Новости дня

20 октября, пятница










































19 октября, четверг


Всероссийская забастовка расколола организации дальнобойщиков


Sobesednik.ru обсудил масштабную стачку дальнобойщиков 27 марта с ее организатором и с одним из главных ее противников.

На днях глава Объединения перевозчиков России (ОПР) Анрей Бажутин сообщил, что 27 марта в стране начнётся бессрочная забастовка против системы «Платон». Дальнобойщики планируют полностью остановить автомобильные грузоперевозки в стране, выстроить колонны вдоль основных трасс и провести митинги. Участники акции намерены добиться не только отмены «Платона», но и отставки правительства с вынесением вотума недоверия президенту РФ Владимиру Путину.

«Нас поддерживают уже 80% перевозчиков в стране», – заявил Бажутин, хотя пока складывается впечатление, что основную роль во «Всероссийской стачке перевозчиков» будут играть ОПР и Межрегиональный профсоюз водителей-профессионалов (МПВП). Ассоциация «Дальнобойщик», которую СМИ ошибочно называют в числе организаторов, выступила категорически против проведения забастовки, в связи с чем возникли слухи о расколе в среде дальнобойщиков и сомнения в успехе акции.

Sobesednik.ru поговорил с одним из противником «Всероссийской стачки перевозчиков» – координатором ассоциации «Дальнобойщик», главным редактором «Дальнобойщик Медиа Групп» Валерием Войтко, который объяснил, почему считает Андрея Бажутина провокатором. Мы также предоставили главе ОПР возможность возразить своему оппоненту и рассказать подробности предстоящей забастовки.

– Мы считаем эту акцию абсолютно неподготовленной, лозунги абсолютно декларативными, механизмов исполнения этих предложений нет, – сказал Валерий Войтко. – Организаторы преследуют иные цели, чем те, что декларируются ими и СМИ.

– Какие цели они преследуют?

– Понаблюдайте. Очень многие работающие автоперевозчики, отслеживая поведение Бажутина в последний год, не без основания считают его провокатором. Когда Бажутин утверждает, что его поддерживает 45–50% перевозчиков, он лжёт.

– Он говорит, что даже 80%.

– 80% из его окружения – возможно, но это не 80% перевозчиков России. Настораживает тот факт, что Бажутин во время пресс-конференции в «Росбалте» очень неуклюже пытался отмежеваться от всех эксцессов, которые неизбежны при таком уровне организации, – при никаком уровне организации. Он заявил, что мы всех лично не знаем, отвечать за их поведение не готовы. То есть Нацгвардия будет вам ласты заворачивать, но мы ж вас не знаем, помочь вам ничем не сможем.

– А Бажутин знаком с вашей позицией?

– Безусловно. Эта позиция высказывалась неоднократно, она совершенно чётко была озвучена на нашей январской встрече, когда собирались многие перевозчики. Ему в лицо было сказано, что он провокатор. После этого – в подтверждение того, что он провокатор, – оказалось, что в его выступлениях и видеороликах в числе организаторов этой псевдоакции обозначена ассоциация «Дальнобойщик». Мы будем подавать в суд по защите чести, достоинства и деловой репутации.

– Получается, в среде дальнобойщиков раскол. Когда он произошёл?

– Этот раскол неизбежен. Найти более убеждённого и последовательного противника «Платона», чем ассоциация «Дальнобойщик», вы не сможете. Бажутин подорвался на эту тему в ноябре-декабре прошлого года, а мы о пагубности «Платона» начали говорить ещё в 2011 году, показывали, доказывали. В 2016 году – да, принимали участие во всех этих антиплатоновских митингах. Причём самое активное участие, тогда как Бажутина там и рядом не стояло. Мы до сих пор продолжаем эту борьбу – спокойную, тихую, судебными способами, готовим, аккумулируем.

А Бажутин… Под видом борьбы с «Платоном» некоторая часть так называемых «химкинских стояльцев» [дальнобойщики, в 2015 году участвовавшие в протестной акции в Химках – прим. ред.] пытается защитить свои негодные формы и методы ведения бизнеса автоперевозок. Для большинства автоперевозчиков, которые работают на этом рынке, Бажутин не соратник, а конкурент, причём конкурент, который зачастую использует недобросовестные формы конкуренции: демпинг, отсутствие документации, отсутствие платежей и прочие прелести.

– Но ведь эти дрязги суд о защите чести и прочее отвлекают вас от главного – от борьбы с «Платоном»!

– Когда мы проводили наши опросы и исследования, оказалось, что «Платон» для работающего автоперевозчика занимает пятую-шестую по значимости позицию. Есть гораздо более серьёзные системные проблемы, которые не решаются и которые серьёзно осложняют жизнь автоперевозчика.

– Какие это проблемы?

– Паразитирующие посредники в автоперевозках. Весовой контроль. Режим труда и отдыха, тахографы. Состояние российских автодорог и так называемое «весеннее ограничение» [ограничение движения большегрузов во время весенней распутицы из-за снижения несущей способности конструктивных элементов трасс – прим. ред.]. И только на пятой-шестой позиции – тот самый «Платон». Только этот список показывает, насколько далеки лозунги «химкинских стояльцев» от реальных проблем автоперевозчиков.

– То есть проводить подобные забастовки вы считаете нецелесообразным и даже вредным?

– Мы считаем, что акции, направленные на изменение ситуации в автоперевозках и на изменение социально-экономического курса либерального блока правительства, нужны. Нас очень многое не устраивает в социально-экономической политике правительства. Приведу один пример. На недавней встрече один автоперевозчик из Тюменской области встал и печально сказал: «Ребят, а что нам делать? У нас в городе раньше работало 11 предприятий, которые давали работу около 500 местным автоперевозчикам. Сейчас осталось три предприятия, остальные либо закрылись, либо обанкротились. Им автоперевозки уже не нужны». Понимаете? Не «Платон» обрушил рынок автоперевозок, а та социально-экономическая политика, которую проводит правительство. Хоть обстойтесь в забастовках, но восемь закрывшихся предприятий не возродятся, работы автоперевозчикам не будет.

– Как переломить ситуацию, если не с помощью забастовок?

– Есть такая великолепная форма акции, как итальянская забастовка, когда работники не приступают к работе в силу того, что не исполнены все требования к этому процессу, предусмотренные законом. «Платон» – это вопрос экономический и политический, это вопрос совсем не автоперевозчика. Автоперевозчику все равно, сколько стоит этот проездной билет на дороге: это всё закладывается в стоимость транспортной услуги, это всё оплачивает заказчик. А Бажутин пытается не позволить поднять уровень конфликта выше уровня автоперевозчика и вольно или невольно выступает демпфером между перевозчиком и заказчиком. Его задача – не поднять уровень этого конфликта на отношения перевозчик/заказчик. Пусть шофер за всё рассчитывается, а если не может рассчитываться, пусть бастует.

Мы считаем, что свою роль мы уже сыграли. Мы привлекли внимание к тому, что «Платон» неэффективен, вреден для всей экономики. Но если нас не услышали, то пусть услышат голос товаропроизводителей – производителей молока, зерна, мяса, картошки, леса, кирпичей, металла, – которые пользуются услугами автотранспорта и которые будут вынуждены оплачивать «Платон». Ведь до сих пор рентабельность производителей сохранялась за счёт того, что атоперевозчики «платоновские» расходы гасили из своей прибыли. Перевозчик нищал, а заказчик оставался при своих интересах – бастуйте, хоть забастуйтесь, молодцы.

– То есть ситуация изменится естественным путём…

– Эволюционным путём, и очень скоро, как только в полную силу заработают все эти контрольные устройства, рамки на дорогах… А они заработают! В прошлом году их было 20, а в этом году их уже 300. Как только исчезнет возможность пройти мимо этих рамок, автоперевозчики, которые не регистрировались в «Платоне» и не платили, будут вынуждены платить полную сумму. Если 1,53 рубля [за километр] перевозчик ещё мог, скрепя сердце, выложить из своей прибыли (просто потому что не хочется портить отношения с хорошим заказчиком, доход от которого больше, чем эти 1,53, которые я плачу на подъезде к Москве), то сейчас, когда будет полный контроль, перевозчик эту нагрузку уже не вытянет и переложит её в стоимость транспортной услуги, и платить будет заказчик. Если платить будет заказчик, это означает повышение стоимости всего и вся. Минтранс врёт, когда говорит о долях процента: реально это два, три, четыре процента в зависимости от региона и перевозимых грузов. Это реальное повышение стоимости товаров в магазинах, именно «платоновское». После этого… Ну хватит уже из автоперевозчиков делать пушечное мясо!

* * *

На критику в адрес «Всероссийской стачки перевозчиков» в интервью Sobesednik.ru ответил её главный организатор Андрей Бажутин:

– Ассоциация «Дальнобойщик», в частности, критикует вас за плохую подготовку акции. Как проходит подготовка?

– Я думаю, Валерия Войтко это вообще не должно интересовать по одной простой причине – он акции как таковые не поддерживает. А подготовка к акции проходит следующим образом: на сегодняшний день через все доступные нам системы коммуникации мы оповещаем перевозчиков в стране. Мы раздаём листовки, «в рацию» работаем с коллегами. Подавляющая часть перевозчиков за эту акцию. Для примера: мы проезжаем по стоянкам, у нас тысяча листовок, мы их раздаём и с каждым человеком разговариваем. Может, человек десять из тысячи не знают об этой акции, пара человек категорически не поддерживает акцию по своим принципиальным позициям, а остальные поддерживают полностью.

– Сколько примерно будет участников акции?

– Тот же самый Валерий Войтко об этом говорит… Я вам говорю: как это можно подсчитать? Сейчас из регионов каждый день звонят люди. Если бы у нас это было в рамках уже каких-то сформировавшихся объединений, профсоюзов, ассоциаций, то, наверное, можно было бы подсчитать. А звонят люди, которые до сегодняшнего дня были разрознены, они не входят ни в какие объединения. Пересчитать все звонки практически невозможно. Идёт шквал звонков. Мне звонят, представителям регионов… Безумное количество звонков. Звонят на все телефоны, указанные на сайтах наших региональных представителей. Точное число знать невозможно. Хотя вчера мы эту проблему обсуждали – что практически каждого нужно посчитать по головам. Как это сделать, мы обдумываем.

– Что будете делать в случае вмешательства полиции, в случае задержаний?

– Мы хотим остановить грузопоток. К нам будут приезжать на стоянки и говорить «Вы не имеете права стоять у себя на стоянках»? Акция будет проходить в три этапа. Основной поток будет стоять дома на стоянках, а на въездах в крупные города, на ключевых трассах мы выставим колонны вдоль обочины. Но обочина это будет та, где разрешена стоянка, где нет запрещающих знаков. Все машины у нас плакатами обклеены не будут, мы будем размещать нашу информацию на том же расстоянии, что и при пикетировании, – не менее 50 метров друг от друга. Будем привлекать СМИ, будем работать «в рацию» с людьми, которые будут ехать, если такие всё-таки найдутся, будем общаться с людьми. Какие претензии к этому могут быть? В принципе могут быть: я понимаю, что у нас правоохранительные органы могут найти любые причины, но это будет незаконно, потому что мы ничего не будем нарушать.

Третья фаза акции – подача заявок на митинги в крупных городах. Уже с привлечением других непрофильных ассоциаций и объединений, с привлечением, может быть, политических партий, если они этого захотят. Потому что гражданское общество есть, оно никуда не делось. Всех, кто захочет нас поддержать, мы приглашаем на акцию.

У нас ряд экономических требований. Исходя из того, что нас до сих пор не слышат, не понимают и с нами не хотят разговаривать, вытекает политическое требование – отставка правительства и недоверие президенту. Что мы этим нарушаем? Абсолютно ничего.

– А заявки на проведение митингов вы когда будете подавать? Пока люди на трассах будут стоять?

– Именно в это время. У нас всё будет поэтапно. 27 марта у нас начинается акция, мы во всех регионах проведём импровизированные пресс-конференции с привлечением СМИ. Скорее всего, это будет на наших больших стоянках. Это чтобы объявить о начале акции. Потом мы будем формировать вот эти колонны вдоль дорог. Мы сейчас обсуждаем, в течение какого времени мы их будем формировать. И ближе к 15-му числу, может чуть раньше, будут поданы заявки на митинги во всех городах. То есть у нас есть ещё запас времени. 15 апреля – это ключевое число, когда должен подняться тариф по системе «Платон» [тариф увеличится в два раза – с нынешних 1,53 рубля за километр до 3,06 рубля – прим. ред.].

– До этого вас власти не слышали. Почему вы думаете, что они вас сейчас услышат?

– Я бы не сказал, что нас не слышали... Не прислушивались – да. По одной простой причине. С той стороны – государственный, финансовый, административный ресурс. Нас не расценивают как серьёзную, движимую силу. Мы даже по телевизору слышим, как говорят, что перевозчики никакой роли не играют в экономике страны, это всё мелочь, чушь. Мы хотим показать, насколько это чушь. Потому что огромное количество грузов первой необходимости у нас перевозится автомобильным транспортом, а не железнодорожным, как хотели всем рассказать. Мы хотим показать, какую роль играет транспорт, и что с нами разговаривать надо, слышать нас надо.

– Чтобы вас услышали, вас должно быть много. Вы уверены, что в этот раз акция соберёт больше участников, чем раньше?

– Уверен. Я ещё раз говорю: мы каждый день работаем с людьми, разговариваем. Это шквал звонков. 50 человек в день пишут заявления о вступлении в нашу организацию у нас на сайте. Это касаемо вступления. А есть люди, которые никуда не хотят вступать, но эту акцию поддерживают. И есть довольно-таки крупные предприятия – ну, не крупные, а средние, – которые сказали, что полностью остановят свою логистику, весь свой автотранспорт и будут всё это время стоять в рамках этой акции, никуда не выезжать.

– Так справедливы ли слова о расколе в среде дальнобойщиков?

– Я думаю, несправедливы, потому что на сегодняшний день все почему-то зациклились на ассоциации «Дальнобойщик», Объединении перевозчиков России, Межрегиональном профсоюзе водителей-профессионалов (МПВП), но это далеко не все перевозчики. И я вам могу сказать, что с МПВП у нас нормальные отношения. Может, в чём-то наши взгляды расходятся, но они тоже поддерживают акцию, и мы чётко понимаем друг друга во всём, что касается нашей профессиональной деятельности.

О каком-то расколе речь вообще не идёт. Я не получаю ни одного звонка, где люди бы говорили, что у нас раскол, мы друг друга не понимаем. Нет.

Я вот читаю статью Валерия Войтко, где он упрямо пытается обвинить нас в «сливе» – это есть. У ассоциации «Дальнобойщик» такая позиция, мы им, видимо, сильно не нравимся. Но у всех остальных претензия одна: почему мы раньше не выдвигали политические требования? Но мы идём поэтапно, размеренно, мы не хотим брать флаг и бегать с криками «Долой Путина». Это бессмысленный путь в никуда. Мы высказываем ему своё недоверие как гаранту Конституции. У нас нет никакого раскола. Кроме ассоциации «Дальнобойщик», нас никто не обвиняет.

– Вы назвали акцию бессрочной. Будете ждать, пока к вам придёт кто-то из представителей власти и сядет за стол переговоров?

– У нас есть определённые требования по этому поводу. Мы живём в гражданском обществе, где любое звено экономики важно. С нами не разговаривали, а если разговаривали с другими представителями дальнобойщиков, то это было в закрытом режиме. Мы требуем, чтобы была организована крупная встреча с представителями перевозчиков – это, соответственно, и Объединение перевозчиков России, и МПВП, это даже ассоциация «Дальнобойщик», это региональные союзы, которых тоже много. Чтобы все приняли участие в этой встрече и чтобы эта встреча освещалась на федеральных каналах. Мы открыты полностью, у нас нет ни одной закрытой темы. Если у нас открытое правительство, если у нас всё честно и хорошо, то мы готовы – пусть задают нам вопросы в любой форме. Мы готовы на них отвечать и сами хотим задавать вопросы и получать ответы. И чтобы гражданское общество всё это видело.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания