Новости дня

13 декабря, среда






















12 декабря, вторник























Григорий Сиятвинда: Я чуть не задавил жену Константина Хабенского...


Баклажан из «Жмурок», Фестиваль из «Параграфа 78». У него нет конкурентов среди коллег, потому что он не просто «прохожий парень темнокожий», а звезда, взошедшая в «Сатириконе» у Константина Райкина, обладатель Госпремии России и нескольких театральных наград.

Григорий Сиятвинда переиграл весь классический репертуар, и хотя его отец – уроженец африканской Замбии (мама из Тюмени), без проблем сыграл Деда Мороза в новогодней комедии «Праздник взаперти». В общем, свой парень.

«По меркам Балабанова я был светлокожим»

– Григорий, как вы получили роль Деда Мороза?

– В сценарии Сергея Ткачева изначально было написано, что Слава Белкин – чернокожий. А если кому-то нужен профессиональный темнокожий актер, то очень сложно не вспомнить обо мне. У меня в этой стране не большая конкуренция.

– Прежде приходилось работать Дедом Морозом?

– Сами понимаете, роль не моего имиджа. В новогодних спектаклях я обычно играл медвежонка.

– Но большинство зрителей знают вас по роли Баклажана в «Жмурках». Вы попали в этот фильм без проб?

– Алексей Балабанов сказал мне позже, что не хотел меня снимать, так как ему нужен был иссиня-черный африканец, а я по его меркам был светлокожим. Мне пришлось каждый день посещать солярий. На самом деле Балабанов уже утвердил на роль Баклажана непрофессионального чернокожего актера. Парень этот прочитал сценарий, показал его своему духовному учителю, и тот отговорил его от съемок в такой «чернухе». Мол, это противоречит моральным устоям. В «Жмурках» героя убивали пятью выстрелами. Не каждый сможет сыграть такую смерть. Что оставалось делать? Звать безнравственного Сиятвинду! Я часто попадаю под замену в последний момент.

– Неужели так много фильмов с участием актеров вашего типажа?

– Несколько раз было, когда меня приглашали на роль, а потом я узнавал, что сниматься должен был Евгений Стычкин. На него уже костюмы сшили, но он не смог. Так было с фильмом «Бедная крошка» Евгения Гинзбурга. За основу взят сюжет сказки «Дюймовочка», я играл эльфа, который женится на Дюймовочке. Я пришел на примерку: надо же – все костюмы мне подходят. Думаю, что-то здесь не так... Наверное, без Жени Стычкина не обошлось. И точно!

– Со Стычкиным встречались в кадре?

– В кино нет, зато играем вместе в спектакле «Розенкранц и Гильденстерн мертвы» по пьесе Тома Стоппарда в Другом театре, что при ДК Зуева. А еще мы с Женей когда-то вместе поступали во ВГИК на курс Армена Джигарханяна. Его тогда взяли, а меня нет. 

– Балабанов любил снимать людей с улицы. И не только он. Вас, как профессионального актера, эта ситуация не смущает?

– К сожалению, у нас не действует актерский профсоюз и я не могу изменить ситуацию. Я не против, чтобы в кино снимали дилетантов, но только в виде исключения. Я учился в театральном вузе, на меня расходовали бюджетные деньги, я потратил много времени и сил на мастерство, а теперь какие-то люди без должной подготовки отнимают у меня хлеб!

«Дублеров для меня не найти»

– Известно, что во время съемок фильма «Убойная сила» вы, управляя автомобилем, чуть не передавили всю съемочную группу, в том числе супругу Константина Хабенского...

– Да, Настя стояла в 20 сантиметрах от машины, и я ее чуть не снес. Костя вышел из машины белый как полотно. Мне велели выжать из машины максимальную скорость и при этом проехать по узкому мостику по скользкой грязной дороге. 

– Каскадеры вас не страховали?

– Ну у нас же не Голливуд, экономят на чем можно и нельзя, в том числе на технике безопасности. Но попробуйте в России найти каскадера моих комплекции и цвета кожи. Когда снимали «Параграф 78», так ни одного дублера для меня не нашли. Стреляю и дерусь я неплохо. Так что все трюки делал сам. 

– Как поддерживаете физическую форму?

– Я чемпион мира по сценическому фехтованию, правда, от Казахстана. Россия не нашла средств, чтобы меня послать на соревнования, – я ж говорю, не работает актерский профсоюз. Я ленюсь заниматься спортом, у меня есть одно хобби – кулинария. Могу приготовить шедевр даже из топора. Очень люблю сало.

– То есть вы оградили жену от забот на кухне?

– Да, это моя территория.

– А чем занимается Татьяна?

– Учится в «Щуке» на актрису. Она балетмейстер, играла в мюзиклах, но у нас в стране таким специалистам платят копейки. Я хочу, чтобы моя жена реализовалась в профессии, я же не тиран и не идиот. 

– Вы в браке седьмой год. Задумываетесь о детях?

– Мы хотим подойти к этому вопросу сознательно. Начинаем представлять, какой он, наш ребенок. 

– Мама и теща не давят? Мол, Татьяне уже 34, пора рожать...

– Моя мама не давит, с тещей у нас хорошие отношения, она в Новосибирске живет. Друзей, правда, долго раздражало, что у нас нет детей. Но потом они смирились и перестали лезть в наши отношения. 

Катерина Ягодкина

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания