00:00, 26 Мая 2011 Версия для печати

Бывший муж Распутиной: Маша прописала нашу дочь вместе с бомжами!

Бывший муж певицы Маши Распутиной Владимир Ермаков подал на нее суд. По его словам, Маша публично оскорбила его на программе «Пусть говорят», обозвав «козлом и сволочью». Кроме того, Распутина обвинила бывшего мужа в том, что он спал… с их дочерью! Ермаков решил отстаивать свое честное имя в суде. Он утверждает, что пришел на шоу лишь для того, чтобы решить квартирный вопрос их общей с Распутиной дочери Лиды. Девушка несколько лет содержится в психиатрической больнице. По словам Ермакова, Распутина обманом заставила дочь переписать на себя квартиру. "Только звезды" позвонили Владимиру Ивановичу, чтобы разобраться в ситуации…

- Владимир Иванович, вы подали в суд на бывшую жену Машу Распутину. Надеетесь, что справедливость восторжествует?

– Я хочу в это верить. Я двадцать лет на нее работал, при разводе отдал Маше все заработанное до копейки, в том числе и сам бренд «Маша Распутина», который я создал. Благодаря этому она может петь наши песни и зарабатывать. У меня сейчас нет ничего. Но не подумайте, что я от Маши хочу получить денег – нет! Я хочу, чтобы она вспомнила о таких понятиях, как честь и достоинство, и просто извинилась передо мной. Мне обидно, что Маша совсем забыла о дочери. Однажды Лида к ней приехала уже под вечер, а ее даже на порог не пустили. Вышла служанка, сунула ей тысячу рублей и захлопнула дверь. И дочке пришлось идти ночью по полю до станции…

– Говорят, что после съемок программы Распутина приехала к Лиде в больницу и увезла ее. Это так?

– Да, они ее забрали. Я уже месяц не видел дочь. До Маши я не могу дозвониться – у меня нет ее номера. Я не знаю, хорошо ли Лидочке в новом доме, как с ней обращаются. Я всегда ей говорил, что если мама ее заберет, то чтобы она ей во всем помогала, не спорила с ней. «У нее, Лида, теперь другая семья, – говорил я ей. – Ты уж там себя поскромней веди». А сейчас они ее забрали, чтобы дочка ничего лишнего не говорила. Я не нахожу себе места после того, как узнал, что Лиду увезли. Поймите, дочь крайне редко гостила у Маши, но никогда не оставалась у нее жить – всегда возвращалась ко мне. Она говорила, что мама не хочет ее видеть. А сейчас, выходит, Распутина вдруг захотела увидеть дочь…

– Это связано с квартирой, которую якобы Лида переписала на Машу?

– Так и было на самом деле! Однажды Лида вернулась от Маши и сказала, что поругалась с мамой. Я спросил, что случилось.  «А я ей квартиру отдала. Она мне сказала, что если я так сделаю, то потом буду жить с ней», – ответила мне Лида. Так дочка осталась без квартиры. Потом выяснилось, что прописана она, оказывается, чуть ли не в каком-то сарае в Сергиевом Посаде, где вместе с ней прописаны больше тысячи человек! Это все дело рук Маши. Конечно, она сама никого не прописывала, но это было сделано с ее согласия. Затем нашли организацию, которая продает адреса для бомжей, алкоголиков. Именно они и сделали прописку для Лиды.

– Подождите, как Лида могла отписать квартиру Распутиной, если ваша дочь много лет провела в психиатрической больнице?

– Вы правы! Лида – больной человек, и ее подпись на документе на квартиру недействительна. Видимо, поняв это, Маша с мужем ее  быстренько из больницы забрали. До этого они десять лет о ней не вспоминали! Только два раза приезжали к Лидочке. Я как-то поехал посмотреть, кто живет в Лидиной квартире. Открывает мне дверь мужик какой-то, я спрашиваю у него: «У кого вы купили квартиру?» Он мне гордо так отвечает: «У Маши Распутиной».

– Для «Пусть говорят» Лида не дала интервью. Это было ваше решение?

– Малахов хотел поговорить с Лидой, но я сказал, что она в больнице и разговаривать с моим ребенком я ему не дам. Лида сказала, что не хочет общаться с прессой. «Ко мне мама не приезжает, потому что думает, что мы про нее говорим неправду», – сказала мне дочь. Малахов пообещал, что поможет Лиде купить квартиру. Он сказал, что расскажет нашу историю бизнесменам и те дадут денег. Но он нас обманул. Этот человек ничем не гнушается…

– Как, впрочем, и сама певица…

– Когда мы решили развестись, я отдал Маше все нажитое за двадцать лет совместной жизни, одолжил 250 тысяч долларов на клип. Позже я сделал для Маши еще три ролика. Мы с ней договорились: пусть у нас будут разные семьи, но я останусь ее продюсером.

– Вы стали первым продюсером Распутиной. С вашей помощью она записала свои главные хиты. Вам, наверное, много пришлось потрудиться, чтобы сделать из нее звезду?

– Я девять лет учил ее буквально всему: как ресницы красить, стоять на сцене, какую одежду носить – в общем, все. Мы познакомились в 80-м году и только в 89-м записали песню – у Маши уже появился ее узнаваемый, неподражаемый голос. Когда она приехала из своего сибирского поселка, у нее был обычный, тоненький такой голос, а я девять лет его ставил. Все деньги, что я заработал, отдал на записи, раскрутку, на зарплату музыкантам. Я не переставал учить ее музыке. Если слышал интересную песню по радио, звал ее: «Слышишь, какая нота? Учись!»

– Владимир Иванович, а отец Распутиной, который по-прежнему живет в сибирском поселке, знает о вашей беде? Он пытался поговорить со своей дочерью?

– Насколько я знаю, он с Машей сейчас почти не общается. Но когда мы с Распутиной были женаты, он часто навещал нас, Лиду. Маша все время ругалась с отцом. Он ее называл Аллой – это ее настоящее имя. А Распутина кричала: «Я не Алла, а Маша!» Лида любит дедушку. Шесть лет назад она ездила к нему в гости в Сибирь.

– Почему Распутина никогда не рассказывает о своей маме? Что стало с ней?

– Мама Маши не увидела, как та стала звездой. Она умерла в 51 год. Организм не выдержал нагрузок. Она была очень… нервной, вспыльчивой, совсем как Маша. Переживала из-за всего: когда Маша была маленькой, их семья часто переезжала, потом еще Маша решила уехать в Москву – видимо, все эти нервы копились годами и привели к такому печальному итогу…

– Сегодня вы довольны репертуаром певицы Распутиной?

– Конечно, нет. Даже когда мы с ней расстались, я все равно оставался ее продюсером. Сейчас у меня для нее готовы три шлягера. Если мы с ней когда-нибудь помиримся, я, конечно, отдам их ей. Это стопроцентные хиты! Слова написала группа авторов, для аранжировки я пригласил знакомых музыкантов. Я – везучий человек. Судьба сталкивала меня с такими поэтами, как Леонид Дербенев, который написал для Маши первый хит «Отпустите меня в Гималаи».

– Удивительно, что уважаемый поэт Дербенев согласился написать песню для начинающей певицы…

– Леонид Петрович чаще всего сюжеты к песням брал из головы, но когда мы с Машей пришли к нему в гости, я попросил его: «Представьте, что она приехала из Сибири в Москву, вокруг нее завистники, мошенники. И она хочет вырваться из этого мира, уехать куда-нибудь в горы, например в Гималаи». Так и появилась песня. Я не приукрашивал, когда говорил Дербеневу про интриги вокруг Маши. Она тогда была звездой, а по сборам обогнала даже саму Аллу Пугачеву. Поэтому, конечно, у нас было полно врагов. Мы гастролировали по всей стране, нас приглашали за рубеж – Германия, Австралия, Голландия аплодировали нам стоя. К нам в Голландию специально прилетел представитель канадского консульства, нам оформили визу за два часа, и вскоре Маша уже выступала в Канаде. А сейчас ей, видимо, невыгодно об этом вспоминать. Когда я читаю сегодня интервью Маши, смеюсь до слез. Потому что она говорит, что приехала в Москву и сразу стала звездой. А девять лет моей работы она словно вычеркнула…

– Новый облик Маши поразил всю страну. Как вы отнеслись к изменениям в ее внешности?

– Когда я увидел Машу после пластики, то был в шоке! Не надо ей было этого делать. Я говорю это не только как бывший муж, но и как продюсер. Эти изменения  внешности невыгодны в коммерческом плане. Но, видимо, ее новый продюсер этого не понимает…

– В этот непростой для вас период кто из артистов оказал вам помощь?

– Я не хочу называть имена, но поверьте, мне позвонили очень известные музыканты. Я это очень ценю. Жаль, что Филипп Киркоров не встал на мою сторону. Ведь в начале 90-х они с Машей выступали вместе. Одно отделение концерта пел он, второе – Маша. Он тогда был еще молодым, я старался ему помочь, давал советы по имиджу. Конечно, Филипп и Маша ссорились. Когда Дербенев сочинял хорошую песню и отдавал ее Маше, Филипп звонил ему и просил не делать этого. Однажды, не спросив Дербенева и Машу, Киркоров взял одну песню из репертуара Распутиной и спел ее. Мы позвонили Леониду Петровичу: «Что же это получается, мы вам деньги заплатили за песню, а вы ее Киркорову отдали». Дербенев был в шоке: «Ничего я ему не отдавал!» Пришлось ему самому звонить на телевидение и говорить, что у Киркорова нет прав на его песню.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

13:06, 10 Декабря 2016
В Астрахани работают магазины, в которых покупатели могут «перехватить до зарплаты» продукты, узнал Sobesednik.ru
»
13:00, 10 Декабря 2016
8 декабря в Москве трое неизвестных, пытаясь украсть банку энергетика из «Пятерочки», ударили ножом охранника
»
12:25, 10 Декабря 2016
Мел Гибсон против избалованного реализмом зрителя: обозреватель Sobesednik.ru — о фильме «По соображениям совести»
»