00:00, 10 Сентября 2008 Версия для печати

Начальник Чукотки - 2

Политик по разнарядке

До его назначения в апреле этого года заместителем Абрамовича никто о Копине на «большой земле» и не слышал. Есть у нынешнего губернатора такая черта – умеет до нужного момента оставаться незаметным.
– В школе это был очень скромный парень, – рассказала одноклассница Копина Елена Левина. – Ничем особенно не выделялся, кроме разве что высокого роста.
Если скромность Роман Копин сохранил до сих пор, то к физическому росту добавился еще и карьерный.
– Вам, наверное, хочется знать, с чего именно началась его карьера? – поинтересовалась бывший классный руководитель 34-летнего губернатора Наталья Петрова, учитель одного из престижных костромских лицеев. – Мне приятно, что я сама немного к этому причастна. В 91-м году к нам пришла разнарядка из Горьковской высшей партийной школы, и я лично писала на Романа характеристику. Хорошую.
Вообще-то кандидатур у Натальи Васильевны было несколько, но один выпускник собрался идти в иняз, другой к тому моменту не опре­делился…
– Так и получилось, что выбор пал на Рому, – продолжила Петрова. – Я почувствовала, что в ВПШ ему будет комфортно: упорный и целеустремленный, не самый выдающийся, но довольно способный. Пре­дупредительно вежлив с преподавателями, на педсоветах не обсуждался, нигде не привлекался. И родители у него адекватные.
Мать Ромы работала простым логопедом в детском саду, зато отец, Валентин Копин, был офицером-ракетчиком, одно время даже командовал ракетной частью, так что парню было на кого равняться. Правда, по стопам родителя маршировать будущий губернатор не стремился. Говорил: «Мой отец отслужил и за меня, и за моего будущего сына на годы вперед». Военной службе Копин-младший предпочел гражданскую и не прогадал.

Сторонник теории заговора

Впрочем, начало карьеры оказалось не столь уж блестящим. Союз развалился, коммунистов оттеснили от «руля», Горьковская ВПШ превратилась в Волго-Вятскую академию госслужбы, и вместо обещанного распределения выпускники получили лишь дипломы менеджера, каких в стране – завались.
– Но Ромка был умница, староста группы, – рассказал его земляк-однокурсник Владимир Волков, с которым Копин делил комнату в общежитии. – Зубрил постоянно. Сидел с книжкой и сам себя натаскивал – недаром отучился с красным дипломом. Мы идем водку пить, а он, хотя тоже мог поднять по-взрослому (бутылочку – легко), за учебники держится. Особенно напирал на английский. И еще увлекался литературой про масонов. С флагом «Бей жидов!» не бегал, но был настоящим патриотом, переживал и за Югославию, и за Чечню. И был убежденным сторонником теории заговора, считал, что, только войдя в число избранных, можно чего-то достичь.
По дороге в «избранные» студент Копин не гнушался и грязной работы: полы мог помыть, рубашки гладил. Но для сына простого советского военного уже тогда весьма неплохо разбирался в хорошем коньяке, английском сукне и трубках «Данхил».
– Чтобы он себе на лекциях джинсы позволил? Да никогда. Только костюм и галстук, – заверил Волков. – Но, хотя он и был парнем, а не чмошником и не тряпкой, на душу компании не тянул, не мог открыться. И пить с ним – все равно что пить с разведчиком.
Впрочем, даже в разведку с Копиным пошел бы не каждый из его знакомых. Однажды ночью Волков упал в коридоре в голодный обморок. Его принесли в комнату, откачали, накормили:
– А Рома проснулся, посмотрел на все это «безобразие» с неодобрением и отвернулся к стене.
Самому Копину голодные обмороки были незнакомы. У него под кроватью всегда стояла сумка с папиным армейским провиантом. Да его и сейчас кормят неплохо.

Роман с Романом


В процессе учебы в академию периодически наведывались «покупатели» из разных госструктур: из налоговой, из ФСБ – вербовали будущих выпускников. Но Рома Копин выбрал Костромскую та­можню.
Вернувшись в 96-м в Кострому руководителем группы исполнения постановлений по делам о нарушении таможенных правил, 22-летний Копин, казалось, расстался с прежними мечтами о красивой жизни навсегда.
В Нижнем он ходил в консерваторию и театр, уверяя, что только в таких местах можно познакомиться с девушкой из высшего общества. Девушку своей мечты он действительно встретил еще в студенчестве, но встретил в городе детства. Сейчас жена губернатора хлопочет по хозяйству. Сын Миша ходит в школу, дочка Арина – в детский сад. В высшее общество Копины вошли уже всей семьей.
– А в 98-м году я в газете увидел информацию о массовом увольнении на таможне, – вспомнил Владимир Волков. – Среди всей толпы было и Ромкино имя. Не помню только, их за что-то конкретное уволили или просто сократили.
Не помнят Копина и на Костромской таможне. А местное отделение банка «СБС-Агро», где он проработал следующие несколько месяцев, и вовсе прикрылось. Кстати, в 1997 году именно «СБС-Агро» выдал Роману Абрамовичу кредит в 14 миллионов долларов, а после дефолта по хитрой схеме переуступил права по взысканию долга Европейскому банку реконструкции и развития. Возврата денег ЕБРР добивается до сих пор, но знакомые Копина уверяют, что новый губернатор к той истории непричастен:
– С Абрамовичем они познакомились уже на Чукотке.
Говорят, у Романов  «одинаковый психотип», они «друг друга нашли».

Серая мышка

Многие выпускники Академии госслужбы подрабатывали в различных лоббистских конторах – одни в СПС, другие у Мамута. А Копин в 1999 году стал советником тогдашнего губернатора Чукотки Александра Назарова. Его советы так понравились сменившему Назарова Абрамовичу, что тот оставил его при себе, а потом поставил и на хозяйство.
Первым делом Копин получил под начало Чаунский район. Его административный центр Певек – самый северный город страны, зато в окрестностях добывают и золото, и серебро. А Копин добыл себе еще и неплохую репутацию управленца, за что два года спустя был переизбран в менее удаленное от Анадыря Билибино.
– Копина хорошо пиарили, и главным козырем было его участие в команде Абрамовича, – передала мнение билибинцев Наталья Егорова. – Вел Копин себя достаточно скромно и осторожно, но часто ездил в командировки. От предоставленных апартаментов отказался, поселившись в обычной квартире. В администрации быстро заслужил уважение и доверие, хотя на все важные посты поставил своих людей (или их туда поставили вместе с ним).
– Не скажу, что он сильно требователен, но когда он был главой, порядок держал во всем, – подтверждает другая бывшая подчиненная Копина Екатерина Понасовская. – Очень исполнительный, особенно при работе с обращениями граждан, умный, всегда сдержанный, краток в разговорах. За время его работы город преобразился, стал более ухоженным и благородным.
Билибино – маленький городок, но деньги Абрамовича под контролем Копина сделали в нем и окрестных селах большие дела: уже появился спортзал и ожидается сдача большого спорткомплекса, построены новые школы и детсады, магазин и храм, тротуары покрылись плиткой, а дома – свежей краской, новый вид обрели больница и дворец культуры, во дворах выросли цветы и детские площадки…
Однако многие «аборигены» все равно отзываются о новом губернаторе без ожидаемого пиетета. А большинство же и вовсе пожимают плечами. Как сказал о Копине Влад Горбачев:
– Сделал он много, но ничем не выделился – ни плохим, ни хорошим. Серая мышка.
Но именно такие управленцы сейчас и востребованы в стране: неглупые, но скромные, патриотичные, но без фанатизма, амбициозные, но знающие свое место. Одним словом, такие, как Копин.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

20:03, 04 Декабря 2016
Кто за чей счет пиарится и что говорят сами рэп-исполнители о пропаганде наркотиков, разбирался Sobesednik.ru
»
17:08, 04 Декабря 2016
Sobesednik.ru попытался разобраться, что заставляет мужей отправлять своих возлюбленных за приключениями на сторону
»
13:06, 04 Декабря 2016
Бывший вратарь «Спартака» и сборной СССР Анзор Кавазашвили – о голкипере ЦСКА и сборной РФ Игоре Акинфееве
»