотрел на таких актрис, как Любовь Орлова, Валентина Серова, Наталья Фатеева, Людмила Хитяева, Руфина Нифонтова, Надежда Румянцева… Во всех них, в хорошем смысле этого слова, влюблялся. И со всеми ними меня потом свела судьба в театре или кино. И как правило, я играл их мужей!

После успеха фильма «Евдокия» к Лебедеву пришла истинная популярность. Его стали узнавать на улицах, брать автографы, женщины были без ума от мужественного, доброго и отзывчивого киногероя. И думали, что и в жизни актер такой же.

– Когда я приходил на мероприятия вместе со своей супругой, актрисой Анной Георгиевной Касенкиной, женщины подходили и спрашивали ее: «А в жизни Николай такой же хороший, как Евдоким?» На что она со смехом отвечала: «Нет!» Конечно, я совсем не такой. И в отличие от Евдокима, измены первой жене не простил. Она тоже была актрисой, мы с ней вместе снимали жилье. И однажды она позвонила и сказала, что ночует у отца. Интуиция мне что-то подсказала, наутро я поехал к ее отцу и узнал, что ее там не было. Тогда я вернулся, собрал ее вещи и выставил их за дверь. Вот и все… Так что на вопрос: «Как бы вы поступили на месте Евдокима?» – отвечаю прямо: «Я бы ей голову оторвал!» А на вопрос: «Сами вы хранили верность своим супругам?» – отвечаю так: «Без комментариев» (смеется).

К сожалению, супруга, с которой Николай Сергеевич прожил более полувека, три года назад умерла. Общих детей у них не было. Но сына Анны Георгиевны от первого брака воспитал, как родного.

– Сейчас сыну уже 60 лет, – говорит актер. – И я живу с ним и его женой. Внуков нет, и я не задаю вопрос: «Почему?» Не вмешиваюсь в их дела. Я доволен жизнью. Считаю себя счастливым человеком! Я столько увидел, со столькими интересными людьми свела судьба. Иногда и самому не верится, что в декабре мне будет девяносто лет. Главное, чему я рад – это то, что сохранился ясный ум и я все помню. Это самое важное в моем возрасте.

Казалось бы, развал Советского Союза на фоне всего произошедшего должен был восприниматься Лебедевым как огромная радость.

– Но это не совсем так… – говорит актер. – Например, для меня загадка – личность Сталина. При этом сразу хочу оговориться: я его тоже ненавижу. Он мне испортил жизнь, ведь в 1937 году пострадали многие мои родственники. Я достаточно пострадал. Но при этом уверен, что через два поколения к Сталину будет еще больше интереса, который есть уже сейчас. Это личность, хоть и со знаком «минус». Я вот хотел найти Светлану Аллилуеву через знакомых, она сейчас за границей, и попросить ее, чтобы она написала все откровенно об отце и объяснила, что им двигало. Хотя, может, и она этого не знает.

Теперь Николай Сергеевич получает дивиденды за свое мученическое прошлое – и моральные, когда у него берут интервью на эту тему, и даже материальные… В Германии создан фонд, он выплачивает деньги бывшим советским военнопленным, которые сидели в фашистских лагерях. Правда, осталось этих военнопленных очень мало. А среди таких, которые добились положения в обществе и стали известными, Лебедев оказался один. Поэтому к нему повышенный интерес.

– Они меня попросили подробно описать все зверства, издевательства, которые были в лагере, – говорит актер. – Представляете, я должен рассказывать немцам про зверства их предков! Нужно им это было, чтобы воспитывать на таких рассказах молодежь. Чтобы такое никогда не повторилось. Но я от подробного рассказа отказался, не хочу возвращаться в прошлое.

Артист и так понимает, что при всей своей жизнерадостности и ясном уме никогда не сможет выбросить из памяти то, что было. Например, он до сих пор, несмотря на изобилие, не может выбрасывать хлеб. Даже крошки со стола по привычке отправляет в рот, потому что помнит голод.

– Мне интересно нынешнее время, хоть многого я в нем и не принимаю, – говорит Николай Сергеевич. – Ну, такие вещи, как реклама или сериалы, – это понятно. Но достижения цивилизации меня, конечно, потрясают. Я их воспринимаю как чудо! Вот недавно с помощью сына начал пользоваться Интернетом. Отправляю электронные письма. Меня всегда удивляет, что уже через 5 минут ты получаешь ответ на свое письмо. Сотовым телефоном тоже пользуюсь.

и это все о нем…

Николай Сергеевич Лебедев родился в 1921 году в Москве. Родители были театральными работниками. Мать работала кассиром в Театре Моссовета. Закончил театральную студию Хмелева и Эфроса. Потом работал в Театре юного зрителя. Ушел в армию в 1940 году. В 1941 году ушел на фронт (был пулеметчиком). В 1941 году попал в плен, несколько лет провел в фашистских концлагерях. После возвращения на родину поступил в Школу-студию МХАТ. Потом был принят в Театр имени Моссовета, где работает до сих пор. С начала шестидесятых годов снимается в кино. Славу принесли фильмы «Нормандия-Неман», «Ровесник века», «Евдокия». Сейчас Николай Лебедев в кино не снимается.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания