14:00, 14 Ноября 2011 Версия для печати

Звезда "Женской лиги" Ольга Тумайкина: Жалею, что рассказала о побоях мужа

Телепроект «Женская лига», в котором прославилась Ольга Тумайкина, мог приклеить к ней ярлык комедийной актрисы. Однако этого не случилось. Продолжая участвовать в юмористических проектах (последние премьеры – «Нереальная история» и «Светофор» на СТС), своим приоритетом Ольга считает Театр имени Вахтангова. А встретились мы с ней в гримерной, пока актриса готовилась к антрепризе. И как она всё успевает?

В театр пригласил Ульянов

– Сколько у вас сейчас работы?

– Что касается кино, то это три названия. «Первый канал» скоро будет показывать проект «Чугунск. Магнитка. Элит». Чугунск – город где-то между Уралом и Москвой. Там в элитном коттеджном поселке заселено всего два дома. В одном живут наши, в другом – американцы по фамилии Шенкли. Я играю блондинку, мать семейства, у меня есть муж и дочь.

Второй проект на канале ТВ3 – «Карамель». Здесь у меня, кажется, главная роль. Есть место и моим отношениям с бывшими тремя мужьями, и двум новым мужчинам. Я профессор-химик. Сначала двинутая на науке, а потом оглянувшаяся назад и ставшая такой, что глаз не оторвать.

Есть еще «Светофор» на СТС. Это вообще чудесный проект. Сначала меня пригласили, как сейчас принято говорить, «в виде звезды». Я пришла и сыграла длинные эпизоды – психолога, которого посещает герой. Видимо, работа понравилась, и линию захотели продолжить. Работаем.

– Это же телесериалы. Почему вы называете их кино?

– Потому что я к ним так отношусь. А почему нет? Диалоги неплохие, отношения, партнеры уникальные… «Так чем же это тебе не кино?» – говорю себе и продолжаю сниматься дальше.

– А еще у вас две антрепризы и 6 спектаклей в театре. Что предпочитаете, когда случаются накладки?

– Надо делать так, чтобы накладок не было. Я считаю, что накладки – это где-то даже непрофессиональная ситуация. А предпочтение отдаю, конечно, театру, там моя основная работа. Я люблю Театр Вахтангова и верна ему. Это большое счастье, что я оказалась именно в нем.

По окончании института я была интересной во всех смыслах молодой артисткой, и меня хотели видеть сразу в нескольких театрах. Сначала я выбрала не Театр Вахтангова. Но… у меня случилась судьбоносная встреча с Михаилом Александровичем Ульяновым. Он предметно поговорил со мной на тему, где я хочу служить. Не уча, не коря, сказал, что по окончании Щукинского училища было бы вполне естественно оказаться в Театре Вахтангова. Так я и поступила.

Нежно люблю Садальского

– У вас было много юмористических телепроектов. Можете сразу отличить ценное предложение от однодневки?

– Вряд ли, да и мне это малоинтересно. К тому же сейчас существует проблема роста. Я не знаю, какие должны наступить времена, чтобы продукт под названием «сериал» не заставлял прекрасных актеров и актрис бежать от него как черт от ладана, искать полные метры, терпеливо ждать какого-то судьбоносного часа, не марать руки о сериальную рутину. Бывают интересные сценарии. Мне везло, я их встречала часто.

– «Нереальная история» из их числа?

– Здесь меня зацепило, что проект делает одаренный режиссер Кирилл Папакуль, который дает мне гарантию: дело, где я буду участвовать, будет сделано хорошо. Быть уверенной в этом мне позволяют три проекта, которые мы с ним вместе прошли.

– Мне ваш персонаж пещерной женщины напомнил фильм «Две стрелы» с Гундаревой, Ярмольником и вождем племени Джигарханяном.

– Ассоциации для меня всегда таинственная тема. Я когда-то зачитывалась книгой «Борьба за огонь» Жозефа Рони-старшего. Он писал про племя уламров, которые бежали в ночи, пытаясь сохранить частичку огня, на которую посягали все кому не лень. Они гибли, боролись с саблезубыми тиграми, скрывались от пещерных львов… Это все меня очень привлекает. Фантазия моя работает неплохо, иногда существует отдельно от меня, и мы прекрасная парочка, которая может улучшить любую историю, не имевшую права на жизнь, не обладающую никакими достоинствами. Это не касается проектов СТС. Я сейчас говорю вообще – о ситуации, когда я за что-либо берусь. Последнее время берусь только за что-то очень хорошее.

– Из последнего у вас «Валенок» с Садальским и Васильевой, который сегодня и играете.

– Я никогда до этого с антрепризами дела не имела. А тут – счастливый случай, который свел меня с Татьяной Васильевой. Теперь я знаю, кто такой Станислав Юрьевич Садальский. Не потому, что не смотрела его фильмы, а потому, что узнала его как очень щедрого, талантливого, непосредственного человека. Он и только он имеет право называться большим ребенком. Больше никто. Я его нежно люблю и уважаю.

Спектакль «Валенок» удивительный. Все думают, что сейчас начнется обхахатывалка. Это ж антреприза! Привычно думать, что это что-то поверхностное, смешное. Оказывается, нет. Мы играем непростую историю. Свободных мест в зале нет: сарафанное радио здорово работает.

Без нас, придурков, никуда

– Знаю, вы не очень довольны, что вас назначили «специалистом по шутейным мероприятиям». Хотите, чтобы вас воспринимали как серьезную драматическую актрису. Это только ваша проблема?

– Меня чужие проблемы не очень интересуют. Гораздо любопытнее слышать реплики артисток, которые говорят: «Я так устала играть любовь. Я так хочу чего-нибудь смешного». Они не понимают, что тут особые силы должны быть, чтобы почувствовать себя некрасивой, но при этом обаятельной, желанной. Я хочу сказать таким артисткам: «Вы, милые, вообще не представляете, о чем говорите».

Я, например, с удовольствием вспоминаю свою практику в театре. В течение многих лет играла в сказке «Али-Баба и 40 разбойников». Я была единственная барышня-разбойница, существо с копной рыжих волос и в шароварах. Мы были самым ярким пятном спектакля. Хотя по закону жанра любить должны были не нас, а лирических героев, но именно нас закидывали конфетами и кричали: «Вон они! Вон они!» Без нас, без очаровательных придурков, никуда.

У меня действительно есть внутреннее противоречие, потому что я считаю себя серьезным человеком. И все всегда думали, что я серьезный человек. Близко к сердцу принимала многие вещи, мне было жалко любую собаку, я мечтала обеспечить всех бездомных необходимыми условиями… Я и сейчас этого всего хочу.

– Вы как-то сказали, что, несмотря на подножки, шли к намеченной цели. В чем те подножки?

– Подножки – это детальки. Когда они складываются, получаются целые китайские стены, через которые надо либо перебраться, либо обежать, либо проломить. Были такие подножки, о которых я никогда не расскажу…

– Вы жалеете, что все-таки проговорились об одной из них, которая касается личной жизни? (Актриса дала глянцевому журналу откровенное интервью о том, как муж избивал ее долгие годы и в результате отобрал старшую дочь. – Ред.).

– Очень жалею. Ошиблась. Это было мне показано наглядно. Тогда я совершенно искренне думала, что весь мир встанет на мою защиту. А миру это совершенно неинтересно. Любопытно – да, эффект толпы сработал. Но мне надо было не открывать рот, а продолжать терпеть и делать что-то. Но я выбрала неправильное направление. Однако и это проходит. Время… оно не лечит, но помогает перестроиться и подумать, какой будет твоя дальнейшая жизнь. Потому что, как поет Леонид Агутин, «всё в твоих руках». Правильно поет.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

12:25, 10 Декабря 2016
Мел Гибсон против избалованного реализмом зрителя: обозреватель Sobesednik.ru — о фильме «По соображениям совести»
»
11:05, 10 Декабря 2016
Вдова Владимира Зельдина и его коллеги поделились с Sobesednik.ru воспоминаниями о страстях в жизни Дон Кихота
»
07:04, 10 Декабря 2016
Sobesednik.ru узнал, на какие из продуктов новогоднего стола придется потратиться больше, чем в предшествующие годы
»