Новости дня

14 декабря, четверг













































Лютер уже здесь

0

Получилось так, что я сейчас в Штатах, в том самом Гейнсвилле, где пастор Терри Джонс 20 марта сжег Коран. С самим пастором, к сожалению, не поговоришь, он теперь готовит акцию 22 апреля – публичную антиисламскую демонстрацию с массовым сожжением Корана. Но и первой хватило, чтобы фанатики в Кандагаре устроили форменный погром здания ООН и поубивали десять человек (по другим сведениям, много больше). Пастор Джонс сказал, что никакой ответственности за Кандагар не чувствует. Напротив, случившееся там доказывает точность его представлений об исламе как о религии опасных радикалов… Сегодня у него полно сторонников среди политкорректного американского населения.

То, что сегодня в Штатах говорится о Джонсе, совпадает с движением против политкорректности и мультикультурности в Европе, с речами Меркель и Кэмерона. Сегодняшний Запад – прежде всего средний класс – бурлит не на шутку. Общее мнение – а разговоров на эту тему было у меня много – сводится вот к чему: «Жечь, конечно, не надо… но вообще ЭТИ понимают только язык силы, так что…»

Есть ощущение, что мы на пороге нового религиозного раскола. Реформация в Германии началась с того, что Мартин Лютер сжег папскую буллу, и скоро в его сторонниках была половина немецкого населения на всех социальных этажах. Джонс сжег не Коран – Корану ничего не сделается, – а готовность во имя политкорректности замалчивать серьезные вещи. Готовность уважать варварство под личиной национальной самобытности. Толерантно терпеть и милосердно мириться. И это серьезно. Это, может быть, урок тем из наших политиков и священников, которые до сих пор с поразительной легкостью отступают перед самыми разными формами грубой силы: благословляют националистов, дружат с жуликами, а то и призывают поучиться у ислама пассионарности и радикализму.

Наверное, Терри Джонс не подарок. И уж точно жечь чужую священную книгу – не лучшее занятие для священника. Но задайте себе, господа, вопрос:  что должно было приключиться в душе современного американского священника, чтобы он решился на подобную вещь?

Я не хотел бы, кстати, быть другом или единомышленником Мартина Лютера. Но иногда истории нужен Мартин Лютер. Делающий опасные, провокативные, а то и необъяснимые вещи.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания