00:00, 10 Сентября 2008 Версия для печати

Папины дочки Олега Маскаева

На стычки девочек выезжает полиция

– Вы уже долгое время живете в Америке. А на прошедшей Олимпиаде именно выходцы из России принесли Штатам важные медали. Может быть, через четыре года копилку американской сборной пополнит одна из дочек Олега Маскаева?
– Вряд ли. Поздновато им будет. Разве что малая, Виктория? Ей сейчас 7,5, и мы как раз думаем, в какой спорт ее отдать. Знаете, она как родилась – никогда шагом не ходила. Только бегала. У меня раньше проблема была: внизу жильцы квартировали, и им все время было слышно, когда она топотала. Я ей говорю: «Вика, ну ты можешь пешком ходить?» А она все бегает, бегает. А потом падает и спит. Просыпается – снова бегает. Может, ее в легкую атлетику отдать? Или в плавание? У нас есть свой бассейн, так она с 4,5 лет уже плавает. До сих пор не отдали Вику в секцию только потому, что первоклассники в Штатах загружены в школе, как студенты: с утра и почти до вечера.
 – А разве средние – Олеся (15 лет) и Саша (17) не занимаются спортом?
– Ну почему? Они очень сильные девочки. Занимаются (тут Олег задумывается, потом продолжает с усмешкой)… рукоприкладством.
– То есть как?
– Там в любой школе есть лидер и есть группы. Одна, например, мексиканцы, другая – русская община. И между группами нешуточная борьба. Иногда происходят стычки. А свой уровень надо держать.
– То есть вы обучили их приемам?
– Им, наоборот, нельзя показывать (смеется).
– Значит, коронным ударам учат вас они?
– Учат… (Ухмыляется.) Я только в школу успеваю ходить.
– Вызывают за плохое поведение?
– Ну да.
– За стычки с мексикан­цами?
– Особенно когда полиция в них принимает участие.
– Полиция?
– Там чуть что – сразу выезжает полиция.
– И ваши дочки дерутся?!
– Я не спрашивал (улыбается). Может, и дерутся. Но когда я подошел, у них лица красные, чьи-то волосы в руках. Наверное, все-таки что-то происходит, а?
– Да, дочки все в папу. Может, пойдут по вашим стопам и станут боксершами?
– Единственное, чего я не понимаю и никогда не приму – это женский бокс!

Муж должен быть славянином

– Так, со спортом, можно сказать, разобрались. Чем же тогда девочки занимаются у вас?
– Старшей, Ане, 23, она отучилась и теперь работает медсестрой в госпитале. Очень популярная и высокооплачиваемая в Штатах профессия. Саша окончила учебу в школе и пошла в колледж на Анину специальность. Олеся только второй год будет учиться в старшей школе.
– Почему именно медсестра?
– Да потому что в Америке самое главное, чтобы был постоянный заработок и бенефиты – то есть медицинское обеспечение. У медсестры работа и зарплата всегда будут. Может быть, девочки и хотели стать психотерапевтами. Но это надо открывать свой бизнес, создавать офис. Сегодня клиенты есть, а завтра нет – дело такое.
– То есть медицина им по душе?
– Будет по душе. Потому что это правильный выбор. А для души пусть рисуют дома в свободное время.
– Ясно. Значит, их никто не спрашивал.
– Просто им посоветовали, и они приняли правильное решение.
– Это надо еще уметь – правильно посоветовать.
– Если ребенок слушается родителей, разве это плохо? Ребенок скажет: «Я хочу быть маляром». И что дальше? Эта профессия практически не оплачивается! Неужели я допущу, чтобы дочка занималась непонятно чем? Правильнее будет сесть и все ей объяснить. Считаю, что ребенок должен заниматься не только тем, что нравится, а чтобы в будущем было хорошо ее семье. И нам тоже (смеется).
– У вас дома четыре невесты. Обычно девочки выбирают женихов, похожих на папу. Какие советы даете своим красавицам?
– Первое требование, чтобы муж был наш, славянин. Девочки должны помнить, что это не только их взаимоотношения между собой, но еще и наши с их родителями. Я прожил в Америке достаточно долго, поэтому понимаю, насколько разными бывают культуры. Я придерживаюсь такого мнения: каждая этническая группа должна стремиться к своей группе. Еще мне в юности, да и моей супруге, родители внушали: вторая половина обязательно должна быть славянской.
– Ваши дочки выросли в Америке, а по-русски они говорят?
– Конечно! Более того, в последнее время им очень хочется выделяться. Они ходят в школу в майках с надписью «Россия». У меня уже все майки из-за них ушли. И говорить между собой стали по-русски, когда не хотят, чтобы их понимали окружающие.

Прошу брата бросить шахту

– Вы уехали в Америку еще в начале 90-х, а вот ваш отец долгое время оставался в Казахстане, не хотел перебираться за океан, но потом все же уехал. Почему?
– Потому что сначала в Штаты улетела младшая сестренка (она вышла замуж и живет с супругом в Денвере), потом мама. И что бате одному там оставаться? Хозяйство тянуть самому уже тяжело. А в Америке у него русские соседи, хозяйством родители обзавелись: есть свой огородик, пчелы. На следующий год отец курей хочет завести.
– Но брат-то ваш остался в Абае. Он не любит Америку?
– Знаете, у него семья, старшая дочка недавно вышла замуж. Если перебираться всем вместе, миграционный вопрос займет много сил и времени. Это очень сложная процедура. Отец оставил брату свою ферму, хозяйство. Брат работает начальником на шахте и любит свою работу, предан ей. Правда, у меня есть желание, чтобы он все-таки ушел с шахты. Он оставляет там свое здоровье – находится в лаве, пыль эту глотает. Думаю, что со временем мы его займем каким-нибудь бизнесом. Он ведь очень способный. Окончил в свое время самый тяжелый университет – политехнический. Сам (!) собрал из железок два трактора. Постоянно их регулирует, чинит.

Бог и бокс живут рядом

– Если бы вы жили в России, вас считали миллионером. Но в Америке уровень жизни выше, какой там статус у вашей семьи?
– Да самый простой. Я не стараюсь высоко подниматься и вообще не люблю, когда начинают людей разделять деньгами. Что есть – все мое, и я довольствуюсь тем, что у меня есть. Я простой человек и жить стараюсь простенько.
– Но ведь на вашей шее и четыре дочки, и жена, и родители.
– На самом деле мы стараемся дружно все работать. Но кому-то одному, кто разбирается и знает, что делать, надо стоять во главе, тянуть костяк.
– В России бокс ассоциируется с преступностью, бандитами. А вы очень верующий человек. Как в вас вера в Бога уживается с боксом?
– Правильно сказали, с верой, а не с религией. Религии нет, ее люди написали. А вера есть. Просто бокс – это справедливый вид спорта. По крайней мере, на тот момент, когда мы находимся в ринге. Не считая рефери, судей и т.д. Бой – это обоюдный, честный, добровольный договор между мной и моим соперником. Мы деремся на равных условиях. Бокс – в первую очередь тяжелый труд. И вовсе не означает, что если я занимаюсь этим суровым спортом, то в миру я такой же жестокий человек. Знаете, когда я начинал тренироваться в Казахстане, у нас в зале на стенах висел кодекс боксера, где говорилось: технику, которой я овладеваю на тренировках, в обычной жизни можно применить, только защищая слабых. Бокс, он ведь очень близок к вере в Бога…

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

11:22, 04 Декабря 2016
Корреспондент Sobesednik.ru побывала на митинге новосозданного движенения «Новая оппозиция» в Москве
»
11:04, 04 Декабря 2016
Родион Газманов рассказал Sobesednik.ru о том, на какие жертвы приходится идти ради в телешоу «Точь-в-точь»
»
07:03, 04 Декабря 2016
Автообозреватель Sobesednik.ru Александр Пикуленко – об отсутствии каких-либо шансов на появление биотоплива в РФ
»