10:00, 06 Августа 2013 Версия для печати

Пугачева вызвала землетрясение в Румынии

Для продюсера некогда популярной в 80-е рок-группы «Круиз» Матвея Аничкина громкие имена Аллы Пугачевой, Филиппа Киркорова и многих других – лишь имена в потрепанной телефонной книжке. Те, кто кажется нам небожителями, для него – близкие друзья, с которыми пережито немало.

Об этом Матвей Семенович впервые решил рассказать.

– Недавно приезжала Лада Дэнс, я ее продюсировал одно время. Она сказала, что песню «Я влюбилась в президента» спела практически перед всеми главами государств. Только один Гейдар Алиев сказал: «Послушай, какого президента ты имеешь в виду?», – шутит Аничкин, паркуя свою машину.

Он радуется, что продолжает близко общаться с теми артистами, с которыми его когда-то развела судьба.

– Из моей группы «Тет-а-тет» вышел Иракли. Помню, как он попросил, можно ли ему пойти на «Фабрику звезд». Тогда мы уже договорились, что уйдем в свободное плавание. А все началось с моего сына Льва. Когда ему было 13 лет, мы записали первый трек – «Синие глаза». Я показал его Борису Зосимову, который в то время был президентом MTV. Он воодушевился, говорит, это класс и в России песня может стать хитом, но исполнять ее должен бойз-бенд, то есть мальчиковая группа. Я понял, что одному Льву песню не потянуть, и создал «Тет-а-тет», куда и попал Иракли. Мне нужны были ребята, умеющие танцевать, – он подошел идеально. Я хотел сделать русский вариант популярных тогда западных групп Bakstreet Boys и N-Sync, то есть Иракли стал этаким грузинским Джастином Тимберлейком. Потом появилась Ариана. Помните, она еще вместе с Сашей Маршалом пела песню из спектакля «Юнона и Авось» «Ты меня никогда не забудешь»? Она сейчас замужем за моим сыном (свадьба была у них очень красивая – выше всяких похвал), работает в Нью-Йорке, недавно записала трек с известным американским диджеем.

– Ариану одно время даже сравнивали с Аллегровой, из-за чего Ирина Александровна страшно злилась...

– С Аллегровой мы встретились на ее юбилее в прошлом году, вспомнили молодость, как она пришла ко мне в ансамбль «Молодые голоса» в далеких 70-х. Ко мне привели симпатичную стройную девушку, а я тогда срочно искал солистку – предыдущая забеременела и поехала устраивать свою судьбу. Мне порекомендовали Аллегрову. Поначалу она пела у меня «фирму», так раньше называли песни на английском языке, в ее репертуаре не было ничего от советских композиторов, ура-патриотические песни она не жаловала. Например, популярную в те годы песню Killing Me Softly («Убей меня нежно») Роберты Флек она исполняла в таком антураже, что мы все просто немели от восторга: Ирочка садилась за рояль, зажигали свечи!

В общем, на этой волне мы быстро нашли общий язык. Потом у них произошла любовь с нашим пианистом Владимиром Блейхером, и спустя какое-то время они оба ушли из моего коллектива, поскольку Ира решила делать сольную карьеру. Но расстались мы мирно, мало того – я ей безмерно благодарен, что она ушла. Не смейтесь, объясняю: на ее место пришла другая девушка, Ира Грачева – моя будущая жена, с которой я состою в браке уже 35 лет.

– Неужели расстались безболезненно?

– У нас очень удачно совпало. Она созрела для сольной карьеры, а я для того, чтобы переформатировать группу под рок-формат, который всегда меня прельщал. Конечно, в подкорке были опасения. Вскоре была создана группа «Круиз», песни которой бабахнули на всю планету, тогда-то я и понял, что решение было правильным. К тому же, возвращаясь к Ире и ее уходу из «Молодых голосов», она ведь была не солисткой, а одной из многих. Помимо нее, у нас работали еще одна барышня и двое ребят...

– Когда вы с Аллегровой увиделись в следующий раз?

– Думаю, в 1993 году, когда я ей организовал тур по Израилю, который, кстати, прошел блестяще. Народ на нее валом валил, она еще тогда не была «императрицей», но уже призывала угнать любимого! На тот момент она уже была в разводе с Блейхером, но завязывался роман с кем-то другим. Имени счастливца не назову, поскольку не слежу за бойфрендами Ирины. В следующий раз мы с ней встретились год назад на праздновании ее юбилея, как я уже говорил, она пригласила меня в одну из программ, посвященных ей, на одном из центральных каналов. Я был приятно удивлен, когда увидел там и Володю Блейхера. Слышал, что Ира ему помогает, потому что Володя не нашел себя в современном шоубизнесе. Такое поведение достойно похвалы, Аллегрова – девушка с понятиями.

– Вы так нежно говорите про Аллегрову, смотрите, как бы не взревновала вас Алла Борисовна!

– О! С этой великой женщиной нас связывает многолетняя дружба, которую я бы разделил на несколько периодов. Первый связан с рок-группой «Круиз». Несмотря на то, что мы были суперпопулярными, надо было очень-очень сильно прогибаться перед нужными людьми. Делать нам этого не хотелось, поэтому приходилось привлекать танки и бульдозеры. Одним из таких танков стала Алла Пугачева. Как сейчас помню: сдавали программу в Одинцово (нам даже не разрешили сделать это в центре Москвы!), и Алла Борисовна поехала в эту глушь со своим тогда еще мужем Евгением Болдиным, чтобы нас поддержать! Уже тогда она имела имя и статус, с которыми трудно было спорить, и она нас защитила, за что я всю жизнь буду ей благодарен.

– А как вы вышли на нее, ведь вы из разных сфер: Алла Борисовна – из попсы, вы – из рока. Где нашли точки пересечения?

– В те годы музыкальная среда была сродни братству, не то что сейчас. Тогда музыканты были музыкантами, надо было заканчивать музучилище и уметь отличать ре минор от фа минор. А поскольку все были одинаково небогаты, то разговаривали о музыке, тогда как сейчас разговор ведется только о бабках и о корпоративах. Меня спрашивали, что ж я, мол, не сделал с Аллой и «Круизом» совместную программу. Но я не очень представлял, как можно объединить Пугачеву с ее балахонами и наше тяжелое рок-звучание. Сегодня, думаю, я бы что-нибудь придумал.

– Алла Борисовна не предложила вам перейти к ней под крыло? Тогда бы у вас никогда не было проблем с художественными советами.

– Такого предложения нам не поступало. Про Аллу скажу (и это не потому, что мы с ней дружим много лет), что я не знаю лучшего продюсера, чем Пугачева, для певицы Пугачевой! Алла обладает потрясающим чутьем на таланты, благодаря ей ведь до сих пор выступают и здравствуют Филипп Киркоров, Володя Кузьмин, Александр Буйнов, «А-Студио» и многие-многие другие.

– Вы ведь были одним из первых, кто организовал концерт в помощь пострадавшим от Чернобыля...

– Это был 1986 год, концерт назывался «Счет 904», был действительно открыт счет, на который можно было перечислять деньги пострадавшим. Тогда впервые в Москве на одной сцене выступили все рок-группы страны. Главным режиссером стала Алла Пугачева, я был вторым режиссером.

– Как вы отреагировали на желание Аллы Борисовны сразу после трагедии поехать в Чернобыль?

– Она – героиня! Артисты не всегда поступают так, как велит им здравый смысл, достаточно импульса «Поехали, надо!», и они едут! Сколько я знаю таких примеров, когда артист по велению души ехал в Чечню или Афганистан. Яркий пример – Иосиф Кобзон. Я не знаю другого человека, который бы полез в окопы, а он это делал.

– Как вы встретились с Аллой Борисовной после?

– О, это был волшебный период ее романа с Володей Кузьминым. Я о том, что Вова пришел на место Жени Болдина, не знал, для меня этот переход был слишком резким. Помню, сидели мы у нее дома на Тверской, выпивали-закусывали, но все быстро кончилось, Алла начала жаловаться, что хочет есть. Тогда, понятное дело, ни о каких круглосуточных ресторанах речи не было. Я позвонил своей жене и сказал, что сейчас к ней приедет ватага голодных артистов, которых надо чем-то накормить. Супруга не испугалась и быстро организовала нам пироги.

Пугачева легко согласилась поехать к нам в Отрадное, чтобы поесть. Но сложность была в том, чтобы пройти незамеченной мимо ее сумасшедших фанатов, которые дежурили у дома. Как мы ни пытались, ничего не вышло, и за нашей машиной они все же гнались, размахивая огромным букетом алых роз. Засиделись у меня до утра, и только тогда я стал обращать внимание, что между Аллой и Кузьминым явно что-то большее, чем просто дружба, они так держались за руки, так смотрели друг на друга, стало понятно, что там любовь-морковь. Я подумал, что Алла, как девушка серьезная и обстоятельная, свои отношения рано или поздно раскроет. Так и случилось, но позже.

А пока часов в пять утра нам стали барабанить в дверь милиционеры, которых вызвали соседи, возмущенные нашими шумными посиделками. Я их понимаю: Отрадное в те годы – типичный спальный район, а тут мы со своими импровизациями на рояле. Едва я открыл дверь, на меня накинулись сотрудники правопорядка: «Как вам не стыдно! Покажите документы!» Алла, поправив волосы своим фирменным жестом, тихо сказала: «Мотенька (так она меня зовет до сих пор), я сейчас все решу» и вышла в коридор. И там наступила абсолютная тишина. Только один из стражей крепко выразился, но, видимо, от переизбытка чувств. Оно и понятно: это сейчас артисты стали немного доступнее, а тогда это были боги, которые спят на облаках. И тут – Пугачева в Отрадном!

Алла как ни в чем не бывало начала их приглашать в гости: «Ой, ребята, да вы заходите, сейчас мы нальем по 50 грамм». Ребята выпили, нашли блокнот и ручку для автографов, которые Алла милостиво раздала. И только уходя, эти молодцы вспомнили, зачем приходили. «Только, пожалуйста, не так громко», – всего лишь попросили они и ушли, ошалевшие.

– А что это за история, когда Пугачева якобы вызвала землетрясение в Румынии?

– Дело было в городе Херсоне, где я ставил дипломную программу «Рокопанорама», там выступали Кузьмин, «Круиз» и многие другие. Алла приехала в город инкогнито – поддержать Кузьмина. Она не хотела, чтобы прознали о ее визите, но куда там! «Сдали» ее, как я сейчас подозреваю, горничные, и уже скоро Херсон гудел – приехала Пугачева! Что началось, вы не представляете: ее искали по городу, дежурили у гостиниц, в общем – дурдом!

А потом на концерте вдруг со своего места встала какая-то женщина с ярко-рыжими волосами и попала в свет прожекторов. Артисты были забыты! Все зрители как по команде повернулись и выдохнули: «Алла!» Кто-то уже хотел было рвануть к тому месту, где сидела эта несчастная, но потом пригляделись и успокоились – не она.

Пугачева тем временем сидела в рубке, откуда смотрела концерт. Чтобы ее не узнали, она специально надела большие очки, широкую шляпу. Но камуфляж не помог, потому что уже вечером около главной гостиницы собрались порядка тысячи человек, которые начали скандировать: «Алла, спой!» Что остается делать? Я поставил два торшера, чтобы осветить их с Кузьминым, потому что понимал: либо они споют, либо другие постояльцы вызовут милицию. Включил старенький магнитофон с песней «Две звезды» и попросил Аллу: «Ты выйди, успокой их, скажи, что споешь, но потом они должны разойтись». Пугачева вышла, лишь руку подняла, как повисла гробовая тишина.

Вот тогда я стал свидетелем магии! Она в тот момент по-настоящему управляла толпой. «Мои дорогие, – начала она. – Я приехала не с концертом, здесь в гостинице живут хирурги, мне неудобно перед ними, поэтому давайте я спою одну песню, и вы разойдетесь». Народ начал было аплодировать, но рука Аллы снова взмыла вверх – и опять тишина. Она спела «Две звезды», и люди почти безропотно разошлись. Но на этом приключения не закончились.

Тем же вечером, уже после импровизированного концерта, мы сидели в номере с моим братом, и вдруг я вижу, как люстра начала ходить ходуном. Мы выбежали на улицу, Алла – следом, слышим, как Александр Рузов кричит, кажется, одному из ее музыкантов, который забрал коробку с драгоценностями: «Брюлики береги!» То есть Алла еще вызвала землетрясение!

Ну, Алла Борисовна, по-моему, не только стихиями управляет, но и мужскими сердцами!

– Расскажу историю, как Филипп специально приезжал ко мне в Германию, умоляя его с Аллой помирить. В тот момент между ними пробежала черная кошка, они разругались. Когда Киркоров приехал ко мне, на нем лица не было: бледный, просто почерневший от горя, начал просить: «Пожалуйста, она тебя всегда слушает, помири нас!»

Я взялся помочь ему. В следующий свой приезд в Москву заглянул к Пугачевой на огонек, начал расспрашивать про Филиппа, но Алла про него и слушать не хотела. И вдруг – как гром среди ясного неба – я узнал про их помолвку и венчание в Иерусалиме. Потом она мне рассказала, как все получилось: он ей позвонил поздравить с Рождеством. «Алла, вы же знаете, я вас так люблю!», а та и сказала: «Любишь – женись!»

– Александр Маршал вам тоже до сих пор благодарен. На каждом концерте говорит вам спасибо. А за что, интересно узнать?

– Мы сидели, выпивали в моем доме в Беверли-Хиллз. Тогда у него пошла в жизни какая-то черная полоса: из «Парка Горького» ушел Николай Носков, умер менеджер, который им очень помогал. И я ему сказал: «Саша, подойди к зеркалу, кого ты видишь?» «Я вижу усталого музыканта». Я поправил: «А я вижу красавца, при виде которого барышни от 30 до бесконечности при должном репертуаре, конечно, будут получать удовольствие. Вали в Россию!»

И чувствовалось, что он давно над этим размышлял, но ему нужен был толчок. Так что в какой-то степени с моей подачи он вернулся в страну. Сейчас экспериментирует с музыкой, чему я очень рад. Я современный продюсер и врубаюсь во все модные течения от хипстеров до даб степов, знаю многие музыкальные и диджеевские направления. Сейчас являюсь продюсером и генеральным директором студии BitrateStudio – это база, где есть помещение для репетиций, у нас записываются рок-группы, коллективы хеви-метал, но также и девушки, исполняющие лирические произведения.

Я закончил ГИТИС с отличием по специальности «режиссура» и выступал на сцене в качестве клавишника в первом составе «Круиза», но потом понял, что надо искать своим способностям другое применение, поскольку на сцене должны быть стройные, желательно патлатые красавчики, а я в этот формат не вписываюсь. Я нашел себе замену в лице Сергея Сарычева, который уже больше тридцати лет живет в Штатах.

Я же стал режиссером наших концертов. Чего греха таить, нам было очень лестно, когда наших гитариста и барабанщика называли лучшими в стране. Приятно, черт возьми! Мы с моим бизнес-партнером Юрием Чернавским, который написал культовую песню для фильма «Асса» «Здравствуй, мальчик Бананан», всерьез думали, что если создать идеальные условия для артистов, то они будут записывать классные песни, а мы потом сможем зарабатывать. Именно под этим лозунгом у нас записывались «Любэ», Олег Газманов, «Мираж», Сергей Минаев.

Но вскоре мы увидели, что стоило только какому-то дяде поманить пальцем и пообещать больше денег, как артист кидал нас. И взыскать с него ничего было нельзя, потому что тогда не было ни контрактов, ни договоров. Тогда с певца можно было взять разве что штаны – другого имущества не было.

– Не махнули рукой на музыку после этого?

– Ну почти. Мы поступили с Юрой Чернавским еще забавнее: решили поиграть в капиталистов и переехали в Западный Берлин, где приобрели гостиницу и ресторан. Один из этажей отеля оборудовали под студию, оснастив самым крутым по тем временам оборудованием. Но бизнес продержался год, Юра остался в Германии, а я решил переехать в Штаты, попытать счастья в самом Голливуде. Прожил там несколько лет и полтора года назад вернулся в Россию.

Анна Светлова 

Читайте также:

Алла Пугачева впервые прокомментировала состояние своего здоровья

Алла Пугачева готовится бросить Максима Галкина

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

00:09, 10 Декабря 2016
Выпускающий редактор Sobesednik.ru Александр Минайчев — об итогах протестных событий пятилетней давности
»
00:01, 10 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Михаил Осокин – о проникновении «Закона Божьего» в школьное образование
»
22:04, 09 Декабря 2016
Ежегодно зимняя хроника ЧП пополняется историями о пострадавших от сосулек, напоминает Sobesednik.ru
»