Новости дня

21 января, воскресенье

















20 января, суббота













19 января, пятница















Владимир Березин: Чем «Камеди Клаб» хуже, тем мы лучше

0

Один из самых известных в прошлом дикторов «Времени» и «Вестей» и ведущий кремлевских концертов Владимир Березин отмечает в апреле двойной юбилей. 55 лет исполнилось ему и 35 – его творческой деятельности.

«У вас нет дикторских способностей»

– Ваша официальная карьера началась с назначения главным диктором свердловского телевидения. Ельцин тогда был первым секретарем обкома и лично выбирал ведущего. Чувствуете себя обязанным ему?

– Я точно не имею права сказать и даже подумать плохо о Борисе Николаевиче, как бы кто к нему ни относился. Если бы не он, не одобрение Наины Иосифовны, моя судьба сложилась бы по-другому. Думаю, что из 10 претендентов на должность диктора Ельцин выбрал меня интуитивно. Знакомы мы не были.
Я приехал в Свердловск из Орла. Решил участвовать в конкурсе дикторов после того, как главный режиссер орловского телевидения сказала: «К сожалению, мы не сможем дать вам профессиональную третью категорию. У вас нет дикторских способностей». Тогда мне было обидно, а сейчас благодарен. Если бы мне этих слов не сказали, я бы никуда не рвался.

– Но то, что в Москву вы с Ельциным приехали друг за другом, точно не случайно.

– Это произошло само собой. Борис Николаевич меня за собой в столицу не звал. Я учился в Москве, как тогда говорили – повышал квалификацию. Попробовать свои силы в столице меня пригласил один из столпов ЦТ – главный редактор программы «Время» Ольвар Варламович Какучая.

– И все-таки вы отблагодарили Ельцина, поддержав его в 93-м. После чего получили из его рук орден Мужества…

– В 1993 году я разделял чаяния народа. Это теперь ты должен занять место либо на Болотной, либо на Поклонной. А тогда было третье место – в эфире. Туда, будучи главным диктором ВГТРК, я просто пришел на работу. Не выдвигал политических лозунгов, не призывал стрелять. Прекрасно понимал: нельзя допускать того, что сегодня является обязательным элементом всех самых популярных ток-шоу – истеричной манеры. Спокойно сказал, что мы включаем трансляцию CNN, и весь мир увидел, как в России расстреливают парламент страны. За «исполнение профессиональных обязанностей в условиях, связанных с риском для жизни» я и получил орден Мужества. Как сказал тогда Борис Николаевич, интонация моего голоса не дала стране вздрогнуть.
Лет семь меня отовсюду вырезали

– Как вы решились потом уйти с ВГТРК? Были лицом канала, а кем-то другим могли и не стать.

– Там сменилось руководство. У меня истек контракт, и я, как мне намекнули, должен был постучаться в кабинет нового руководителя. Собственная амбициозность, уверенность в том, что орден Мужества – это моя индульгенция, что я вместе с Лысенко, Попцовым, Сорокиной, Сванидзе по кирпичику выкладывал стену ВГТРК, не позволили мне самому попросить разрешения остаться еще на год. Я не понимал, как же так можно – не прощаясь, избавляться от людей, которые делали канал. Теперь-то понимаю, что так можно. Где Света Сорокина? Где Таня Худобина? Счастлив, что успел сам уйти и мне не сказали: «Пошел отсюда!» А кому-то так сказали.

– Потом быстро нашли, чем заняться?

– Сначала я испугался. Жена говорит: «На другие каналы пойди». Хорошо тем, чьи имена не на слуху. Они могут прийти в любое место и сказать: «Можно я попробую?» И их попробуют. А меня сначала спросят, почему меня выгнали. Лет 6–7 меня убирали отовсюду, в каких бы съемках ни участвовал. «Первый» и НТВ объясняли это тем, что считают меня лицом второго канала. А РТР не пускало, поскольку я у них больше не работал.
Затем я понял, что недооценивал свою параллельную работу – эстрадные выступления, которые называл халтурой. Так я и ходил – с 91-го по 97-й. Ко мне успели привыкнуть. Когда меня спрашивали, какое мое амплуа, я отвечал: «Респектабельный ведущий». Не пафосный, а респектабельный. Знаете певца Фрэнка Синатру? Вот он респектабельный. Я хочу быть чуть-чуть на него похожим. Но Иосиф Кобзон похож больше.

Ребятам из «Камеди» грозились отрезать головы

– С Кобзоном все дружат. А кроме него, у вас друзья среди артистов есть?

– Конечно! Мой друг, товарищ и очень теплый человек – «золотой голос» России Николай Басков. Кстати, именно я придумал и первым произнес это определение. И нисколько в его справедливости не сомневаюсь. Я рядом с Колей с его первых шагов на профессиональной эстраде. Шел перед ним, как сапер на минном поле. Могу долго говорить о нем. Взять бы и открыть Баскова как человека…

– Так откройте!

– Был один случай в Астане. Я простудился. Номер был шикарный, но холодный. Когда на ужине, куда я не смог выйти, сказали, что Березин с температурой лежит, Коля пришел меня проведать. «Почему так холодно?» – спросил он. Я говорю: «Не знаю, обогреватели работают, но теплее не становится». Знаете, что он сделал? Собрал мои вещи, собственноручно перенес их в свой номер, а сам пришел ночевать в мой. Просто так. «Коля, что ты делаешь?» – хрипел я. А он шутя говорит: «Завтра ты должен вести мой концерт. Мне нужно, чтобы ты был здоров». Это было лет 10 назад, с тех пор в наших отношениях ничего не изменилось.

– За последние годы появилась целая каста ведущих концертов – выходцы из КВН, «Камеди клаба». На пятки вам наступают?

– Наоборот, я дружу с этими ребятами! Восклицания «Какой ужас!», касающиеся их, я слышу часто. А что ужасного? Как раз резиденты мне очень нравятся, потому что они не похожи на меня. Интересно за ними наблюдать. Хотя всегда тревожно, потому что это может плохо кончиться. Дело было в исламском государстве. Я вел одну часть вечера, они – другую. Только начали свои скабрезные шутки, к ним подошли и сказали: «Вы в присутствии тех, кто здесь находится, не материтесь, а то мы вам головы отрежем». «А чего позвали нас тогда?» – возразили они. Но к пожеланиям прислушались.

Так что ничего ужасного в «Камеди Клабе» нет. И потом, как сказала одна моя подруга, известный диктор, «да хрен с ними, чем они хуже, тем мы лучше». 

– Скажите, бывают внутренние противоречия? Надо отрекомендовать зрителям артиста, а он вам не нравится…

– К артистам, которых назначают в концерты и к творчеству которых я равнодушен, у меня особый подход. Я просто выхожу на сцену и говорю, что наш концерт продолжает такой-то. К тем, кого вижу впервые, подхожу и спрашиваю: «Я вас никогда не представлял. Что важное, особенное можно сказать о вас зрителю?» Как правило, они отвечают, что ничего. Его на канале «Муз-ТВ» показали 5 раз за деньги, 50 раз он свои видеозаписи в Интернете посмотрел и решил, что то, что он делает, нравится всем, как ему. Не надо представлять? Хорошо. Я выхожу, называю выступавшего перед новичком, делаю паузу и говорю: «Продолжаем наш концерт». И ухожу. За кулисами происходит маленький ядерный взрыв с вопросом: «А почему вы меня не представили?» Простите, вы же сами сказали, что ничего говорить о вас не надо. Раз не надо говорить – значит, вас знают и так. Только шагнете на сцену – и по взмаху ресниц зрители испытают экстаз. Несколько раз после такого ко мне подходили и говорили: «Спасибо за урок».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания