22:00, 26 Сентября 2014 Версия для печати

Русское Катманду: почему тысячи россиян стремятся в Непал

Катманду
«Весь мир на ладони, ты счастлив и нем!»
Фото: Shutterstock

Россиян в этой далекой стране вообще гораздо больше, чем на улицах Рима, Вены или Праги. Трудно сказать, что больше манит в Катманду, в Непале, «загадочную русскую душу» – поиски духовного очищения, космические выси Гималаев или же просто страсть к экзотическим декорациям, которые являются чьей-то обыденной повседневностью. Кстати, как поет группа «Крематорий», «нет места лучше и в раю, чем родное Катманду». Проверим?

Как одессит монарха охмурил

Мало кто знает, что до середины 50-х годов прошлого века Непал был изолированной страной, которую во многом открыл миру одессит Борис Лисаневич. Он умудрился крепко подружиться с непальским королем Трибхуваном и уговорил своего друга-монарха начать выдавать визы иностранцам. В 1954 г.

Лисаневич открыл здесь Royal Hotel – первое заведение такого рода в стране, где до этого не было никаких производств, кроме кустарных, а из сельхозкультур выращивался почти один только рис.

Если, оказавшись в Катманду и пресытившись местной кухней, вы соскучились по борщу и ностальгируете по настоящим пельменям, то всё это до сих пор можно отведать в ресторане «Як и йети», основанном Лисаневичем. Все жители столицы, у которых мы спрашивали дорогу, знали, где он находится.

Перед входом в ресторан нас встречает метрдотель в строгом костюме с бабочкой. На мои вопросы о связях с Россией он любезно отвечает, что ныне «Як и йети» принадлежит индийским владельцам, а история возникновения изложена в легенде на первой странице меню. Портрет Лисаневича на стене, борщ, котлеты по-киевски да странное блюдо «чикенстроганофф» – вот и всё, что сейчас напоминает о «большой России» в этом заведении. Тем, кто привык трапезничать за три доллара, поначалу цены покажутся возмутительными. Но потом вы вспомните, что пообедать в обычном московском кафе значительно дороже, чем в ресторане этого 5-звездочного отеля.

Площадь в Катманду
Площадь в Катманду поменьше Красной, но тоже красивая
Фото: Александр Беляев

В поисках нирваны

В Катманду есть также ресторан «Як», но без йети, в котором встречается достаточно разношерстная русскоязычная публика: альпинисты, вернувшиеся с базового лагеря Эвереста, или парень родом из Днепропетровска, который два года работает программистом в Сиднее, прилетевший в Непал с двумя девушками из Гонконга.

Стереотип, будто русские за границей сторонятся друг друга, в Непале совершенно не подтверждается. Единению соотечественников особенно помогает «тонгба» – горячее пиво (не путать с супом «тукпа» – тибетской лапшой). Вам дают сосуд, заполненный прокисшим просом, и заливают почти кипятком. Нужно засунуть трубочку поглубже и пить сколько влезет, благо горячей воды можно доливать почти бесконечно. Надо сказать, что для русских людей, привыкших ставить масштабные эксперименты на себе, это весьма опасная вещь, нечто вроде вечного двигателя. За сто рупий (это чуть больше доллара) можно достичь полной нирваны.

Гималаи
Гималаи
Фото: Александр Беляев

Нестрашные каннибалы

В квартале Будданатх, где проживает много выходцев из Тибета, стоит одноименная знаменитая ступа – ее можно увидеть в фильме Бертолуччи «Маленький Будда». Обходя ступу по часовой стрелке, мы встречаемся с молодым человеком Женей, одетым в джинсы и оранжевую монашескую накидку. Я вижу его в первый раз, но встреча не случайна – мне нужно передать ему посылку от друзей из России, которые снимают у него квартиру.

– Я закончил в Москве Высшую школу экономики, – рассказывает он о себе, – а здесь учусь на буддолога и живу при монастыре. Спасибо за кедровые орехи, мне тут тяжело быть вегетарианцем, – благодарит он за посылку. К буддизму, по его словам, он пришел через наркотики, но уже давно обходится медитациями без всяких посторонних веществ.

Войдя в роль экскурсовода, Женя приглашает нас в индуистский храмовый комплекс Пашупатинатх:

– Там проводятся обряды кремации. Быть сожженным в Пашупатинатхе – большая честь для любого индуиста. Несколько десятков почтенных бабушек и дедушек живут при храме и в полной гармонии с собой дожидаются своей очереди, по вечерам покуривая марихуану и смотря старый телеприемник, поставленный во дворе их «хосписа».

Ступа Боднатх
Ступа Боднатх
Фото: Александр Беляев

Заодно нам были обещаны пещеры, где живут последователи секты агхори, славные оригинальными духовными практиками.

– Если другие отшельники предаются аскезе и умерщвляют плоть, то агхори любят ходить голышом, по большим праздникам устраивать оргии, а потом могут устроить и акты сакрального каннибализма. Поедают уже умерших людей, – успокоил он нас.

Конечно, нам не хотелось присутствовать при этом, но буддолог Женя объяснил, что вряд ли радикальные агхори живут прямо на территории комплекса и проводят там групповые ритуалы.

Непалец
Впасть в нирвану непалец может где и когда угодно
Фото: Александр Беляев

С детьми тут ничего не случается

На обратном пути в маршрутке, как обычно, набитой до отказа, мы познакомились с непальским врачом, неплохо изъяснявшимся по-русски. Оказалось, что он учился в Бишкеке и после пяти минут общения запросто позвал зайти в гости:

– Мне будет очень приятно снова поговорить по-русски.

А теперь представьте себе ситуацию, как вы приглашаете домой неизвестного гастарбайтера, случайно встреченного вами на автобусной остановке... В вашем обычном мире вряд ли это возможно. И не менее фантастична ситуация, когда вы спите у себя в номере, а ваш маленький ребенок гуляет один в незнакомом городе. Перед выездом в горы мы завтракали вместе с прекрасной голубоглазой блондинкой Соней из Петербурга, которая смело подсела к нам за столик и рассказала, что в следующем году собирается в Антарктиду. Соне исполнилось 4 года, ее родители «еще спали» наверху и велели ждать в кафе. Непал – одна из тех стран, где с детьми ничего не может случиться.

Обряд кремации в Пашупатинатхе
Обряд кремации в Пашупатинатхе
Фото: Александр Беляев

/историческая справка

Непал граничит с Индией и Китаем, расположен на склонах Гималаев. Монархия до 2008 года, ныне – парламентская республика, где 2 крупнейшие партии – коммунистические (маоистского и марксистско-ленинского толка). Вопреки устоявшемуся мнению официальная религия – индуизм. Язык – непали, родственный санскриту.

Виза: может быть оформлена по прилете в аэропорту Катманду. В непальском посольстве стоимость варьируется от 25 до 100 долларов в зависимости от количества дней (от 15 до 90). Принимаются исключительно новые банкноты, зато не требуется справок с работы и выписок с банковских счетов.

Деньги: за 1$ дают примерно 90 непальских рупий. Долларами без проблем можно расплачиваться в гостиницах, за вход в заповедники или за внутренние перелеты. В Катманду легко прожить на 10 долларов в день.

Иванов Станислав

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

00:09, 10 Декабря 2016
Выпускающий редактор Sobesednik.ru Александр Минайчев — об итогах протестных событий пятилетней давности
»
00:01, 10 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Михаил Осокин – о проникновении «Закона Божьего» в школьное образование
»
22:04, 09 Декабря 2016
Ежегодно зимняя хроника ЧП пополняется историями о пострадавших от сосулек, напоминает Sobesednik.ru
»