Новости дня

15 декабря, пятница








14 декабря, четверг





































"Неясная Наташа" из Хамовнического суда

0

«Ясная Наташа»  называл Мандельштам свою последнюю вдохновительницу. Наталья Васильева (бывш. помощница судьи Хамовнического суда Данилкина. – Ред.) может смело претендовать на звание «Неясной Наташи». То есть с ней ничего толком не ясно: она не давала интервью прессе с того самого момента, как сенсационно разоблачила влияние Мосгорсуда на приговор Ходорковскому. Не отвечала на обвинения Данилкина (который тоже так и не подал на нее в суд).

А теперь Наташа еще и уволилась из Хамовнического суда по собственному желанию, сообщив, что ее не устраивает холодное отношение коллег.

Она, вероятно, после своих разоблачений ожидала теплого отношения.

В истории с Васильевой с самого начала были неясности – вот почему мы с Михаилом Ефремовым в своем гимне ей на телеканале «Дождь» не удержались от некоторой иронии. Конечно, никто не сомневается, что на Данилкина беззастенчиво давили. Конечно, никого не убеждает тон и стиль данилкинских оправданий в «Человеке и законе» и в бумажном интервью. Но и сама Васильева в единственном телеинтервью выглядела не особенно убедительно, не слишком непосредственно – скорее зажато,  а главное, неясен был ее мотив: ей судью жалко? Она материнского проклятия испугалась? Она за правду и закон? Столь решительный поступок – с явно тяжелыми последствиями, потому что не станет же Мосгорсуд молчать в ответ на такие тяжелые обвинения – требовал действительно серьезных побудительных мотивов. А в случае с Васильевой они оставались за кадром.

И вот теперь – увольнение по собственному желанию из-за холодности коллег. Мне как-то грешным делом кажется, что в этой ситуации Васильева должна быть безупречна и тверда, и уж по крайней мере ей следовало бы дождаться официального увольнения. Это дало бы ей все козыри – вот, борец за правду изгнан с рабочего места под надуманным предлогом, без соблюдения элементарных формальностей… Тогда ей поверили бы все, и никакие рассказы Данилкина о его безупречной самостоятельности – то есть жестокости и необъективности – не перевесили бы того васильевского телеинтервью. Но ее как раз не увольняли, тянули, понимая, вероятно, что такое увольнение будет равносильно репутационному самоубийству. И тогда Наталья Васильева якобы ушла сама, потому что на нее, видите ли, косо смотрят. А чего она ожидала – радостной встречи из отпуска? Цветов на рабочем месте? Дружного восхищенного шепота: «Ой, Наташка-то прям всю правду сказала за всех»?

Уход Васильевой по собственному желанию плох еще и тем, что из судебной системы уходит, судя по всему, честный, порядочный человек: кто останется? И наконец, этот уход – о добровольности которого заявила сама Васильева – позволяет ей исчезнуть из поля зрения взволнованной общественности. Когда Васильева ходит на работу, с ней можно увидеться, добиться разъяснений, уточнить детали – все эти возможности теоретически сохраняются, хотя она и предпочитала вести себя в этот месяц очень сдержанно. Да тут еще и Данилкин в отпуск ушел. Похоже, неприятных вопросов избегают решительно все участники этой ситуации.
Я не собираюсь ставить под сомнение искренность Васильевой и убедительность всего, что она рассказала. Я просто не понимаю, почему она (или те, к чьим советам она прислушивается) допустила этот уход по собственному желанию.

А предложение у меня ровно одно: пусть бы Наталья Васильева взяла да и согласилась бы на еще одно подробное интервью. Хотя бы нашей газете, чтоб далеко не ходить за примером. Если вдруг «да», мой электронный адрес к ее услугам: dmibykov@yandex.ru.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания