Новости дня

15 декабря, пятница








































14 декабря, четверг





Башаров зазывал «в номера» Ходченкову

0

 

Марат Башаров, Анастасия Заворотнюк, Светлана Ходченкова и другие звезды экрана снялись в фильме режиссера Сарика Андреасяна «Служебный роман. Наше время» – ремейке культовой комедии Эльдара Рязанова. Актеры старшего поколения, снимавшиеся у мэтра, смотреть «новодел» отказываются наотрез. 

Заворотнюк комплексует из-за груди

– Внимание, репетиция! Марат, ты подходишь к Насте как заправский донжуан. Облизываешь губы, взгляд направлен в ее глубокое декольте. Настя, грудь вперед. Не комплексуй, у тебя нормальная грудь – так, по словам очевидцев, снимали одну из сцен картины.
Посторонних на площадку не пускали. Заметив людей с фотоаппаратами, многочисленные охранники бросались на журналистов, как псы. 
– Такое ощущение, что не кино снимают, а охраняют военный объект, – пожаловался кто-то из коллег. – Очень похоже на рекламный ход продюсеров. Ведь народ как думает? Если гоняют с площадки – явно что-то интересное, надо будет посмотреть. На то и расчет. Так больно по спине долбанули… 
Ради коммерческой интриги сотрудникам кинокомпании под угрозой увольнения запретили даже произносить вслух имена исполнителей главных ролей. Рассказывают, одна из костюмерш проболталась журналистам, что секретаршу Верочку, которую в рязановской картине играла Лия Ахеджакова, сыграет Павел Воля. Болтушку вычислили и выставили за дверь. 
На главную роль «мымры» Калугиной пробовались Елена Корикова, Мария Порошина и Нонна Гришаева, а на роль Новосельцева – Григорий Антипенко и Алексей Чадов. Их не утвердили. «Женщиной в жутких розочках» Ольгой Рыжовой мечтала стать Лиза Боярская. «Деточка, это роль для взрослой, битой жизнью женщины, ты для нее не созрела», – заявили ей продюсеры. В итоге Рыжовой стала Заворотнюк, а Калугиной – Ходченкова. В роли Новосельцева предстанет Владимир Зеленский, уже работавший со Светланой в фильме «Любовь в большом городе». Самохваловым стал Марат Башаров. В отличие от элегантного, подтянутого Олега Басилашвили в нетленной рязановской ленте, персонаж Башарова с сальными волосами, в нелепых пиджаках, болтающихся на нем как на вешалке, ухлестывает за всеми женщинами, попадающими в его поле зрения. Часть съемок проходила в Турции, куда – по сценарию – сотрудники фирмы Калугиной выехали на корпоратив. Съемочная группа жила в отеле две недели. 
– Башаров пытался ухаживать за только что разведенной Ходченковой. Регулярно зазывал ее к себе в номер, но она его послала. Тогда он затусил с сотрудницей отеля. Коллеги подкалывали: «Что, Маратик, совсем не можешь без баб?» Башаров отпирался: «Ребята, я просто вхожу в образ». «Не знаю, куда он там на самом деле входил», – поделился с «ЖГ», не скрывая улыбки, один из сотрудников киногруппы. 
Пашу Волю записали в геи
 
На днях съемки ремейка закончились – предстоят озвучка и монтаж. Режиссер клянется, что первыми готовый фильм увидят артисты рязановской ленты. Персонально для них устроят закрытый показ и вечеринку. 
– Я убежден, что им понравится, – самонадеянно заявляет Андреасян. 
– Пойду на премьеру, только если меня потащат силой, – сказала «ЖГ» Светлана Немоляева. – Уверена, что второй «Служебный роман» не нужен. Лучше не снимут, а зачем мне тратить время на просмотр очередной ерунды? Интересно ли мне, кто будет играть мою героиню? Нет, не интересно. 
Комментировать новый фильм отказался и Андрей Мягков. 
– Давайте поговорим о чем-нибудь более приятном, например о погоде, – предложил бывший Новосельцев. 
Более словоохотливой оказалась Людмила Иванова, игравшая у Рязанова профсоюзную активистку Шуру: 
– Я до сих пор наши съемки вспоминаю. У нас царила потрясающая атмосфера, все друг друга обожали. Снимали восемь месяцев, жили этим фильмом. Эльдар Александрович и Андрюша Мягков даже частенько оставались ночевать в съемочном павильоне, до рассвета обсуждая новые сцены. Мне звонила жена Андрея – актриса Анастасия Вознесенская и говорила: «Что, мой опять на раскладушечке спит? Ты уж покорми его утром». Я с радостью приносила пирожки на площадку и угощала всех. Моя любимая сцена – та, в которой умер, а потом выяснилось, что не умер, Бубликов. Шура убегала от «воскресшего» коллеги с криком: «Я уже заказала оркестр, купила венок! Что мне теперь, самой помирать?» А когда Бубликов ее догонял, поворачивалась и вопила ему в лицо: «Ура живому товарищу Бубликову!» В окончательный вариант фильма эта сцена не вошла. 
Говорят, что в новом «Служебном романе» Бубликов тоже будет. Но он умрет и превратится в зомби. А персонаж Воли все-таки окажется нетрадиционной ориентации. 
 

 

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания