03:57, 23 Декабря 2014 Версия для печати

Знаменитая "женщина-рентген" из Донецка попала в беду

Юлия Воробьева
«Женщина-рентген» Юлия Воробьева
фото автора

В 80-е имя Юлии Воробьевой не сходило со страниц газет, она становилась участницей телепередач об уникальных людях.

«Женщина-рентген из Донецка: проведет руками — и буквально сканирует человека: его внутренние органы, болезни...» — так писали о ней. Ученые, врачи, мировые медицинские светила исследовали феномен, пытаясь выяснить, откуда вдруг, в одночасье, он возник. Дар? Или нарушение, сбой работы организма?

Очнулась в морге от того, что отрезали палец

3 марта 1978 года — этот день разделил жизнь нашей героини, простой женщины из советского тогда Донецка, матери троих детей, на «до» и «после». Она работала крановщицей в шахте «Петровская».

— Кран был неисправен, и я не должна была в тот день выходить на работу, — при одном воспоминании на глаза Юлии Федоровны наворачиваются слезы. — Как сейчас помню, был мокрый снег с дождем. Я в резиновых сапогах, перчатках, которые намокли хоть выжимай, пока шла до крана, поднималась наверх на привычную высоту 15 метров — это уровень 4 этажа высотного дома.

А потом... удар. Темнота. Словно провалилась. Очнулась в морге. От того, что на ноге отрезали большой палец.

Оказывается, ее ударило током в 380 вольт. И она упала замертво. Но выжила. И началась у нее новая жизнь.

— Первые полгода не могла уснуть, вообще. Казалось: если закрою глаза, то уже не проснусь никогда, — вспоминает моя собеседница. — И с полгода после травмы по ночам кричала от невыносимой боли. Мы забили фанерой окна, чтобы на улице не слышали мой крик. Но в панельной пятиэтажке, где мы тогда жили семьей, стены хлипкие — соседи всё слышали. Кто-то сочувствовал. Но находились и те, кто говорил: наверное, в нее бесы вселились... Я стала инвалидом, дали вторую группу.

Воробьеву исследовали врачи, медицинские светила. Сначала — как человека, умудрившегося чудом выжить после страшной травмы, не совместимой с жизнью. А потом обнаружились уникальные способности.

Юлия Воробьева
Сверхъестественные способности Воробьевой изучали лучшие враги СНГ
Фото: Кадр YouTube

— Помню, я приехала в институт знаменитого офтальмолога Святослава Федорова, — говорит Юлия Федоровна. — Он обследовал меня, и вынес вердикт: «У вас полная слепота, вы ничего не видите». «Что вы! — возразила я. — Я вижу: вот по улице едет самосвал, а обои в вашем кабинете — зеленые. А вот на стене фотография: вы в гостях у актера Адриано Челентано!» «Очевидно, вы не глазами видите, а как-то иначе», — обескуражено возразил офтальмолог. «Но как же не глазами: если я их закрываю, то как и все ничего не вижу!», — объясняла я. Федоров в тот день был в черном костюме, лакированные туфли. Я провела рукой в воздухе и почувствовала: с левой стороны внизу — пустота. Сказала ему, он страшно удивился: «У меня вместо левой ноги от колена протез, об этом знают только самые близкие, откуда же узнали вы?!»

Меня исследовали в институте ядерной физики в Киеве, в институте полупроводников. В Академии наук в Киеве, потом в Москве. Затем в Ленинграде в Институте мозга... Знаменитая Наталья Бехтерева, возглавлявшая институт, сказала мне прямо в лицо: «Вам надо вживить в мозг платиновые электроды — чтобы они фиксировали каждое движение мозга: нужно для наблюдений, для науки...» «А я как буду жить с этими электродами, это не опасно?» — спросила я. «Год-два поживешь, мы показания прибора будем записывать. А потом... ну, ты должна понимать, что как бы ни было, ты не жилец уже на этом свете...» Мой сын (он ездил со мной, сопровождал) услышал эти слова, подбежал, схватил меня за руку: «Мама, ты не останешься здесь больше ни на минуту!» — рассказывает Юлия Фёдоровна.

С Кашпировским пытались поссорить

К Воробьевой приезжали врачи, профессора из Японии, Франции (первые назвали ее «человек-рентген», вторые — «человек-компьютер»). Фиксировали каждую деталь, мелочь: что она ест, как чувствует себя после еды... В институте лазерной физики над ней проводили опыты: в темном помещении на стене двадцать клеточек, на одну из них ученые направляли луч лазера, который вообще-то невидимый. Юлия Федоровна луч видит. И она безошибочно определяла: «Показываете на клетку номер 5... теперь — на 8...»

— Один французский специалист, помню, попросил: «просканируйте мой организм», — рассказывает Юлия Федоровна. — Я провела руками, что-то странное почувствовала. «Ой, — говорю, — подождите, у вас нет одной почки! Просто отсутствует!» «Да, так и есть, — с удивлением сказал он. — Представляете, а врачи 20 лет лечили меня от болезни почки — не могли никак определить патологию, что я родился с одной почкой! Я сам об этом узнал лишь недавно — а вы с первого раза узнали угадали».

Способностями Воробьевой заинтересовались и КГБ. Пытались выяснить, а вдруг она какие военные или государственные тайны может так же «просканировать» и узнать? Но она не могла. Только «бытовой» уровень: здоровье человека.

— Как-то на меня вышел писатель Юлиан Семенов, — вспоминает Юлия Федоровна. — Он дружил с сотрудниками КГБ, и они организовали ему встречу со мной. Он попросил у меня разрешения привезти и своих двух дочерей, Ольгу и Дашу. Как сейчас помню, одет писатель был в джинсы, а сверху кожаный ремень. «Этот ремень, — сказал Семенов, — мне подарил мэр Барселоны, когда я был у него в гостях». «А что за рана под ремнем?» — спросила я. Снова «угадала». Оказывается, там же в Барселоне Семенов ходил на корриду, и бык его случайно поддел — несчастный случай... Потом я стала смотреть дочерей писателя. Младшая, Даша, стояла в шубке, на ногах унты — теплые сапожки. «А почему пальцы на ногах у тебя перебинтованы?» — спросила я, почувствовав это через унты. «У меня ногти вросли в кожу, и их поудаляли», — призналась Даша. У Ольги тоже была проблема, которую я помогла определить, а впоследствии вылечили.

Юлия Воробьева
В КГБ опасались, что Воробьева может «просканировать» государственные тайны..
Фото: Кадр НТВ

А Семенов написал обо мне в газете «Известия»: «Эта женщина — от Бога, она поставила точно диагноз моей дочери. А потом этот диагноз подтвердили в новейшей клинике США». Семенов познакомил меня с патриархом Пименом, я была у него в гостях в резиденции в Загорске [ныне Сергиев Посад].

Любопытная история вышла и с дочерью Святослава Федорова, о котором я уже упоминала. Он привез ее, попросил посмотреть (сам Федоров и его супруга Ирэн, рассказывали об этом в интервью, поэтому и я могу рассказать). Дочь Федоровых прожила с мужем несколько лет, никак не получалось забеременеть — и решили развестись, чтобы не мучить друг друга. «Знаете, а ведь вы ждете ребеночка, срок очень маленький , буквально несколько дней», — сказала я при той нашей встрече. Но она не поверила, если честно, было неприятно. Проходит время — звонит Ирэн: Юлия Федоровна, вы были правы — срок беременности у нашей дочери — три месяца.

— Не так давно на Первом канале показывали фильм «Чудотворец», прототипами героев которого стали легендарные «чудо-целители» 80-х Аллан Чумак и Анатолий Кашпировский. Вы с ними встречались?

— Да, на каких-то мероприятиях, конференциях... Но близко не дружили. Аллана я уважаю за его человечность, порядочность. Очень культурный, приятный. То, что воду заряжал — это не шарлатанство, как пытались представить некоторые скептики. Люди верили — и исцелялись, во многом работал эффект самовнушения. Но в принципе каждый человек обладает своей энергетикой и может при желании изменять структуру воды. А с Анатолием Кашпировским меня как-то пытались поссорить — одна журналистка написала, будто мы с ним вместе выступали, чуть ли не соревновались, у кого больше чудес получится показать, и я якобы выиграла. На самом деле я никогда с ним не выступала и тем более не соревновалась. И не давала того интервью. Но Кашпировский прочитал эту статью в газете, и как мне потом рассказывали, в сердцах — он человек горячий — сказал обо мне: «Какую-то там... током ударило, и она невесть что рассказывает!» Я разыскала журналистку, которая об этом написала, она потом извинилась и дала опровержение.

Сериал «Чудотворец»
Аллан Чумак и Анатолий Кашпировский — не шарлатаны, считает Воробьева
Фото: Плакат сериала «Чудотворец» — kinopoisk.ru

Но самое страшное в жизни Воробьевой было впереди — нечто, что мощнее и больнее удара током, и морга, и послебольничной боли.

Перед войной снилось страшное

Юлия Федоровна рассказывала о многом, необыкновенно интересно: и как работала с космонавтами и с известными актерами, и как Александр Абдулов отказался, чтобы она его «сканировала» — сказал: «я боюсь предсказаний — пусть жизнь идет как идет».

— Я только успела ему сказать, что ему категорически нельзя курить — а дымил он очень много, — говорит моя собеседница.

По понятным причинам имена и истории звездных пациентов «женщины-рентгена» мы не можем привести: врачебные тайна и этика.

С Воробьевой мы встретились в Подмосковье, в доме ее близких друзей. Приехала она не на очередное обследование и не лечить. Ей вынужденно пришлось уехать из родного Донецка. Война!

Война на Украине
Воробьева знала о войне в Донбассе за два года до ее начала
Фото: Global Look Press

— Еще два года назад мне снился странный сон, я его очень хорошо запомнила, — рассказывает моя собеседница. — У нас на окраине Донецка есть кладбище. И мне привиделось во сне, будто на этом кладбище выстроили новые высотные дома, в них живут люди. Я будто бы иду мимо и везу маленького ребеночка в колясочке. А люди из окон высоток выглядывают, приветливо машут руками. Думала неосознанно, во сне: почему именно в этом месте, на кладбище, дома выстроили, неужели не нашлось другой территории? В те же дни — уже не во сне, а наяву — стала думать отчего-то: «Господи, не дай Бог война, а у меня ноги больные, и не убежишь». Подчеркну, что тогда еще было мирное время, о грядущих страшных событиях никто не думал-не гадал. А потом началось... (плачет) Летом сын позвонил (он с семьей живет отдельно, а у меня в гостях была внучка — его маленькая дочь): «Мама, я случайно узнал — ваш район сегодня будут бомбить! Срочно собирайтесь, уезжайте». У меня паника: что взять с собой, какие вещи... А накануне я почему-то вдруг думала: мы этот свой дом частный строили-строили, не один год, как же я люблю его — и дом, и сад, как не хочется со своим жилищем расставаться... В общем, уехали мы с внучкой. А через некоторое время позвонили соседи, сказали, что дом наш разбомбили (плачет). Снаряд разорвался. А у нас и собачки были — их мы не успели вывезти — и они погибли...Осталась небольшая пристроечка — летняя кухня, и больше ничего.

Небо с землей смешалось, самолеты крутят и бомбы бросают. Все разбомбили: и пекарню, и комбикормовый завод... — горько перечисляет Юлия Федоровна.

— Что ждет Украину, Россию, мир? — спрашиваю женщину-рентгена.

Она снова вздыхает:

— Боюсь даже говорить вслух. Мысль материальна, и можно накликать еще большую беду. Знаю, что во многих монастырях православные монахи, священники горячо молятся, чтобы наступил мир. Я и сама в начале лета ездила в один монастырь, две тысячи раз читала Соборную молитву. 12 часов, с ночи до утра, стоя на коленях. И молилась, плакала. И знаете, в этот день не было бомбежек.

Юлии Федоровне 75. Она инвалид, еле передвигается — каждый шаг дается с большим трудом. «Болит каждая косточка», — говорит несчастная женщина.

Она стесняется просить помощи у кого бы то ни было. Но помощь ей была бы очень кстати.

Наверняка среди читателей «Собеседника» найдутся люди с добрым сердцем, готовые помочь — контакты Юлии Воробьевой находятся в редакции.

 

 

 

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

00:03, 08 Декабря 2016
Тринадцатое послание президента Федеральному собранию длилось 69 минут и 10 раз прерывалось аплодисментами
»
22:08, 07 Декабря 2016
Sobesednik.ru узнал у эксперта, как следует поступать с бытовыми электроприборами в ночное время
»
21:06, 07 Декабря 2016
Sobesednik.ru решил напомнить родителям о том, как правильно следует одевать детей в зимний период
»