Новости дня

13 декабря, среда































12 декабря, вторник














Алёна Горенко: Став мамой, решила уйти из новостей

0

Утренняя программа «Настроение» обладает своим особым настроем. Если на других каналах даже на заре убивают и хмурят бровь, то проект «ТВ Центра» отличается позитивом. Одна из тех, кто несет его с экрана в жизнь – ведущая «Настроения» Алёна Го­ренко.

– До «Настроения» вы работали в новостной программе «ТВ Центра» «События». Что вам ближе – строгость застегнутой на все пуговицы информационной ведущей или раскрепощенность утренней?

– «Застегнутой на все пуговицы» – это вы загнули. Особой строгости у меня в новостях не наблюдалось. Хотя были выпуски, когда и в конце-то, на прощание, не улыбнешься, не то что во время эфира. Там разбились, здесь затопило, тут сгорело – на таких эфирах я прямо физически чувствовала, каким грузом они ложатся на душу…

Кстати, по поводу строгости. Дикторов в классическом смысле слова, как Анна Шатилова, уже не осталось. Зрители больше хотят видеть обычного человека на экране, с обычными человеческими реакциями, со своими слабостями, но живого и понятного. И по-моему, это здорово.

– А почему вы ушли из новостей?

– Стала мамой. График в новостях – 7 дней через 7. И почти весь день на работе. А в «Настроении» – 5 дней через 9, причем только по утрам. Чувствуете разницу? Оставить маленького ребенка с кем-то на 4–5 часов проще, чем на 12. В общем, вопрос назрел. И несмотря на то, что быть «новостником» определенно престижнее и более выгодно в материальном плане, выбор был сделан в пользу «Настроения».

– В программе есть рубрика, над которой лично вы наиболее активно работаете?

– Путешествия. Когда-то я работала в туристической программе, была корреспондентом. Мы с группой объездили много стран, делали материалы на самые разные темы, поэтому сейчас особенно интересно смотреть: ну что же еще можно рассказать про страну, как еще ее можно подать, на что мы тогда не обратили внимания? Хотя с того времени прошло уже более 10 лет и некоторые страны, такие как Дубай, например, невообразимо изменились.

– Для чего вы, уже имея журналистское образование, пошли в Щукинское училище? Судя по тому, что периодически работаете по новой специальности (снимаетесь в кино, сериалах), это вам было нужно не для корочки.

– В какой-то момент я поняла, что не могу больше на кинопробах на вопрос режиссера об образовании говорить «журфак МГУ» и видеть его недоуменный взгляд. Мол: «И чего вы тогда пришли, если не актриса?»

– И какая профессия проще?

– Всё сложно, когда только начинаешь. Даже говорить четко и внятно тяжело, если этим не заниматься. Но сложности в актерской профессии и в профессии телеведущего – разной природы. Например, на телевидении нельзя играть – сразу видна любая неискренность, любая фальшь. А в кино и театре иногда ты сам как персонаж невыразителен, тебе нужно провоцировать себя на эмоции. Это была моя главная проблема во время обучения. Внутри всё кипело и бурлило, а лицо при этом оставалось непроницаемым. Мой педагог называла меня Мата Хари и очень ругалась со мной по этому поводу.

– Как реагирует дочка Марфа, когда видит вас на экране?

– Марфа в некотором смысле давно в кадре. Я работала в эфире до последнего. В пятницу отвела программу, а в субботу меня увезли в роддом. Помню, звоню начальнику: «Извините, на работу не приду в понедельник». Он спрашивает: «А чего?» «Да рожаю», – отвечаю я. Он улыбнулся: «Ну ладно, не приходи».

Ребенок на меня по ТВ смотрит спокойно. Видимо, считает, что так и должно быть. Показывает пальцем на экран: «Мама работает, а потом пойдет домой». И всё.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания