21:36, 02 Января 2015 Версия для печати

Герой Паралимпиады: Еще неизвестно, кому тяжелее

Владимир Каманцев
Владимир Каманцев
фото Елены Мильчановской

Cеребряный призер Паралимпиады в Сочи — 2014 Владимир Каманцев дал большое интервью «Собеседнику».

Следж-хоккеист рассказал о подготовке к предстоящему «Матчу звезд» по следж-хоккею, который пройдет 24 и 25 января в Сочи, о важных изменениях в личной жизни, о главных проблемах и надеждах и многом другом.

— Владимир, вся страна переживала за вас почти уже год назад в Сочи, никто такого не ожидал от следж-хоккея. Я ездила к вам на базу четыре года назад, и тогда мне кто-то сказал, что вы могли бы поехать еще в Ванкувер, но не поехали, потому что деньги ушли на большую делегацию чиновников. А команда была готова?

— Нет, после этого был чемпионат Европы, и там мы заняли последнее место. Потом мы играли с Норвегией, и они у нас 15:0 выигрывали. На тот момент мы были не готовы, нечего нас было туда отправлять, — рассказал «Собеседнику» Владимир Каманцев во время личной встречи на Алтае, где он вместе с коллегами по команде бесплатно, за счет благотворительного фонда «Система», проходил уникальные восстановительные процедуры. Хоть что-то в подготовке наших паралимпийцев точно лучше, чем у их главных соперников — американцев.

— Как сложилась ваша жизнь после Паралимпиады? Ваш коллега по команде сказал, что опять очень мало ходят на следж-хоккей. Это правда?

— Не то чтобы мало ходят, просто чемпионат России — это единственное место, где есть возможность собраться всем командам, показать себя.

— Есть какие-нибудь организационные трудности в чемпионате России?

— К сожалению, наши игры не транслируются — ни чемпионат России, ни игры за рубежом. Можно только посмотреть их в Интернете.

— Почему? Каналы говорят, что это неинтересно?

— Мы и сами не знаем.

— Сколько приходит болельщиков на чемпионат?

— Приходят наши постоянные фанаты — человек 50. Игры проходят на тренировочной базе, там трибуны вмещают человек 200.

— На тренировочной базе?!

— Да, но скоро, как я знаю, будет практика проводить этапы в разных городах на настоящих стадионах. Паралимпиада дала этому большой толчок.

— На все ваши игры вход свободный, как будет и в Сочи. А хотели бы, чтобы продавали билеты?

— Зачем? Это вопрос не ко мне. Хотелось бы, чтобы места были заняты.

— Хорошо, что сказали об этом. Мы обязательно прорекламируем этот матч. Хотели бы вы что-то еще изменить?

— Если говорить про сборную, то там все на высоком уровне. Там и база, и штаб, и психологи с нами работают. Например, у нападающих и у защитников разные консультанты. И врачи у нас есть, и массажисты. В клубах же все зависит от финансирования.

— Большая конкуренция в сборную?

— Большая. Я основной вратарь, но у меня есть запасные. Мы все являемся кандидатами на чемпионат мира. Я после Паралимпиады думал, что уже все, цель выполнена. Было трудно настраиваться снова и включать весь свой потенциал.

— Может, за золото поборетесь на следующих Играх?

— Хотелось бы, но у нас нет такого количество кадров. Вот американцы перед олимпиадой собрали 600 человек лучших и из них выбрали 15. А у нас всего по стране занимаются 100–150 человек. А у американцев 600 — только лучших! У них даже лучший игрок прошлой Паралимпиады не попал в новый состав.

— Но и у нас есть свои плюсы. Говорят, что вам немножко помогло высокое качество итальянских следжей, которых не было у соперников?

— У нас были такие же следжи, как у всех, только лезвия у нас были определенные с алмазной крошкой, сделанные под заказ. Они добавляли процентов десять скорости. Экипировка в принципе у всех стандартная. Мы брали стандартные сани и улучшали их. В последний минут появились баллистики, и они сделали профессиональные сани на 15 % «скоростней», чем тренировочные. Клюшки стали лучше — меньше ломаются, сильнее бросают.

Владимир Каманцев и корреспондент «Собеседника»
Владимир Каманцев и корреспондент «Собеседника»
фото Елены Мильчановской

— Вы, наверное, знаете о паралимпийце-бегуне Писториусе, который интегрирован в Олимпиаду. Возможно ли такое с вами, раз вы можете ходить?

— Есть хоккей, в котором ребята играют на протезах, но у нас он заглох. Здоровый спортсмен есть здоровый, ты просто комиссию не пройдешь. Я и на коньках-то еле стою, а кто на двух протезах, это вообще невозможно. На уровне дворовых команд еще может быть, но инвалид — это ограниченные возможности, со здоровыми я бы не смог играть. Но и обычные игроки не смогли бы сыграть в наш хоккей. Однажды на базу приезжала команда «Кубань» — они садились в наши сани и были как мертвые. На руках играть гораздо тяжелее, чем на ногах. Тут двойная нагрузка — и передвигаться руками, и работать клюшкой. Так что еще неизвестно, кому тяжелее.

— Призовые потратили?

— Да — кто недвижимость купил, кто дома. Сейчас ситуация такая, что лучше сразу потратить. У нас статус заслуженных мастеров спорта, поэтому зарплаты и в клубах поднялись, и в Олимпийском комитете. Нас приравняли к обычным спортсменам. За что большое спасибо.

— И напоследок можно спросить — как у вас с личной жизнью?

— Со своей девушкой я прожил два года, и вот наконец в конце декабря мы расписались. Свадьба была необычная — в спортивных костюмах.


Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

17:28, 06 Декабря 2016
Российская правозащитница рассказала, почему врачи не пойдут на митинг против снижения роста зарплат медработников
»
17:08, 06 Декабря 2016
О своеобразном превентивном ответе российской телепропаганды на доклад ВАДА по допингу узнал Sobesednik.ru
»
16:46, 06 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru — о том, где и как ютятся депутаты, которых не пускают в служебные квартиры предшественники
»