00:30, 24 Декабря 2013 Версия для печати

Главный редактор "Собеседника" Юрий Пилипенко: Меня испытывали острейшими запретными темами, умением пить водку и способностью держать удары сверху

Тимофей Кузнецов, Юрий Пилипенко и Владимир Снегирев
"На троих": разговор главредов "Собеседника" (слева направо) Тимофей Кузнецов, Юрий Пилипенко и Владимир Снегирев. Фото 1989 г.

Главным редактором «Собеседника» я стал 31 января 1989 года. Решение о назначении главных редакторов молодежных изданий тогда принимало Бюро ЦК ВЛКСМ. После ухода из «Собеседника» Владимира Снегирева желающих стать главредом газеты было трое: Юрий Ковешников, Владимир Сунгоркин и я. «За» Ковешникова стоял тогдашний коллектив «Собеседника», Сунгоркина двигала «Комсомольская правда», которая была «старшей сестрой» «Собеседника», а я шел от сектора печати ЦК ВЛКСМ. Это было не только соревнование биографий, кандидаты на пост главреда обязаны были писать подробные программы развития газеты и отдавать их в недра ЦК.

Из «комсомольской ссылки» – в «Собеседник»

В тот день, когда принималось решение, я был в командировке в Минске – мне позвонили и сообщили, что Бюро ЦК вынесло вердикт в мою пользу. Естественно, мы с коллегами тут же обмыли это дело. И я не скрывал своей радости по поводу того, что почти через пять лет «комсомольской ссылки» снова возвращаюсь в газету. Не представлял себя ни на радио, ни на телевидении, ни в журнале – только в газете. А «Собеседник» в то время был самой смелой и дерзкой газетой в СССР.

Наиболее трудными оказались первые месяцы, ведь я считался чужаком и для коллектива «Собеседника», и для редколлегии «Комсомолки», куда вынужден был ежедневно ходить на планерки (так было заведено – не забывайте, что «Собеседник» тогда исполнял роль еженедельного приложения к «Комсомольской правде»).

Свобода в обмен на две квартиры

Мой испытательный срок длился, думаю, около полугода. Это было время невменяемой перестройки и запойной демократии. Меня «испытывали» острейшими запретными темами («Поставит или не поставит в номер?»), умением пить водку и способностью держать удары сверху – от большого (партийного) и маленького (комсомольского) ЦК. А мне нравилось всё: и общаться, и придумывать что-то новое, и рисковать, и отводить от газеты громы и молнии.

Благо коллектив в «Собеседнике» всегда был заточен на эксперимент, на провокацию, на риск. Но я понимал, что ни в коем случае нельзя идти на поводу у коллектива, даже самого замечательного. Надо непременно иметь свою позицию и гнуть свою линию.

Спустя некоторое время стало понятно, что «Собеседник» в качестве приложения к газете «Комсомольская правда» – явный «пережиток прошлого». И я стал вести «раскольническую» деятельность в редколлегии «КП». Когда понял, что большинство поддержит идею отделения «Собеседника» от «Комсомолки», написал меморандум.

Спасибо ребятам из «КП»: в 1990 году они отпустили «Собеседник» в самостоятельное плавание. Правда, попросили за это… две квартиры. Дело в том, что вся прибыль от издания «Собеседника» в те годы аккумулировалась в Управделами ЦК КПСС, газета же была на скромном бюджете – и мне ничего не стоило попросить из нашей прибыли в ЦК КПСС деньжат для новобранцев «Комсомолки». Так всего за две квартиры «Собеседник» потерял «крышу» и получил свободу.

Нас копировали. Не всегда – удачно

Конечно, нам не стало легче. Ведь свобода дает лишь шанс, право выбора, возможность следовать своей дорогой. И мы пользовались этим шансом по полной программе. «Собеседник» 90-х был абсолютно неповторимым изданием – и по тематике, и по стилистике, и по верстке, и по составу исполнителей. Попасть в команду «Собеседника» было мечтой любого молодого журналиста. Еще бы, ведь у нас тогда работали такие асы, как Миша Сердюков, Игорь Мартынов, Дима Быков, Рустам Арифджанов, Миша Соколов, Андрей Максимов, Кирилл Литманов, Володя Воронов, такие умницы и красавицы, как Маринка Крайняя и Лариска Вышинская, такие отличные художники и фотографы, как Сергей Ветров, Валерий Плотников, Лена Ульянова, Катя Рерберг, Валера Кузнецов, Яша Титов, Володя Персиянов.

Все, что делал «Собеседник», пытались копировать – умело или не очень – другие газеты. Но разве можно повторить незабываемые коллажи на обложках «Собеседника»? Или наши первоапрельские номера? Или филигранный, упоительный стёб в исполнении Быкова и Мартынова? И все равно не это было главным в «Собеседнике». Самый большой резонанс имели журналистские расследования и беседы с недосягаемыми персонами – и это на долгие годы станет нашим фирменным знаком.

Много пили, часто влюблялись, иногда – дрались

Когда меня спрашивают: «Чем «Собеседник» отличался от других газет своего времени?» – я отвечаю: «Неповторимостью». Мы всегда пытались окучивать такие темы и таких людей, которых не было в других изданиях. Я не представляю, чтобы кто-то, кроме «Собеседника», позволил себе в 1990 году напечатать крупное фото спящих на заседании ЦК членов политбюро. Или опубликовать в это же время разворот о том, как и за что высылали из СССР Солженицына – тогда было запрещено даже его фамилию в печати упоминать.
Мне неоднократно передавали слова главредов других изданий, которые на своих планерках говорили: «Почему в «Собеседнике» это есть, а у нас нет?!» Риторический вопрос…

Долгие годы – до наступления капитализма в России – в «Собеседнике» царила очень домашняя и очень комфортная атмосфера. У нас всегда было многолюдно. В основном, конечно, заходила журналистская братия. Все в Москве знали: если хочется выпить, поболтать, поплакаться – вали в «Собутыльник» (так в журналистской среде иногда называли «Собеседник»). Здесь много пили, часто влюблялись, иногда – дрались. У некоторых в кабинетах стояли раскладушки и матрасы – это чтобы не ходить домой ночевать. Всё было, но – по-человечески.

Конечно, сегодня Издательский дом «Собеседник» живет другими ритмами. Если раньше мы всем коллективом делали одну 16-полосную газету, то сегодня «Собеседник» стал вдвое толще, а кроме него, в ИД выходит еще два десятка газет и журналов. Общий ежемесячный тираж наших изданий составляет несколько миллионов экземпляров. И это все надо не только сделать, отпечатать, но и продать.

«Собеседник» и скука – понятия несовместимые

Мы живем сегодня совсем другой – чрезвычайно напряженной и совсем не вольготной – жизнью. Еженедельник «Собеседник» – как бренд, как живая история, как первое дитя – по-прежнему остается самым главным и самым любимым нашим изданием. За свои 30 лет «Собеседник» неоднократно менялся – и по форме, и по сути. Но он никогда не был скучным и равнодушным. И это, пожалуй, самый важный итог нашей общей четвертьвековой Истории.

Какой «Собеседник» ближе всего подходит к идеалу еженедельной газеты? Конечно, сегодняшний. И не потому, что он самый лучший. Просто в таких изощренно-крепких объятиях власти, в таких сложных экономических условиях, как сегодня, российские СМИ никогда не находились. И делать при этом независимую – от партий, от финансовых групп, от Кремля – газету и опасно, и трудно. Но не будем о грустном… У нас и сейчас прекрасная команда, мы по-прежнему полны сил, и я не знаю, что может заставить нас идти против совести, против истины.

Юрий Владимирович Пилипенко, главный редактор «Собеседника» с 1989 года по сей день

Родился 25 марта 1954 года на Украине, в Харьковской области. Первую заметку в газету написал в 14 лет. После окончания средней школы поступил на журфак Киевского университета. Во время учебы «баловался» фельетонами.

Работать вернулся в Харьков – в местную молодежную газету «Ленинская смена». Считаю эти годы самыми интересными в своей творческой биографии. За 8 лет работы в харьковской «молодежке» – от корреспондента до заместителя главного редактора – схлопотал множество выговоров от вышестоящих организаций. В этой ситуации абсолютно нелогичным выглядело присвоение в 1982 году звания лучшего молодого журналиста республики.

Каким-то образом в начале 80-х меня, провинциального журналиста, заметили в Москве и стали звать на работу в сектор печати в ЦК комсомола. Согласился только на третий раз (это случилось в феврале 1984 года, когда, кстати, и родился «Собеседник»). В ЦК комсомола проработал почти 5 лет, «дослужился» до заведующего сектором молодежных СМИ. За это время познакомился со многими замечательными журналистами, что очень пригодилось, когда стал главным редактором «Собеседника». Во главе газеты с 1989 года, т.е. уже 25 лет.

Женат на своей однокурснице Вере с 1976 года. Сын Денис окончил юридическую академию, неоднократно защищал ИД «Собеседник» в судебных инстанциях – и почти всегда добивался положительного для нас результата. Особое спасибо сыну за то, что он подарил нам с женой двух чудесных внуков – Георгия и Арсения.

Читайте также:

Второй главный редактор "Собеседника" Владимир Снегирев: Мы резвились так, чтобы пройти по лезвию

"Собеседнику" - 30. Заставляем думать: 1988 год

Юрий Пилипенко
Юрий Владимирович Пилипенко, главный редактор «Собеседника» с 1989 года по сей день

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

17:26, 05 Декабря 2016
Sobesednik.ru решил выяснить, кто входит в ТОП-10 самых завидных и богатых холостяков России
»
17:08, 05 Декабря 2016
Россияне больше не смогут коротать время в очереди к врачу, листая собственную медкарту, узнал Sobesednik.ru
»
16:23, 05 Декабря 2016
Главред портала «Фергана.ру» Даниил Кислов рассказал Sobesednik.ru всё самое важное о новом лидере Узбекистана
»