13:00, 27 Декабря 2011 Версия для печати

Ксения Хаирова рассказала о своих мужчинах

Актрису Ксению Хаирову режиссеры, продюсеры, да и публика долгое время воспринимали скептически. Еще бы: дочь всенародно известной Валентины Талызиной, а к детям знаменитых всегда неоднозначное отношение. Ксении пришлось долго доказывать, что она имеет право быть в профессии.

Ксенией Хаировой мы не могли встретиться несколько месяцев. Она была занята в сериале «Институт благородных девиц» – играла одну из главных ролей. И вот наконец встреча состоялась. Приятно поразила откровенность актрисы – никакого наигранного кокетства, ужимок. Актриса легко отвечала на любые, даже каверзные вопросы. Чувствовалось: у этой по-настоящему красивой женщины железный характер… Впрочем, этим качеством, как говорят, отличается и сама Валентина Талызина.

– На днях закончился сериал «Институт благородных девиц». С каким сердцем завершили проект?

– С тяжелым. Съемки продолжались практически два года, огромный кусок жизни. Мы все – актеры, сотрудники съемочной группы – сроднились. Хотя, конечно, уставали безумно (съемки, кстати, завершились в мае, за лето успели отдохнуть). Весной, мне кажется, я была на грани нервного срыва. Я ведь еще играла в театре. Днем съемки, вечером спектакль, и в 7 утра опять надо было ехать на съемки. Бывало, после работы даже заснуть не могла. Сердце колотится, мысль одна: «Господи, я же не умру сегодня, правда? Настя, дочь, маленькая, надо ее вырастить…»

Нет, я благодарна сценаристам, было что играть. Но один раз не выдержала и спросила: что ж вы пишете мне одни трагедии, что ни сцена, то я рыдаю? На что мне ответили: «Ксения, но у вас так хорошо получается в кадре плакать!» (Улыбается.) Хотя были моменты, когда не то что шутить не хотелось, но и брала реальная злость. Некоторые режиссеры (в сериале их работало несколько), вместо того чтобы ловить эмоции актеров в кадре, переживали, как в кадре выглядят горящие свечки. Например, последняя серия, у моей героини погибает сын. Камера, мотор. Я начинаю орать, как животное. А у них «расфокус». И так 5 или 6 дублей. Представьте мое состояние: такая эмоционально сложная сцена, а меня постоянно отрывают. Конечно, промолчать я не могу. К сожалению, порой встречаешься с непрофессионализмом, и это не может не расстраивать.

– Приятных моментов наверняка было больше. С коллегами по сериалу сразу сдружились?

– Не сразу. Забавно, что поначалу девчонки меня жутко боялись, они сами в этом признались. Думали, стерва. Почему – и сами не знали. Впрочем, для меня – нормальная ситуация. Везде, куда бы я ни пришла, гримеры, костюмеры за головы хватались  «Ё-моё, пришла, сейчас начнет права качать…» Очевидно, у меня стервозный вид (смеется). На самом деле поначалу с незнакомыми людьми держу дистанцию, не знаю, зачем, видимо, особенность характера. А потом само собой происходит сближение, с кем-то возникает дружба. Ни разу ни с кем конфликтов на съемках не было. Ни в этом проекте, ни в каком другом.

– На улицах вас узнают, что говорят?

– Последний раз узнали в метро. Я повезла дочь на занятия, чтобы не стоять в пробках, спустилась в подземку. Возвращалась домой, сижу в вагоне. Ненакрашенная, в джинсах, кроссовках, с хвостиком – словом, сложно узнать во мне экранную героиню. Но тут парень какой-то подошел, спросил: «Вы Ксения Хаирова?» И он начал говорить, как они с мамой смотрят сериал, переживают, желал всего хорошего. Спросил, в Театре Российской армии ли я работаю, значит, следит за творчеством, приятно.

Один раз очень смешно узнали в магазине. Я искала приправы, была в кепке спортивной (вообще предпочитаю спортивный стиль в жизни). Какая-то женщина практически залезла мне под кепку и удивленно спросила: «Вы?! А что вы тут делаете?!» На что я ответила: «Не поверите, но ровно то же самое, что и вы – делаю покупки». Видимо, она считала, что «люди из телевизора» по магазинам не ходят (улыбается).

– Есть ли у вас трудности в  воспитании дочери?

– Я стараюсь быть с ней на дружеской ноге. Но иногда с применением тяжелого хлыста (улыбается), без этого в воспитании никак. Настя серьезно занимается балетом, она просто создана для него. Дочь – это мое главное счастье. Мальчишки за ней, конечно, бегают табунами (улыбается). Еще бы – натуральная блондинка с голубыми глазами! Дочь – это, конечно, мое главное счастье.

– Но замужем вы, если верить актерской энциклопедии, были трижды. Признайтесь, все-таки непостоянны в любви?

– Я как раз постоянна (строгим голосом). Но когда понимаешь, что вы с человеком идете в разные стороны, зачем жить вместе? Я нежно люблю своего первого мужа, мы большие друзья. Поженились по большой любви. Он окончил МАТИ. Колоссального ума человек. Эльдар Урманчеев, родной брат баронессы Катерины фон Гечмен-Вальдек. С Катей у нас замечательные отношения, они оба родные, близкие мне люди. Сейчас у Эльдара чудесная жена Вика. Но Эльдар, когда мы были вместе, захотел уехать в Америку. А я не хотела.

Второй муж, отец Насти, поступил так, что я на 6-м месяце беременности вышвырнула его из своей жизни. Он со свистом летел. Я рожала сама, ребенка записала на себя, и он никакого отношения к моей дочери не имеет.

Третий муж, фамилию которого я сейчас ношу, дико меня ревновал ко всему – к работе, к друзьям, к любому дереву. У него просто крышу сносило. Он гонялся за мной по квартире, кипя от злости: «Опять гастроли?!» 8 лет я пыталась ему объяснить: если я захочу тебе изменить, я могу это сделать, не выходя из дома, для этого мне не нужно лететь за тридевять земель. А он этого не понимал.

Как жить без доверия? Я ни одному своему мужу не изменяла. Честно разводилась, ставила точку в отношениях. Только потом начинала встречаться с другими людьми. У меня одна жизнь, и разменивать ее на то, чтобы жить «не с тем человеком», я считаю неприемлемым. Сейчас наконец встретила взрослого, мудрого, понимающего, уважающего меня и мою профессию человека. Мы познакомились в разгар съемок «Института благородных девиц». Однажды в редкий выходной мне позвонил Иван Рыжиков (в «Институте благородных девиц» играл Платона. – Авт.). Ваня сказал: «Поехали в гости к одному моему другу, иначе ты скоро с ума сойдешь от работы!» И они с женой меня забрали, повезли в гости. Их друг и оказался тем человеком, с которым сейчас мы вместе. Я абсолютно счастлива. Я бы хотела быть с ним всю жизнь, ни об одном мужчине еще так не говорила.

Кстати

Родилась 29 марта в семье знаменитой актрисы Валентины Талызиной и художника Леонида Непомнящего. Окончила специализированную московскую школу с углубленным изучением иностранных языков. Закончила ГИТИС (РАТИ). Служит в Театре Российской армии.

За спиной Ксении Хаировой роли в таких громких кинопроектах, как «Гонка за счастьем», «Дочки-матери», «Голоса», «Предлагаемые обстоятельства», «Город соблазнов».

Валентина Талызина, народная артистка РСФСР. Перечислять ее работы можно бесконечно: «Большая перемена», «Ирония судьбы, или С легким паром», «Афоня», «О бедном гусаре замолвите слово», «Старые клячи»… Голосом Валентины Илларионовны говорит мама Дяди Федора в мультфильме «Трое из Простоквашино».

Коллеги говорят, что Талызина терпеть не может безответственного отношения к профессии, халтуру. И если встречается с наплевательским отношением к делу, за словом в карман не лезет. Возможно, по этой причине недоброжелателей у актрисы немало.

В своей книге «На краю бездны» Валентина Илларионовна «приложила» крайне высокомерную в жизни, мнящую себя мегазвездой Ольгу Кабо, с которой играла в спектакле «Мораль пани Дульской». «Не понимаю, как можно на полчаса опаздывать на репетицию, приходить с невыученным текстом… Я сказала об этом Ольге раз, два, пять, а на двадцатый отказалась с ней работать…» – рассказала «железная леди».

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

00:09, 10 Декабря 2016
Выпускающий редактор Sobesednik.ru Александр Минайчев — об итогах протестных событий пятилетней давности
»
00:01, 10 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Михаил Осокин – о проникновении «Закона Божьего» в школьное образование
»
22:04, 09 Декабря 2016
Ежегодно зимняя хроника ЧП пополняется историями о пострадавших от сосулек, напоминает Sobesednik.ru
»