11:00, 30 Августа 2011 Версия для печати

Иосиф Кобзон: Мы вырастили общество эгоистов

Кобзон – некогда символ советской эстрады – сегодня на этой самой эстраде смотрится скорее белой вороной. Во-первых, просто потому, что умеет петь. Во-вторых, потому, что всегда пунктуален, обязателен перед организаторами, не ломается, несмотря на годы и здоровье. Наконец, начисто лишен признаков «звездной болезни». Может быть, глядя на коллег по сцене, Иосиф Давыдович Кобзон и скучает по Советскому Союзу? И кажется, продолжает жить в стране, которой нет уже двадцать лет.

В Юрмале возражали против гимна Победы

– Иосиф Давыдович, на прошлогодней «Новой волне» в Юрмале был творческий вечер Давида Тухманова, вы там выступали, но так и не спели «День Победы». Иосиф Кобзон на вечере Тухманова без этой песни  выглядит очень странно. Вы не могли бы пролить свет на эту историю?

– Все дело в том, что против песни о Великой Отечественной войне и тем более гимна Победы возражало местное представительство. В этих конкурсах они не хотят никакой политики, только лирика и простая песня. И поэтому, к сожалению, лучшие песни Тухманова не прозвучали. Очень жаль. Как и в этом году я предложил исполнить в Юрмале песню «Баллада о красках», но мне сказали, что ее не надо исполнять.

– Это местная латвийская цензура или просто нежелание организаторов связываться с лишним политическим резонансом?

– Это уже не моя проблема, а организаторов. Я просто исполнитель на фестивале, и у меня есть художественное и организационное руководство, которое составляет программу выступлений. Я не могу им диктовать свои условия.

– Но в прошлом году вы исполнили песню «Я люблю тебя, Россия», и весь зал встал.

– Но это просто песня о России. Не о войне, не о политике.

Патриотизм

– Позвольте у вас спросить, что такое патриотизм? В России сейчас это много и часто обсуждают, кто-то спекулирует на этом понятии…

– К сожалению. Но я дитя советского периода. Как поется в песне Газманова, сделан я в СССР, поэтому знаю, что такое советский патриотизм. Несмотря на то, что были голод, холод, разруха, мы жутко любили свою страну-победительницу, мы любили свой народ. И как бы ни говорили современные ваши коллеги о том, что было тяжелое время коммунистического периода, но многие вещи, к сожалению, остались в этом периоде: остались бесплатное медицинское обслуживание, образование, остался комсомол, который объединял молодежь.

Сейчас молодежь разорвали по коммунальным политическим квартирам – молодежь «Единой России», молодежь «Справедливой России», молодежь КПРФ, молодежь ЛДПР и так далее. В Советском Союзе, несмотря на его масштабы, на наличие национальных республик, была одна молодежь – советская. Поэтому нетрудно было собрать четыреста тысяч молодых людей и отправить их на строительство БАМа, на строительство Братской ГЭС. За двадцать лет с тех пор, как появились суверенные государства – бывшие советские республики, – нет такого энтузиазма и нет такого патриотизма, который был и помогал бы стране.

У нас есть чем гордиться. Нужно обязательно всем этим гордиться. Я живу в России, и я горжусь тем, чем богата моя страна, ведь, кроме недр, есть еще интеллектуальное и духовное богатство. И сейчас есть подвиги в жизни – они проявляются в тяжелые периоды, которые переживает страна, будь то пожары, катастрофическое потепление и так далее.

– Намекаете на то, что для проявления лучших качеств нам нужна беда?

– Экстремальные обстоятельства, и только они, сближают народ – вот Чернобыль сплотил народ, то же было, когда случился «Норд-Ост», весь народ сплотился ради того, чтобы спасти этих людей. У нас очень хороший народ, только нужно помочь этому народу понять, что у него одна страна, у него нет выбора другой. Нужно любить страну. Даже если Родина-мать не совсем здорова, нужно сделать все для того, чтобы поднять ее на ноги.

– Вас знают как человека поступка отнюдь не в экстремальных обстоятельствах, а в каждодневных. Когда вам стало плохо на трибуне, вы дважды вернулись и ушли с достоинством. Что нужно, чтобы люди были способны на поступки с большой буквы?

– Спланировать поступки невозможно, это порыв души, который возникает из ниоткуда – от внутреннего состояния, от воспитания. Все террористические акты происходят от отсутствия культуры. И не дай Бог, если случается какое-то несчастье или горе, здесь и появляются поступки от неожиданных людей. Появляются они от молодежи или от взрослых людей, и тут трудно предугадать, кто совершит тот или иной поступок. Здесь все зависит от человека, от его внутренней культуры. Мы, к огромному сожалению, культуру сейчас не ставим на первое место, а зря. Потому что культура, духовность должны быть в обществе на первом месте, и только тогда мы можем рассчитывать на какие-то подвиги и поступки.

– А такое возможно? Вы же были председателем комитета по культуре в Госдуме…

– Такое невозможно при отсутствии финансирования. Видите, они не жалеют средств на восстановление разрушенных зданий, на содержание колоний, а на культуру средства жалеют. А так мы лишимся и музеев, и библиотек, и заповедников, лишимся очагов культуры, которые воспитывают наших детей, воспитывают нашу молодежь, воспитывают наше общество.

– А есть ли тут такая зависимость: дадут денег больше на культуру – и общество станет здоровым?

– Прямая. Если судить о культуре по Москве и по Санкт-Петербургу, то можно сказать, что у нас все с культурой благополучно. Но мы забываем о том, что Россия – это Сибирь, Урал, Дальний Восток. Россия огромная, и у нас полностью убита сельская культура, потому что нет средств. А раз нет средств и нет сельской культуры – значит, нет молодежи на селе, значит, нет села, некому работать на селе, некому работать в сельском хозяйстве, это все взаимозависимо.

Корпоративы я бы просто убил

– Ваше имя прочно связано с понятием «эстрада». Сейчас в обиходе термин «поп-музыка». Видите ли вы разницу между эстрадой и поп-музыкой?

– Нет, я не вижу разницы. И то, и другое – эстрада. Эстрада – это то место, где происходит самовыражение современной музыки, в том числе и поп-музыки. К огромному сожалению, здесь опять же все упирается в финансы. Мы не можем дать молодым исполнителям проявить свои достижения, возможности, мы не можем организовать концерты, поскольку они очень дорогие. Если раньше исполнители работали по два, по три концерта в день, сегодня это невозможно. Если раньше у рабочей семьи была возможность раз в неделю сходить на концерт, то сегодня у нее нет такой возможности, концертные билеты очень дорогие и «мы лучше посмотрим это все по телевизору». Люди думают о том, как распределить семейный бюджет. Поп-музыка – она для среднего или избранного класса, а простые люди не в состоянии приобрести билеты на выступления популярных исполнителей.

– Но зато есть люди, которые оплачивают целиком концерты – корпоративные, частные.

– Корпоративы я бы просто убил, потому что они убили искусство. Во-первых, они наносят колоссальный финансовый ущерб государству – исполнители не платят налоги за гонорары, которые получают, тем самым лишая возможности простых людей получить от этого хоть какую-то пользу. А исполнитель, развращенный на корпоративах, даром уже выступать не хочет, тем самым лишая широкую аудиторию приобщения к музыке.

– Но они ведь говорят: «Нам же тоже кушать хочется».

– Оформляйте должным образом договор между артистом и организатором, платите налоги, заставляйте артистов платить налоги, и тогда все это будет цивилизованно.

– Я почему вас спросил про поп-музыку и эстраду? Такое ощущение, что нарушилась некая преемственность поколений… В частности, в вашей отрасли.

– Преемственность поколений не нарушена, нарушена система. Раньше мы не работали в рыночной системе, мы все были квалифицированны и каждый из нас знал, что за выступление он получает свою концертную ставку. Сейчас, при рыночной экономике, каждый исполнитель сам себе назначает цену, никто его за это не преследует, и он волен сам поступать так, как считает нужным.

– Но рыночная экономика ведь  штука саморегулирующаяся. Кто нравится – того народ и слушает. Другой вопрос, действительно ли мы сейчас слушаем лучших молодых исполнителей?

– Кто такой современный исполнитель? Раньше проводили конкурсы, были художественные советы, которые определяли качество исполнителей и рекомендовали их для профессиональной работы, для концертов. Сегодня, чтобы стать исполнителем, достаточно заказать песню, концертный костюм, аранжировку, запись, клип, телевизионное время. На все это необходимы средства. Средства нужно искать у спонсоров, а спонсоры на все это смотрят субъективно – кто-то с вожделением, кто-то, крайне редко, чтобы просто пропиарить свое имя. Сейчас жуткое время для исполнителей.

– Многие в шоу-бизнесе устраивают скандалы, часто искусственные. Как вы к этому относитесь?

– Передачи типа «Ты не поверишь!» – глупейшие! Глупы и «желтые» издания. Погоня за сенсацией, погоня за гадостью – страшное дело. Судиться с ними бесполезно. Я пробовал судиться, другие исполнители пробовали, но они за свои пасквильные произведения получают гораздо больше, чем им приходится отдавать по суду. Или у вас, у журналистов, не существует комиссии по журналистской этике? Никого за клевету, за пасквильное сочинение не исключили из Союза журналистов.

– Боюсь, Иосиф Давыдович, «желтым» медиа просто не нужен Союз журналистов…

– Но есть же и те, которые входят, но и они не подвергаются профессиональному суду.

– А вам не кажется, что это идет от уровня массовой культуры населения? Печатается то, что читается. Многим людям нравится читать сплетни, это приятнее, чем что-то всерьез анализировать…

– Но так же можно сказать, что и смотрится то, что смотрится. Когда я был председателем комитета Госдумы и мы готовили Закон «О защите прав потребителей», а также закон об ограничении сексуально-эротической продукции на телевидении и в средствах массовой информации, то нам говорили: «А вы не смотрите. Не смотрите, и всё. Почему вы жалуетесь? Значит, вы смотрите. А если вы не будете смотреть, значит, не будет и этих передач, у которых сейчас высокий рейтинг». Когда Марина Влади выпустила книгу «Владимир, или Прерванный полет», я сказал ей: «Зачем ты так много гадостей о Высоцком написала?», а она ответила: «Иначе читать не будут».
К сожалению, это так.

Про Лужкова и Америку

– Вы в начале разговора обмолвились, что молодежь не ходит на выборы. Так ведь у нас как не было выборов в советское время, так и сейчас нет.

– Как не было?

– В том смысле, что за нас всё решают… Разве нет?

– В советский период выборы были спланированными, с однозначными кандидатами, но тогда ходили на выборы. Если бы молодежь сейчас интересовалась тем, какие программы предлагают партии, то выбрала бы себе программу и голосовала бы за ту программу, которая больше импонирует.

– Не секрет, что вы импонировали Лужкову. Вы сейчас общаетесь с Юрием Михайловичем?
– Да.

– Как он?

– Нормально абсолютно. Он декан Международного университета, которым руководит Гавриил Попов. Преподает, пишет книги, занимается спортом – теннисом, гольфом.

– В день отставки Лужкова вы приехали и поддержали его, тем самым показав, что он вам дорог не как мэр, а как человек. Многие расценили это как серьезный поступок, ведь очевидно, он был в пику Кремлю…

– Я не обращаю  внимания на последствия, когда совершаю поступок. Я так поступаю потому, что считаю это необходимым. А кто и что по этому поводу говорит, меня мало интересует. Говорят, цыплят по осени считают. В октябре исполняется год пребывания на посту мэра Собянина. Посмотрим, что скажет народ, что скажут москвичи, ветераны, пенсионеры, молодежь. Если скажут, что жизнь улучшилась, значит, неплохо.

– А вы не общались с Собяниным?

– Нет, ни разу.

– Иосиф Давыдович, вы по-прежнему невъездной в США?

– Да, по-прежнему. Я думаю, что этим вопросом должны заниматься руководители страны. Я – гражданин страны, у меня есть президент, который является гарантом Конституции, который должен защищать честь и достоинство гражданина России. Коль им это не нужно – значит, мне тем более не нужно.

– Вы общались с главами Советского Союза и с главами России. Есть ли разница между руководителями в Советском Союзе и в Российской Федерации? Человеческая разница… Почувствовали вы ее или нет?

– Нет. Разницы нет.

Рок и блатняк против Кобзона

Коллеги Иосифа Кобзона по сцене неравнодушны к его личности. Кобзон всегда был «академичным» эстрадником и из-за этого не раз попадал под прицел тех, кто работает в жанрах, отличных от поп-музыки. Так, рок-группа «Алиса» в эпоху своего активного «анархического» периода написала песню «Все это рок-н-ролл», где фигурировала строчка «Где каждый в душе Сид Вишес, а на деле Иосиф Кобзон». После того как лидер «Алисы» Константин Кинчев окунулся в православие, песня полностью исчезла из репертуара его группы. «Задел» маэстро и Михаил Круг. В его песне «Про Афганистан» есть такие слова: «В Россию уехал Кобзон. Он пел нам Высоцкого и поправлял свой потом облитый парик».

Песни, главным героем которых стал Иосиф Давыдович, появились в репертуаре относительно молодых групп «Бригадный подряд» и Narkotiki. Интересно, что если раньше «контркультурные» музыканты старались Кобзона уколоть и обидеть, то в последнее время над ним скорее подшучивают, обозначая его особый статус на сцене и «подрисовывая» Кобзону в своих клипах крылья и нимб.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

07:04, 10 Декабря 2016
Sobesednik.ru узнал, на какие из продуктов новогоднего стола придется потратиться больше, чем в предшествующие годы
»
00:09, 10 Декабря 2016
Выпускающий редактор Sobesednik.ru Александр Минайчев — об итогах протестных событий пятилетней давности
»
00:01, 10 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Михаил Осокин – о проникновении «Закона Божьего» в школьное образование
»