Новости дня

12 декабря, вторник






























11 декабря, понедельник















Егор Кончаловский: За шаурму родину бы продал!

0

Егор Кончаловский оказался не только прекрасным режиссером, но и отменным кулинаром. В интервью Собеседник.ру Кончаловский объяснил свои необычные пристрастия в еде бурной молодостью, сравнил свою деятельность с работой повара, а также рассказал, что ждет индустрию кино.

- Егор, недавно вы приняли участие в кулинарном поединке, в котором вместе со своей мамой Натальей Аринбасаровой приготовили сырный пирог с грушами и «Чахохбили из курицы». Я все это попробовала, не могу не выразить вам своего восхищения. Как часто вы собираетесь вместе на кухне, чтобы приготовить?

- Я обычно помогаю только морально, потому что кулинар из меня, прямо скажем, так себе, так что от меня сюрпризов ждать не стоит. А вот моя мама и жена Люба (актриса Любовь Толкалина – ред.) готовят отменно. У нас в загородном доме у мамы своя отдельная кухня, и у Любы, потому что две хозяйки на одной кухне вещь немыслимая. А я только бегаю между ними и ем. Кстати, дочь Маша очень вкусно готовит десерты. А собираемся мы в основном всей семьей только на праздники.

- А какие у вас самые любимые праздники?

- Самый любимый праздник, конечно, Новый год. Есть у нас такая традиция хорошо поесть и выпить, а потом под бой курантов сжечь записочки с заветными желаниями. Последние годы я записки не пишу – все мои желания сбылись. А на праздник съезжаются все родственники, и если мы набиваемся в комнату, там просто нет места – до того нас много. Я люблю такие события, а мама особенно.

- В свое время вас мама с папой отправили учиться в Англию. Великобритания, каким-то образом наложила отпечаток на ваши гастрономические пристрастия?

- В Англии я пристрастился к блюду под названием «Фиш энд чипс». Такой фастфудовский вариант. «Фиш энд чипс» должны быть обязательно завернуты в свежую сегодняшнюю газету. Стоило это все какие-то центы. В Англии я вообще научился питаться на минимальное количество денежных знаков, один фунт в день. Так питались почти все студенты. Если вдуматься, то удивительный вклад в мировую гастрономию этой великой страны - заключается в одном блюде «Фиш энд чипс».

Еще было одно блюдо - греческий гамбургер. Город Кембридж, где я жил, засыпал рано, и все закрывалось, чтобы студенты учились, а не бухали. Но мы все равно успевали напиваться. После шести-восьми пинт пива, начинался отходняк, страшно хотелось есть. Единственное место, где можно было в три часа ночи в городе Кембридж купить еды, то есть греческий гамбургер, это была такая дырка в стене, откуда высовывалась рука со свертком, и вдребезги пьяные студенты, прислонившись к стене, иначе они бы попадали, получали свою порцию. Пока ты доходил под мелким моросящим дождем обратно к себе в камбуз и съедал по дороге гамбургер ты, во-первых, становился пропахнувшим этим прогорклым жиром, а во-вторых, у тебя по телу разливалось ощущение сытости. Это до сих пор вызывает ностальгическое воспоминание. Иногда захожу в ресторан, заказываю то же самое, но это все не то.

- А какие у вас самые любимые домашние блюда?

- Если честно, любимые блюда - это котлеты. Когда мама уезжала на съемки, мы с сестрой Катей оставались вдвоем, и мама нам оставляла котлеты, которые можно было растянуть на несколько дней. На самом деле, очень трудно ответить на вопрос что ты больше любишь, Битлз или Эроса Рамазотти. Самые простые детские вещи, которые я помню школьником, были обусловлены нашей советской жизнью, и выбирать не приходилось. Сейчас конечно можно и покапризничать. Но, поскольку в советское время все доставалось из под полы, привередничать не приходилось.

Правда, у деда был хороший паек. Вспоминая, понимаю, что это по сегодняшним меркам была обычная еда за исключением икры. Вообще с икрой у нас много связано. Когда отец жил в Америке и четыре года был без работы он фарцевал икрой. И я помню это время, когда он привозил домой несколько килограммов икры, то ее нельзя было есть. А когда он провозил через ее через границу, то говорил таможенникам, что это икра для приема во время показа фильма. Таможенники ему верили и пропускали. Он продавал ее и два-три месяца скромно жил в Лос-Анджелесе. Так что с маленького икорного бизнеса началась американская карьера режиссера Андрея Кончаловского. Вообще если честно, то я тоже пару сотен банок икры продал. Такая у нас семейная фишка продавать икру. (Смеется).

- Получается любимое блюдо – икра?

- Я смотрел пару раз программы как достается браконьерская икра, а в Москве продается в основном браконьерская дешевая икра, и весь аппетит на икру пропал. Наверное, фастфуд это нехорошо, но согласитесь, если каждый день есть прекрасные пироги с грибами и разные изыски, это тоже малополезно. Считаю, что ничего плохого нет в фастфуде если есть умеренно. Иногда проезжая мимо какого-нибудь фастфудовского ресторана, с удовольствием съедаю гамбургер. Однажды в Брюсселе съел такую шаурму, за которую можно было продать родину.

- У всех поваров есть секретный ингредиент приготовления блюд. У вас как у режиссера, какой секретный ингредиент приготовления вашего киноблюда?

- Вы знаете, неплохо было бы иметь бюджет. На самом дела кино, это такая штука, которая как блюдо у известного мастера - может получиться талантливо, а может получиться слабо. Специальных рецептов нет, всегда все по-разному. В частности актеры это секретный ингредиент и определенная порция трудностей. Чем больше трудностей, тем лучше. Когда идет все гладенько это не всегда хорошо. Трудности - это специальные приправы, причем трудности могут быть самые разные. Мы вот однажды Женю Миронова забыли на дне болота. Привязали, опустили в воду, а потом что-то замялись. Когда спохватились…. В общем, спасли артиста. Он все трудности стоически перенес, и картина получилась хорошая. У меня много таких смешных и грустных историй за время работы случилось.

Одно могу сказать, кино - это искусство упущенных возможностей. Вот если говорят, что у тебя не получилось процентов на тридцать, то считай это удача.

- Вы много снимаете по чужим сценариям, а почему сами не пишете? У вас столько смешных сюжетов, историй.

- Писать сценарии – это отдельная киноработа. И хотя я всегда влезал в сценарии тех фильмов, которые снимал, это не очень хорошо, когда надо переписывать. На мой взгляд, самое сложное – написать оригинальный сценарий. Это огромная проблема в мировом и в отечественном кино. Есть ощущение, что все придуманное новое – это хорошо забытое старое. Очень многие известные режиссеры пытались, но не смогли ничего написать оригинального. У меня есть история о советской армии. Я сам служил в кавалерийском полку под Москвой, в Голицыно. Сейчас его расформировали, но у меня со службой было связано очень много забавных воспоминаний. Армия, мне кажется, мало изменилась… Есть исторический сюжет о Казахстане, но его без большого бюджета бессмысленно начинать.

- Хотите снять снова блокбастер?

- Я считаю, что у нас вообще перекос с блокбастерами. России вообще свойственны перекосы. Наши отечественные режиссеры забыли слово кинофильм, заменив его словом блокбастер. Какая «индустрия» - такие и «блокбастеры». «Блокбастеризация», слава Богу, проходит, и скоро мы начнем снимать старое доброе кино.

- И как скоро это начнется?

- Когда отсеются все те люди, которые в кинобизнесе совершенно случайны. Перенасыщенность «левыми» персонажами в последние годы значительно убавилось. Отсеялось огромное количество людей, которым кино заниматься не нужно, потому что они не имеют к нему отношения. Я же не берусь ставить балет, потому что это очень сложно. Если я люблю вкусно поесть, это не значит, что я одаренный повар. Почему же многие считают, что снимать кино просто?

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания