Новости дня

17 декабря, воскресенье




















16 декабря, суббота












15 декабря, пятница













Людовико Эйнауди: Основу моих произведений задает сама жизнь

0

Известный итальянский композитор-неоклассик Людовико Эйнауди, концерты которого прошли в Москве с фантастическим успехом, рассказал о том, с какой музыкой ассоциируется Россия, о «силовом поле», влияющем на творчество, а также признался, почему не хотел бы постоянно находиться среди звуков, которые его вдохновляют.

- Я счастлив снова оказаться в России. Мы уже устраивали концерт в Москве и Санкт-Петербурге, и уже тогда я почувствовал ту огромную чувствительность русских людей к музыке. Сейчас мои ощущения повторяются. Меня очень тепло приняли, это было прекрасно. И я никогда не получал столько цветов…

- Как вы думаете, почему на вашем выступлении в Москве присутствовало так много молодежи?

- Это средний возраст зрителей на всех моих концертах. Я думаю, что симпатию у публики вызывает то, что мне чужда академичность, заумность и высоколобость. Да и моя любовь к фольклорным мелодиям тоже сыграла в этом большую роль.

- С какой музыкой ассоциируется у вас Россия?

- Я бы сказал, это мелодия с очень сложным и плотным узором, но одновременно очень романтичная и погруженная в себя. Я могу сказать, что когда я придумываю музыку, я думаю о связи с природой, и представляю себе подземный мир, где обитает какое-то огромное неподконтрольное никому существо.

- Как происходит рождение вашей новой мелодии?

- Я приведу свежие примеры. Недавно меня пригласили в Альпы провести фортепьянный концерт на плоскогорье. Идея в том, что произведения должны быть связаны с горами. Я смотрел на картины, на которых были изображены горные пейзажи и на одном из полотен я заметил переход от земного к духовному, от рисования исключительно гор до небесных пространств. Его триптих «Природа, жизнь и смерть» привлек мое внимание. Мне показалось, что было бы неплохо вернуть жизнь картинам, что я вместе с оркестром и сделал. Так я начал сочинять треки Primavera, Divenire и Zvanire. Я начал писать партии для быстрых арф, как, например, писал Вивальди. Каждая музыкальная композиция – отдельное время года, Primavera – весна. Кстати, музыка никогда не пишется от а до я сразу, она может начаться, например, с буквы л… то есть с середины.

- А где еще вы берете вдохновение?

- Безусловно, на меня очень сильно влияет жизнь, она задает основу мелодии, но при этом в мое творчество большой вклад вносит литература, музыка других авторов. Это и создает мою музыку.

- Как вы стали музыкантом?

- Можно сказать, это было предопределено… Когда я был маленьким, моя мама часто играла на пианино, а отец, которого я никогда не видел, был дирижером. Я играл с матерью с пяти лет, и таким образом получил свое первое образование.

- А тот факт, что ваш дедушка Луиджи Эйнауди был президентом Италии, никогда не вызывал у вас желание заняться политикой?

- Я очень уважаю своего дедушку, и его – не поверите! – до сих пор ставят мне в пример, но я более абстрактного мышления и не смог бы заниматься политикой и экономикой. По мне каждый должен заниматься только тем, чем ему действительно хочется.

- Были ли у вас сложные моменты, связанные с вашей карьерой?

- Более того, их было много, в особенности в период начала моей карьеры. Но я считаю, что нужно слушать свое сердце, и сделал выбор в пользу своего творчества, хотя я писал музыку, которую никто тогда не писал. Мне приходилось довольно тяжело, но я был упорен и сейчас рад видеть, что это привело к успеху публики. Мой выбор был правильным. 

- Как вы характеризуете стиль своей музыки?

- Всегда очень сложно одним словом обозначить весь мир своей музыки, одно слово слишком мало охватывает. Уместно поговорить о моем музыкальном образовании. Я занимался классикой, но интересовался также и народными мелодиями. Это создало еще одну основу, которая дружна с классической базой, заложенной во мне. Мне нравится такие музыканты, которые связывают традиции и классическую музыку. Мне нравится, когда музыка сразу же захватывает, но вместе с тем несет в себе какую-то тайну.

- Что вы сейчас видите в окружающих, что вас задевает и привлекает внимание?

- Это непростой вопрос. Мир живет в сложное время, когда существует и бедность, и голод, существует контраст между людьми и множество проблем с окружающей средой. Это создает силовое поле, влияющее на творчество. В связи с этим появляются прожилки недовольства, вплетающиеся в сложный музыкальный узор.

- Сколько процентов восприятия у вас, как у композитора, приходится на слух, а сколько на зрение?

- Глаз видит многое, а слух и обоняние видят куда больше и…глубже.

- И какие же звуки вас вдохновляют?

- Шум машин. Но…жить среди машин я бы не хотел! Тишина оставляет значительно больше пространства для творчества.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания